Истоки государства Османов. Рустан Рахманалиев.Империя тюрков. Великая цивилизация.

Рустан Рахманалиев.   Империя тюрков. Великая цивилизация



Истоки государства Османов



загрузка...

В конце 1270-х гг. на северо-западе Анатолии возникло владение, вошедшее в историю как бейлик Османов – по имени предводителя тюркской племенной группы. «Анатолия» или «Восток» – так греки называли в античное время обширную страну посреди Малой Азии, «Анадола» – так называли ее древние тюрки, поселившиеся на этой территории в III в. до н. э. Анатолия расположена в том месте, где сходятся три части света – Европа, Азия и Африка, и является естественным мостом, соединяющим Балканы со странами Ближнего и Среднего Востока. Такое положение всегда благоприятствовало ее экономическому и культурному развитию: через нее шло большинство путей сообщения между Востоком и Западом, что способствовало, в числе прочих причин, расцвету таких держав древности и Средневековья, как Хеттское царство, Византийская империя, государство Сельджуков Малой Азии и, наконец, Османская империя.

По преданию, кочевники-огузы, часть племени кайыг, мигрировали в Анатолию из Центральной Азии. Они кочевали в Малой Азии в районе Караджадага, к западу от нынешней Анкары, а затем перебрались в районы Ахлата, Эрзерума и Эрзинджана, дойдя до Амасьи и Алеппо.

Эртогрул был вождем этого племени, которое, по мере того как мигрировало в Малой Азии в количестве примерно пятисот шатров, оказалось на территории сельджукского султана Ала ад-Дина Кейкубата I. Так случилось, что Эртогрул с отрядом всадников оказался на поле боя между двумя группировками неизвестных ему соперников. Посоветовавшись со своими людьми, он по-рыцарски принял сторону проигрывавших, тем самым изменив соотношение сил и обеспечив им победу. Это были войска султана Ала ад-Дина из Коньи, сражавшиеся с отрядом тюрко-монголов.

Ала ад-Дин вознаградил Эртогрула земельным наделом вблизи Эскишехира, включавшим земли для летнего и зимнего проживания в Сегюте, к западу от Анатолийского плато. При этом Эртогрул дал обязательство отражать нападения Византии, стремящейся вернуть эти ранее принадлежащие ей земли.

Эртогрул расширил свои изначально небольшие владения за счет нападения на византийцев, и ему удалось сохранить завоеванные территории. К нему присоединились соседние тюркские бейлики.

Эртогрул жил долго и умер в 1288 г. в возрасте девяноста лет.

Напомним исторические события, предшествовавшие этому периоду в Малой Азии.

Малая Азия издавна заселялась тюркскими племенами, которые приходили в нее с армией халифата. Это были выходцы из Приаралья и Центральной Азии. Наступление сельджуков в Анатолии и образование Румского султаната стало источником постоянной военной угрозы для Византии и всей Юго-Восточной Европы. Их ответом стал 1-й крестовый поход (1096–1099 гг.), в результате которого сельджуки, потерпев поражение под Никеей и в битве при Дорилее (Эскишехире), отступили на восток Анатолии. Но в 1116 г. они отвоевали свои территории, и султанат получил название Конийского.

Восточными соседями сельджуков Коньи были Данишмендиды, вошедшие в состав султаната в 1174 г.

В 1176 г. император Византии Мануил Комнин объявил войну султану Кылыч-Арслану II из-за невыполнения последним пункта договора с Византией о возвращении некоторых ее бывших территорий. Мануил выступил в поход на Конью. Дорога была очень тяжелой – через горы. В сентябре 1176 г. армия Мануила сделала остановку в Мириокефалоне, а затем вошла в горное ущелье Циврица. Здесь, в самом неудобном для себя месте, она была атакована Кылыч-Арсланом II и понесла огромные потери. Император был вынужден подписать мирный договор с султаном, и Малая Азия вновь на долгие годы осталась во владении сельджуков. В составе армии Мануила находились крестоносцы, которые рассчитывали на то, что византийцы расчистят им путь на Восток. А через двадцать пять лет они уже и Византию стали рассматривать как преграду на этом пути из-за ее нерешительности и неумения воевать с халифатом. В 1204 г. во время 4-го крестового похода Константинополь был захвачен, разграблен и обращен в руины. Византийскому императору пришлось перенести столицу в Никею на северо-западе Малой Азии, и только в 1261 г. его двор смог вернуться в отстроенный заново Константинополь.

Власть сельджуков на всей территории Малой Азии и большей части Армянского нагорья казалась незыблемой. Но весной 1243 г. султан Гияс ад-Дин Кейхосров II потерпел сокрушительное поражение в битве с тюрко-монголами у горы Кеседаг, к северо-востоку от Сиваса. Стовосьмидесятитысячная армия султана, в составе которой находились отряды армян, греков, латинян и курдов, уступила тридцатитысячному отряду тюрко-монголов под командованием Бачу-нойона. Сельджуки сохранили самостоятельность, уплатив победителям огромную контрибуцию.

Арабский путешественник Ибн Баттута писал о Малой Азии 30-х гг. XIV в., что среди ее населения было очень много христиан, живших под управлением тюрок-мусульман. Меньше всего тюркских племен было на северо-востоке Анатолии и в Киликийском армянском царстве. Все народы Малой Азии сохраняли присущий им образ жизни, веру и язык.

Итак, сын Эртогрула Осман (1290–1326 гг.), давший имя будущей империи, родился в 1258 г. в Сегюте. Осман по-персидски означает «небо», османи – «небесный». В одной из хроник утверждается, что Осман однажды провел ночь в доме благочестивого мусульманина. Хозяин принес в комнату Османа книгу и сказал: «Это Коран, слово Аллаха, реченное миру Его Пророком Мухаммедом». Осман начал читать книгу и продолжал читать, стоя всю ночь. Уснул он ближе к утру. А во сне услышал слова: «Поскольку прочел ты Мое вечное слово со столь большим почтением, детей твоих и детей своих детей будут чтить из поколения в поколение».

Осман и его народ еще не были мусульманами во время их расселения в районе Эски-шехира. Первая волна тюркских переселенцев, вступившая в Малую Азию начиная с XI в. и дальше, в качестве тех, кто шел впереди или вслед за армиями сельджуков, состояла по большей части из обращенных в ислам в результате их предшествующего общения с арабо-мусульманским миром. Но уже следующая волна, в XIII в., состояла по преимуществу из язычников, и, похоже, именно к этой волне принадлежали османы. Большинство их пришло не в качестве поселенцев, а как беженцы, теснимые в западном направлении вторжением тюрко-монгольских войск.

По всей вероятности, это был именно тот период, когда последователи Эртогрула и Османа были обращены в ислам, который вдохнул в османский народ – и без того одаренный достоинствами и боевыми качествами кочевников – новый боевой дух защиты.

Народ, который видел себя не просто тюрками – понятие, ассоциировавшееся с жителями Туркестана в целом, – а османлы, последователи Османа, этот народ, тем не менее, едва ли обладал на начальном этапе качествами, особо отличающими его от тюркских соседей. Их государство было просто одним из десяти государств-наследников, которые остались от Империи Сельджуков и тюрко-монгольского протектората, и в то же время одним из самих небольших. Своей последующей имперской судьбой османы обязаны географической случайности: стратегически важному положению в северо-западном углу Малой Азии, непосредственно на азиатских границах Византийской империи в момент ее упадка, более того, возможности легко достичь моря и лежащих за ним земель Балканского полуострова. Уникальность османов в том, что они оказались способными воплотить плоды своих военных завоеваний в эффективный политический механизм. Осман был администратором в той же мере, в какой он был воином, к тому же ему очень помогала поддержка со стороны его тестя Эдебали, служившего визирем.

Осман Гази был известен европейским историкам Средневековья как Оттоман, и поэтому основанное им государство стали называть Оттоманской империей, хотя в исламском мире оно было известно под названием государства османов. Что касается имени «Гази», то его давали тем, кто брал в руки оружие, чтобы вести завоевательные войны во имя ислама.

Осман не торопился расширять унаследованные им владения за счет соседей. Его план заключался в том, чтобы ждать и наблюдать, прокладывая свой путь на территорию Византии постепенно.

По мере разрушения центральной власти в Константинополе люди все больше чувствовали себя забытыми своими правителями и предпочитали относительный порядок и безопасность османского правления наряду с большей свободой выбора для мусульман и освобождением от обременительных налогов.

Издавна Византийскую империю фатально раздирала вражда между католиками и православными, латинянами и греками, папой и императором. Именно Осман-завоеватель, при всей чуждости его веры и культуры, восстановил мир и порядок в царстве православия, выступая не только в качестве его господина, но и в качестве его общепризнанного и активного защитника, приведшего поборников христианства к тому, что они стали предпочитать правление мусульманского султана «рабству» католического папы.

Горя истинным духом религиозного энтузиазма, Осман привнес в свой бейлик исламскую веру и рвение ранних мусульман. Но на территории османов не было всеобщей исламизации христиан, менее всего – в принудительном порядке. В духовном плане, с падением авторитета православной церкви, азиатские греки откликнулись на стимулы новой веры. Христиане становились мусульманами по собственному выбору, в ответ на собственные побуждения и преследуя собственные интересы. Таким образом, османская культура, составленная из элементов азиатского и европейского происхождения, мусульманства и христианства, тюрок, кочевников и оседлых жителей, была прагматичной в своем мировоззрении и свободной от более ортодоксальных культурных и социальных ограничителей государств, лежавших к востоку. Возникшее общество стало прототипом общества, призванного наследовать Византии и трансформировать это наследство. Именно так империя тюрок-сельджуков заполнила вакуум, оставленный империей арабов. Именно так в свое время Византия наследовала Риму.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3802


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы