Аксаковы. Елена Жадько.100 великих династий.

Елена Жадько.   100 великих династий



Аксаковы



загрузка...

Писатели-патриоты

Писатели Аксаковы происходили из древнего дворянского рода и прославились своей любовью к Родине, которая проявлялась как в повседневной жизни, так и в литературных произведениях, будь то стихотворения или повести, серьезное научное исследование или газетная передовица.

Тимофей Степанович Аксаков служил прокурором Верхнего земского суда в Уфе, а его отец вместе с семьей и крестьянами перебрался в Оренбургскую губернию из Симбирской и обосновался в имении Новое Аксакове.

У Тимофея Степановича было двое детей — дочь и сын Сергей. Сережа поступил в Казанскую гимназию в 1801 году, а в 1805 был принят в только что открытый Казанский университет.

В университете у Сергея Тимофеевича обнаружился интерес к литературе и он попробовал сочинять сам. Его первые стихотворные произведения были напечатаны в студенческом журнале. В 1807 году С. Аксакова приняли в «Общество вольных упражнений в российской словесности» при университете. Увлекался он и театром, принимал участие в студенческих спектаклях, а попав на спектакли гастролировавшего в Казани П.А. Плавилыцикова, он просто «заболел» театром.

Приехав в 1808 году в Петербург, Сергей Тимофеевич поступил на службу в комиссию по составлению законов. Но его интересы сосредоточивались на литературе и театре — и в этом кругу молодой Аксаков быстро завел обширные знакомства. В это же время в столице состоялся его литературный дебют: журнал «Русский вестник» напечатал басню С. Аксакова «Три канарейки». Занимался он и переводами: «Школа мужей» Ж.-Б. Мольера, «Филоктет» Софокла по французскому переводу Лагарпа.

В 1816 году Сергей Тимофеевич женился на Ольге Семеновне Заплатиной, дочери суворовского генерала, и его семья стала быстро расти: сын Константин, дочь Вера, еще сыновья — Григорий и Иван. Всего у Аксаковых было десять детей. Родители уделяли большое внимание их воспитанию, отношения в семье все были очень теплыми, а атмосфера пропитана духовностью и любознательностью.

Весной 1821 года С.Т. Аксакова избрали в действительные члены «Общества любителей российской словесности» при Московском университете. С 1826 года Аксаковы стали постоянно жить в Москве.

Сергей Тимофеевич устроился цензором в Московском цензурном комитете. Во времена реакции требования к его работе были очень высокими, и избежать ошибок было невозможно. Так, в 1832 году разразился скандал из-за пропущенной Сергеем Тимофеевичем книжки И. В. Проташинского «Двенадцать спящих будочников». Дело дошло до царя, и Николай I отстранил Аксакова от цензорской должности.

С 1833 года бывший цензор стал инспектором Константиновского землемерного училища, при преобразовании которого в Межевой институт он стал его первым директором (1835–1838).

Но по-прежнему круг интересов Аксакова составляли литература и театр. В доме установился день дружеских встреч друзей, так называемые «аксаковские субботы», на которых бывали М.Н. Загоскин и А.И. Писарев, М.П. Погодин и Н.И. Надеждин, М.С. Щепкин и П.С. Мочалов, М.Г. Павлов. Бывал у Аксаковых и Н.В. Гоголь.

Вершиной раннего творчества С.Т. Аксакова стала небольшая повесть «Буран», в которой наметилась характерная для писателя манера описания переживаний человека через его восприятие природы, переданное в биографическом аспекте.

Появлявшиеся впоследствии книги развивали мастерство писателя. Огромный успех имели «Записки об уженье рыбы» (1847), побудившие автора написать «Записки ружейного охотника Оренбургской области» (1849).

Пятидесятые годы стали для Сергея Тимофеевича тяжелым испытанием. Он болезненно пережил смерть Гоголя. Болью в его сердце отозвалось и поражение русских войск в Восточной войне 1853–1855 гг. Но несмотря на все огорчения и потери, Сергей Тимофеевич упорно работает, и в период с 1856 по 1858 г. выходят книги, с которыми, он, собственно, и вошел в историю литературы: «Семейная хроника», «Детские годы Багрова-внука» и «Литературные и театральные воспоминания». Кроме художественных и литературных достоинств они обладают ценностью и как исторические документы.

В последний год жизни С.Т. Аксакова увидели свет «Собирание бабочек» и «Встречи с мартинистами». Умер Сергей Тимофеевич Аксаков в Москве в ночь на 30 апреля 1859 года. Особенно тяжело переживал смерть отца старший сын, Константин Сергеевич, который на нервной почве даже заболел чахоткой.

Константин Сергеевич, как и отец, рано почувствовал позыв к творчеству. Свои первые стихи он написал лет в 10–12, а в 15 он уже дебютировал в печати.

В 1832–1835 гг. он учился в Московском университете на словесном отделении и входил в кружок студентов и молодежи, объединившихся вокруг Н.В. Станкевича. Уже тогда он готовился к участию в общественной деятельности. Входивший в кружок Станкевича В.Г. Белинский привлек К.С. Аксакова к сотрудничеству в газете «Молва» и журналах «Телескоп», «Московский наблюдатель» и «Отечественные записки».

Это было время увлечения Константина Сергеевича немецким романтизмом, поэтикой видений, грез и тайн. Он отдал дань традиции романтиков, посетив Германию и Швейцарию в 1838 году, а вернувшись, увлеченно переводил немецких поэтов.

Жизнь Константина Сергеевича перевернули две прочитанные им статьи — «О старом и новом» А.С. Хомякова и «В ответ А.С. Хомякову» И. В. Киреевского. Аксаков забросил свои переводы и включился в полемику, став одним из идеологов славянофильства. Пропагандируя свои идеи, он даже в одежде отказался от всего, принесенного с запада — сюртуков, шляп, фраков… Он сшил себе длиннополый зипун «святославку» и головной убор «мурмолку» и отпустил бороду, считая, что она «есть часть русской одежды». Одеваясь таким образом, он стал появляться в обществе, а иногда надевал еще сапоги и красную рубаху. Общественный резонанс был огромен. Молодые люди стали наряжаться в «мурмолки» и отращивали бороды. Однако «мурмолки» царили недолго: в 1849 году правительство, напуганное революционным движением в Европе и усмотревшее во внешних проявлениях известный образ мыслей, специальным циркуляром запретило дворянам ношение бород, а с братьев Аксаковых были взяты специальные расписки, в которых они обязывались не появляться в общественных местах «в русской одежде».

У славянофилов были большие трудности с изданием своих произведений, и многие из них ходили в списках. Константин Сергеевич увидел выход в преподавательской деятельности, считая, что с кафедры он сможет донести свои идеи до общественности. Для исполнения задуманного он защитил на степень магистра русской словесности диссертацию «Ломоносов в истории русской литературы и русского языка». Но в Московском университете места на кафедре не оказалось, а от места в Киевском университете он решительно отказался, т. к. одна мысль о возможности разлуки с родителями была ему невыносима.

Чтобы иметь возможность хоть каким-то образом выразить свои мысли, обратился к русской истории и ее древнейшему периоду: «Родовое или общественное явление было „изгой“?», «О древнем быте у славян вообще и у русских в особенности», «О состоянии крестьян в Древней, Руси»; занимается филологическими исследованиями («О русских глаголах»).

После смерти Николая I цензура несколько ослабла, и славянофилы получили разрешение издавать журнал «Русская беседа» и газету «Молва», активным сотрудником которых стал Константин Сергеевич — Аксаков. Его публицистическая деятельность была яркой, но непродолжительной. «Русская беседа» незаметно «умерла», а «Молву» закрыли после язвительной статьи К.С. Аксакова «Опыт синонимов. Публика — народ».

Константин Сергеевич снова занялся филологией, увлеченно работая над «Опытом русской грамматики» и считал этот труд главным делом своей жизни. К сожалению, «главный труд» не был закончен, т. к. вскоре после смерти отца до того полный сил и имевший богатырско телосложение Константин Сергеевич начал таять на глазах и спустя всего полтора года умер на острове Занте. Иван Сергеевич перевез его тело в Москву, и прах Константина Сергеевича был похоронен в Москве рядом с отцом.

Иван Сергеевич Аксаков был третьим сыном Сергея Тимофеевича. Он закончил Петербургское Императорское училище правоведения, где готовили кадры для министерства юстиции, и поступил на службу в Уголовный департамент Московского сената. Он очень серьезно относился к своим обязанностям, работая по 16–17 часов в сутки. Но даже при таком каторжном труде он находил время для сочинительства (писал стихи) и исполнения сыновних обязанностей. Иван Сергеевич был преданным сыном и никогда не забывал о родителях. Даже находясь в отъезде, он каждые три дня писал им письма, в которых подробно рассказывал о том, где был, с кем встречался, что обратило на себя его внимание. Письма и стихи были как бы своеобразной отдушиной для него в рутине служебных дел.

Летом 1846 года Иван Сергеевич попытался опубликовать сборник своих произведений, но когда увидел, что сделал с его творениями цензор, понял, насколько он был наивен. В дальнейшем он печатал отдельные стихотворения в славянофильском «Московском литературном и ученом сборнике», в «Современнике». Его поэзия носила ярко выраженный гражданский характер и явилась предвозвестницей поэзии Н.А. Некрасова.

В 1849 году Ивана Сергеевича арестовали по подозрению в участии в тайном обществе, но никакого общества не обнаружили и, продержав Аксакова четыре дня под стражей, отпустили под негласный надзор полиции. Чтобы у Ивана Сергеевича не было времени и возможности славянофильствовать и осуждать столичное общество, ему нашли работу скучную и сложную: провести ревизию всего городского хозяйства Ярославской губернии, дать полное статистическое и топографическое описание недвижимого имущества и поземельной собственности, состояния служб, бюджета, промышленности, ремесел, делопроизводства и т. д. На выполнение этого задания ушло два года.

В январе 1851 года Аксаков был вынужден объясниться с министром внутренних дел по поводу своей поэмы «Бродяга», результатом которого стала отставка Ивана Сергеевича, навсегда расставшегося с государственной службой.

В 1852 году он издает первый том «Московского сборника» и отрывки из «Бродяги». Обе публикации вызвали недовольство цензуры, второй том сборника запретили, а рукопись конфисковали. Аксакову было лично государем велено представлять свои произведения в Главное управление цензуры в Петербурге, что было равносильно запрету печататься.

В 1853 году по просьбе Географического общества описать украинские ярмарки Иван Сергеевич уехал на Украину, где провел почти год.

«Исследование о торговле на украинских ярмарках» было удостоено большой медали Общества и «половинной» премии Академии наук. Во время Крымской войны, 18 февраля 1855 года, Аксаков записался в Серпуховскую дружину Московского ополчения, с которой дошел до Бессарабии, но принять участия в боевых действиях ему не довелось.

В 1857 году Иван Сергеевич поехал за границу, был в Мюнхене, Париже, Неаполе, Берне, Цюрихе. Тайно он посетил Лондон, где встретился с Герценом, и в последующие годы в герценовских изданиях появлялись статьи Ивана Сергеевича за подписью «Касьянов».

Вернувшись на родину, Иван Сергеевич издавал журнал «Русская беседа» и газету «Парус». Но журнал выходил нерегулярно, а «Парус» закрыли после выхода второго номера. В январе 1860 года Иван Сергеевич отправился в путешествие по славянским странам.

Вернувшись, он активно включился в общественную жизнь России: издает газеты «День» и «Москва», пишет для них передовицы, охватывая весь круг проблем внешней и внутренней политики правительства. Издание этих газет было нерегулярным и в конце концов прекратилось.

В 1872–1874 гг. И.С. Аксаков был председателем «Общества любителей российской словесности» при Московском университете. Он возглавлял «Московское славянское благотворительное общество», непосредственно участвовал в оказании помощи Сербии и Черногории, воевавших против Турции. С началом русско-турецкой войны 1877–1878 гг. он помогал болгарским дружинам, собирал средства для приобретения и переправки им оружия.

На собрании «Московского славянского благотворительного общества» Иван Сергеевич позволил себе резко критиковать решения Берлинского конгресса и позицию на нем русской делегации, за что сам Аксаков незамедлительно был выслан из Москвы, а славянские благотворительные общества — распущены.

Вернувшись из ссылки, он издавал газету «Русь», в которой выступал как публицист и литературный критик, но сердце его не выдержало накала борьбы, и 27 января 1886 года Иван Сергеевич Аксаков скончался.

Славянские народы высоко оценили деятельность И.С. Аксакова: его именем названы улицы в Софии и Белграде.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2490


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы