Предисловие. Коллектив авторов.История Вьетнама.

Коллектив авторов.   История Вьетнама



Предисловие



загрузка...

Нет ничего дороже независимости и свободы

Хо Ши Мин



«Все народы на земле равны: каждый народ имеет право на жизнь, счастье и свободу»,—говорится в преамбуле к Декларации независимости, провозглашенной президентом Хо Ши Мином на площади Бадинь в Ханое 2 сентября 1945 г., в день создания Демократической Республики Вьетнам. Вьетнамский народ завоевал это священное право после многолетней упорной борьбы, и в исторической победе вьетнамского народа есть вклад других народов и их побед.

Вьетнамский народ гордится тем, что в результате свершения великой Августовской революции его Родина стала первой колониальной страной, освободившейся от цепей империализма, завоевавшей независимость и свободу. Явившись первым шагом, эта победа приобрела основополагающее значение в процессе длительной и тяжелой борьбы вьетнамского народа за право самому определять свою судьбу.

Под сводами дворца правителей Хунгов1 на встрече с бойцами Народной армии, готовившимся к решительному штурму столицы после грандиозной победы при Дьенбьенфу2, президент Хо Ши Мин говорил: «Правителям Хунгам принадлежит заслуга в создании страны, наша с вами задача — совместными усилиями ее защитить.

Мы имеем право гордиться славными делами сестер Чынг, Ба Чьеу, Чан Хынг Дао, Ле Лоя, Куанг Чунга3 и других патриотов. Мы должны помнить подвиги национальных героев — лучших представителей нашего героического народа» 1*.

Начиная с 1930 г. вьетнамский народ, руководимый Коммунистической партией во главе с Хо Ши Мином, вписал блестящие страницы в историю своей родины. Под славным знаменем партии «все самое великое и вызывающее чувство национальной гордости,— отмечал Первый секретарь Партии трудящихся Вьетнама Ле Зуан,— было совершено за последние 40 лет. в эти годы наш народ, вдохновленный мощными жизненными силами новой эпохи, в едином строю со всем прогрессивным человечеством ПОДНЯЛСЯ на борьбу, продолжая славные национальные традиции и полностью сознавая ответственность за свою судьбу и свое будущее»2*.

Со времен правителей Хунгов до Августовской революции, свершившейся под руководством Хо Ши Мина, т. е. на всем историческом пути в 4 тыс. лет, жизнь вьетнамского народа была исполнена героических свершений, страданий и жертв; были в его истории времена позора и унижения, но были и блестящие страницы побед.

Новейшие результаты научных исследований говорят о том, что Вьетнам относится к числу тех мест на земле, где очень рано появилась цивилизация, что он является одним из регионов, которые принято называть колыбелью человечества.

Земля Вьетнама изобилует природными богатствами, но вместе с тем природа ставит перед осваивающим ее человеком множество препятствий и опасностей, таких, как наводнения, тайфуны, засухи. В этих условиях человек имеет все необходимое для своего существования и продолжения рода лишь в случае, если ему удается покорить природу.

Стойкость предков нынешних вьетнамцев в борьбе с природой нашла обобщенное выражение в предании о «духе гор» (Шон Тинь) и «духе вод» (Тхюи Тинь) —одном из самых древних мифов, родившемся, вполне возможно, еще во времена Хунгов, т. е. в эпоху, от которой исчисляется история Вьетнама.

Раз за разом Тхюи Тинь вздымал волны, а Шон Тинь все выше поднимал горы, одерживая победы над Тхюи Тинем и спасая людей от наводнения. До той поры вьеты умели вести лишь подсечное земледелие, собирать плоды диких растений и охотиться на склонах гор и холмов. Спустившись же на равнины и выйдя к ним со стороны морского побережья, они группами расселились на обширной территории по берегам рек и водных источников и приступили к рытью каналов, строительству дамб, посадкам тутовника и разведению шелковичного червя, стали заниматься в широких масштабах земледелием и животноводством. Между родственными племенами, проживавшими в горах и на равнинах, возникло согласие на почве стремления к объединению, в результате чего появилось первое государственное образование древних вьетов — племенной союз Ванланг.

Вьетнам занимает выгодное географическое положение в Юго-Восточной Азии; обладая немалыми богатствами, он постоянно привлекал взоры иноземных захватчиков. Уже в период Хунг-выонгов вьеты, создавая государство, одновременно должны были думать и о его защите, бороться против попыток захвата и закабаления со стороны соседних могущественных племен.

Логика истории требовала от них сплочения в интересах защиты родного края. Народное сказание о чудо-мальчике Зонге (Тхань Зонг), олицетворяющее свойственный вьетнамцам дух непокорности и сопротивления иноземным завоевателям, отражает процесс быстрого возмужания вьетнамского народа.

Зонгу минуло уже три года, а он не сказал еще ни слова и только недвижно лежал на своем топчане. Но вот на страну напали враги. Тогда, услышав священный зов родной земли, Зонг поднялся и в один миг вырос, превратившись в богатыря, потому что кормил и поил его весь народ, оружие — железный хлыст и коня — тоже дал ему народ. Когда в пылу битвы хлыст сломался, Зонг стал крушить врагов бамбуком. Весь трудовой люд, невзирая на род занятий и возраст, вплоть до мальчишек-подпасков, ринулся вслед за ним бить захватчиков. Уничтожив врагов и возвратив народу мир и покой, Зонг исчез, как будто его и не было.

Предания о «духе гор» и «духе вод», о Тхань Зонге воспевают сплоченность и непокорность вьетнамского народа, выковывавшихся в процессе борьбы против враждебных сил природы, в защите отечества, созданного предками.

Вьетнамский народ рано научился объединять интересы страны, отечества с интересами дома и семьи, связывать в своем сознании понятия «страна» и «дом», «деревня» и «страна» в неразрывное целое. Условия существования выработали в нем такие качества, как трудолюбие, смекалку, находчивость и упорство, умение сопротивляться неблагоприятным обстоятельствам.

Характерной чертой национальной психологии вьетнамца является преданность страны, верность народу. Для него родина — это мать, а народ — отец. Традиции воспитания привели к тому, что для любого вьетнамца высшими принципами гуманности стали необходимость платить народу добром за добро, считать своим долгом выполнение обязательств перед страной, видеть высшую добродетель в борьбе за независимость.

Именно поэтому на той земле, где сейчас живет, созидает и борется вьетнамский народ, 4 тыс. лет назад зародилась культура, которая составляет предмет его гордости и является заметным вкладом в древнюю цивилизацию человечества.

Это стало великим достижением древних вьетов в их борьбе против сил природы и внешней угрозы, было плодом творческого труда весьма многочисленного сообщества людей, которое включало различные компоненты, в большей или меньшей мере отличавшиеся друг от друга по образу жизни и уровню развития. Однако в ходе длительного процесса сосуществования, когда доводилось сообща делить радость и горе, они сближались, взаимно обогащались. Неотделимые друг от друга, как ветви одного дерева, они стали детьми вьетнамской земли.

Сплоченность между всеми народностями, живущими во Вьетнаме, высоко ценил президент Хо Ши Мин: «Соотечественники — кини4, таи, мыонги, зао, зярай, эде, седанг, бана и другие национальные меньшинства - все суть дети Вьетнама, все — единокровные братья. Что бы ни было — жизнь или смерть, счастье или горе, довольство или голод,— мы всегда рядом друг с другом»3*.

Предки вьетнамцев уже в давние времена поняли необходимость объединения своих сил в борьбе за защиту страны от иноземных захватчиков. Нарушение этого правила грозило стране гибелью. Если какой-либо род или семейство превращали страну в свою вотчину, не заботясь о том, чтобы опереться на народ для оказания отпора завоевателям, это вело к плачевным последствиям: такое семейство, такой род были обречены на поражение.

Поучительный исторический урок содержится в сказании о Ми Тяу и Чонг Тхюи (Чжун Ши).

Тхук Ан Зыонг, став королем государства Аулак, преемника племенного союза Ванланг5 времен правителей Хунгов, построил неприступную крепость Колоа и умело применял для ее защиты мощное по тому времени оружие — арбалеты и стрелы с бронзовыми наконечниками. Когда посланные на завоевание Аулака войска китайской династии Цинь были разбиты, циньский военачальник Чжао То пошел на хитрость. Предлагая мир, он попросил для своего сына Чонг Тхюи руки дочери Ан Зыонга, принцессы Ми Тяу.

Тхук Ан Зыонг не сумел разгадать планов врага. Не желая опереться на народ, он рассчитывал только на защиту высоких крепостных стен и регулярное войско, вооруженное арбалетами. Тхук Ан Зыонг распоряжался страной как своей собственностью и думал, что, отдав дочь за представителя неприятельского стана, сохранит все свои богатства, т. е. поставил семейные интересы выше государственного долга, выше интересов народа.

Подвергшись внезапному нападению врага, Тхук Ан Зыонг потерпел поражение и был вынужден убить свою несчастную дочь — жертву собственных корыстных расчетов, а сам покончил с собой, бросившись в море.

Сказание о Ми Тяу и Чонг т*хюи показывает, что уровень самосознания вьетов уже в те отдаленные времена был весьма высок. Вместе с тем оно свидетельствует и о другом явлении, а именно, что внутри вьетнамского общества того времени уже существовало классовое расслоение.

Сменив на престоле правителей Хунгов, Тхук Ан Зыонг превратил патриархальный племенной союз Ванланг в государство Аулак, отличавшееся более высоким уровнем общественной организации. Столица была перенесена на равнину. Проводимое в широких масштабах строительство ирригационных сооружений и крепостей, развитие ремесел, в особенности оружейного дела, требовали создания централизованного государственного аппарата, с помощью которого осуществлялось бы управление массами трудящегося населения, в этих условиях правящая верхушка могла быть только аристократией, опиравшейся на военную силу и тяготевшей к деспотии6; это было началом довольно раннего зарождения во Вьетнаме феодальных отношений восточного типа.

Естественно, эта правящая верхушка все более отдалялась от остального общества, присваивая себе функции управления. Она отличалась II по своему образу жизни. Социальное расслоение древнего вьетского общества достаточно ярко подтверждается особенностями крепостных сооружений Колоа. Эти фортификационные сооружения отразили новые изменения в общей организации ратного дела, которое приобрело уже регулярный характер. Во главе военных сил стояли теперь не народные вожаки наподобие Зонта, а военачальники постоянного войска, для которых военное искусство становилось основным занятием.

Все эти изменения не были случайными, они подготавливались длительным процессом внутреннего развития общества в племенном союзе Ванланг на основе постепенного распада патриархальных отношений первобытной общины и развития средств производства, прежде всего техники бронзового литья. Угроза вторжения извне, возникшая с начала III в. до н. э., когда в Китае мощная группировка феодалов установила свое господство в центральной части страны, явилась, вероятно, тем фактором, который ускорил процесс перемен внутри вьетского общества.

Такая эволюция была обусловлена и объективной исторической необходимостью, она представляла собой шаг вперед в развитии древнего общества, с этого времени Вьетнам постепенно переходит к феодальному строю. Если бы правители не умели опереться на народ, поднять его на защиту страны, как это было во времена легендарного Зонга, а лишь непрерывно усиливали угнетение народа, то они вряд ли смогли бы организовать эффективный отпор нараставшему давлению со стороны китайских феодалов.

В начале нашей эры из независимого государства Вьетнам превратился в вассала иноземных феодалов, но это не означало уничтожения вьетнамского народа, а стало лишь началом великих испытаний его жизнеспособности. История ярко продемонстрировала, как вьетнамский народ преодолел это испытание.

Политика ассимиляции, усилившаяся после того, как Циньскую династию сменила Ханьская7, принесла страдания и унижения вьетам, находившимся под властью китайских наместников и чиновников. Вместе с тем противостояние Китаю еще более закалило дух и волю вьетнамцев в их борьбе за независимость и свободу.

Первым героическим проявлением этого непокорного народного духа стало восстание под руководством сестер Чынг, имевшее огромное историческое значение. Оно свидетельствовало о необычайной жизнестойкости народа, на протяжении тысячелетий бывшего хозяином своей страны, создавшего благодаря упорному и творческому труду в период до утраты независимости высокую цивилизацию.

Она отличается самобытным характером, нашедшим наиболее яркое выражение в культуре бронзовых барабанов.

Не так уж часты исторические примеры, особенно в истории древних и средневековых обществ, когда малый народ (в начале нашей эры, когда Вьетнам подвергся захвату со стороны китайских феодалов и был превращен в вассальное владение, его население едва достигало одного миллиона человек), несмотря на многовековой жестокий гнет иностранных поработителей, смог вопреки всему сохранить присущие ему отличительные особенности и черты.

Главная причина состояла в том, что народ этот никогда не отказывался от своего стремления восстановить независимость и суверенитет.

Тесная сплоченность при перенесении тягот, выпавших на Дилю родной страны, готовность, как говорит Хо Ши Мин, быть рядом друг с другом, что бы ни случилось, глубокий патриотизм, упорное стремление вернуть утраченную независимость — все это в сочетании с необычайной гибкостью и способностью восприятия всего лучшего, что несли с собой иноземные влияния, с использованием ценного наследия прошлого для укрепления своих сил в борьбе за освобождение выковало могучую жизнеспособность вьетнамского народа.

Не приняв во внимание этих условий, было бы трудно объяснить тот взлет, ту необыкновенную созидательную силу, которую проявил вьетнамский народ после освобождения от владычества китайских феодалов. Само освобождение также стало одной из блестящих страниц, грандиозным этапом в четырехтысячелетнем процессе национального исторического развития Вьетнама.

Славная победа Нго Куена8 открыла почти пятисотлетнюю эпоху расцвета национальной культуры, продолжавшуюся с X по XV в. (периоды правления династий Динь, ранних Ле, Ли, Чан и начальный период поздних Ле).

Естественно, что Вьетнам, освободившийся от иноземного господства, в X в. продолжал свое развитие в рамках феодального способа производства, в тот период для большей части стран Восточной Азии образцом служил феодальный строй Китая. Нет ничего удивительного в том, что в формах организации вьетнамского феодального государства многое было воспринято из опыта и под влиянием Китая. Однако в то же время Вьетнам выступал за независимость, суверенитет и равноправие в отношениях с другими государствами. Эти концепции нашли отражение и в названии страны, которая стала именоваться «Дайвьет» («Великий Вьет»).

Восстановление независимости способствовало развитию национальной гордости, свободолюбивого национального духа. Вместе с тем и в период после достижения независимости захватнические происки и давление со стороны северного соседа продолжали создавать постоянную угрозу независимости Вьетнама. Для того чтобы оградить ее, необходимы были усилия, направленные на превращение страны в мощное и прочное государство.

Наша страна, Великий Вьет —
Земля древней и высокой культуры.
В южном царстве у нас и горы, и реки,
И нравы, и обычаи свои, несхожие с тем, что есть на Севере.
Из века в век династии Динь, Ли, Чан ковали мощь родной державы,
Чтобы стояла она непоколебимо рядом с империями Хань, Тан, Сун, Юань9.
Наша страна знала расцвет и упадок,
Но у нас никогда не было недостатка в героях.

(Нгуен Чай10. «Великое воззвание по случаю умиротворения китайцев», 1428 г.)


Трудно представить себе, сколько страданий и горя выпало на долю тогда еще малочисленного вьетнамского народа вследствие трех нашествий монголо-юаньских войск в середине XIII в., длившихся в общей сложности почти тридцать лет, а также двадцатилетнего хозяйничанья войск китайской династии Мин в начале XV в.

Высоко подняв знамя борьбы за справедливость, независимость и свободу, вьетнамский народ продолжал созидательный труд, одновременно давая отпор захватчикам. Именно благодаря сочетанию героизма и трудолюбия в укреплении и защите страны, самоотверженность и творческая энергия масс получили дальнейшее развитие.

Вопреки всем превратностям и трудностям борьбы вьетнамский народ добился важных успехов в защите своего права на жизнь, права на самостоятельное существование: трижды войска монголо-юаньских захватчиков были разбиты наголову; господство минских завоевателей было свергнуто, а сами они выметены за Пределы страны.

Период расцвета второй половины XV в. начинает сменяться с XVI в. периодом упадка централизованной феодальной монархии во времена правления династии Ле.

Централизованная монархия появилась во Вьетнаме довольно рано, сразу же после освобождения страны от иноземных феодалов. В исторических условиях того времени только она была в состоянии успешно противостоять многим трудностям и осложнениям внутреннего и внешнего порядка.

В XI—XIV вв. над Вьетнамом еще нависала серьезная угроза нашествия извне. Кроме того, оставалась нерешенной задача завершения национального объединения вследствие сопротивления со стороны удельных феодальных правителей как центральных, так и окраинных районов (X, XI, XIII вв.). После освобождения страны от гнета чужеземных феодалов первостепенной заботой центральной власти стало развитие сельскохозяйственного производства, в том числе привлечение массы рабочих рук для строительства гидротехнических сооружений, важнейшими из которых являлись дамбы и плотины. Эта задача также могла быть разрешена лишь с помощью централизованной власти.

Сосредоточив в своих руках власть, Динь Бо Линь11 сумел сравнительно быстро подавить «мятеж 12 ши куанов»12. Если бы в правление сменявших друг друга династий Динь, ранних Ле, Ли и Чан не было сильной централизованной власти, то сопротивление нашествиям сунских и особенно монголо-юаньских войск, а также защита южных границ страны, прежде всего против тямской армии, вряд ли могли бы завершиться столь решительными победами. Не будь централизованной власти, национальная культура не получила бы такого блестящего развития, как это имело место в XI—XIV вв. «в стране Юга13 династии Ли и Чан знамениты своей цивилизацией»,— писал историк Ле Куи Дон14 в своем известном труде «Краткие записи постигнутого».

Ле Лой, национальный герой Вьетнама, на протяжении 10 лет возглавлял мужественное сопротивление всей страны нашествию минских войск. Победа в борьбе против китайских завоевателей имела огромное историческое значение. Она явилась доказательством того, что в то время Вьетнам располагал достаточными силами для победоносного отражения посягательств любого внешнего врага. И если бы даже в какой-то момент удача отвернулась от вьетнамских войск, главным образом из-за слабости правящей феодальной верхушки, и страна оказалась в руках жестокого врага, то вьетнамский народ ни за что бы не склонил головы, не смирился с рабством, сумел бы сплотиться, продолжать борьбу и вновь отвоевал бы свою независимость.

Таким образом, мобилизовав все свои силы и за короткий срок свергнув господство таких сильных и жестоких завоевателей, какими были минские полчища, Вьетнам получил возможность для успешного развития и превращения в сильное процветающее государство. Основы для этого были заложены после освобождения Вьетнама от тысячелетнего владычества иноземных феодалов. В области культуры и науки в XI—XVIII вв. Вьетнам прославился многими именами талантливых стратегов и выдающихся политических деятелей, таких, как Ли Тхыонг Киет, Чан Хынг Дао, Нгуен Чай, Нгуен Хюе, именами видных ученых, таких, как Ле Ван Хыу Нго Ши Льен15, а также немалым числом талантливых математиков, выдающихся зодчих, известных своими обширными познаниями натуралистов, медиков, фармакологов, изобретателей взрывчатых веществ. Вьетнам был славен своими мореплавателями. Многие битвы, решившие исход борьбы против завоевателей, произошли на водных пространствах и были выиграны благодаря таланту вьетнамских флотоводцев — это битвы на р. Батьданг против Южных Ханей (938 г.), Сунов (981 г.) и Юаней (1288 г.); в 1643 г. вьетнамское боевое судно одержало победу над голландским кораблем в Южно-Китайском море. По сравнению с другими странами Юго-Восточной Азии того времени Вьетнам имел развитое сельское хозяйство, здесь получали высокие урожаи риса и других культур (например, сахарного тростника). Достигли расцвета различные виды ремесел, художественные промыслы, добыча полезных ископаемых, литье металлов, внутренняя и внешняя торговля (в том числе начиная с XVIII в. и с европейскими странами).

Следует признать, что в начальный период правления династий Ле16 это развитие довольно заметно стимулировалось властями, В противном случае не было бы никакой возможности быстро залечить тяжелые раны, которые двадцатилетнее иго минских завоевателей нанесло материальной и культурной жизни народа, и дому Ле не удалось бы пользоваться благами процветания в течение первых 100 лет своего правления. Успешное развитие Вьетнама стало, в свою очередь, фактором, сдерживающим посягательства со стороны иноземных феодалов, вследствие чего они были вынуждены оставить Вьетнам в покое на целых четыре столетия.

Феодальная экономика, основой которой служило сельское хозяйство, представляла собой замкнутое натуральное хозяйство. Феодальные власти уделяли основное внимание развитию сельского хозяйства в условиях господства государственной собственности на землю, но пренебрегали развитием торговли. Излишки продукции крестьянского хозяйства, ремесленников служили удовлетворению потребностей королевской семьи, аристократии и все более разбухавшего бюрократического аппарата.

Когда проблема отражения нашествий извне утратила свою остроту, а внутри страны политическая обстановка обрела устойчивый характер, дальнейшая централизация власти вела лишь к укреплению феодального абсолютизма, крестьянство, главная производительная сила общества, стало подвергаться еще более тяжелой эксплуатации и угнетению, а развитие производительных сил ограничивалось; феодальные порядки начали приходить во все большее противоречие с основным направлением поступательного развития общества. Феодалы, главным выразителем интересов которых являлся королевский дом Ле, были полны аристократического высокомерия, утверждали свое положение абсолютных хозяев, обожествляли свой авторитет. Если конфуцианство сунской школы как официальная идеология феодально-абсолютистского режима в эпоху династий Ли и Чан еще должно было оспаривать свою духовную гегемонию в борьбе с буддизмом, то при династий Ле оно завоевало господствующие позиции, его догмы стали оказывать гораздо большее влияние на нормы общественной жизни.

С этого времени династия Лe укрепляла свою власть, опираясь на две главные силы: неуклонно растущий4* класс помещиков и феодально-бюрократический аппарат, все звенья которого — от центра до общины — становились все более раздутыми5*.

В начале XVI в. проявились и с течением времени стали приобретать все более очевидный характер признаки ослабления правящего дома Ле, что влекло за собой углубление и обострение противоречий между классом феодалов и крестьянством, в результате чего феодальный строй во Вьетнаме оказался в состоянии всестороннего кризиса. Появление южной и северной династий (Ле и Маки) привело в итоге к ожесточенной борьбе за главенствующее положение в стране между Чинями и Маками, затем между Чинями и Нгуенами и имело следствием крупнейший и затяжной раскол, образование двух отдельных, враждовавших между собой владений (Дангчонг и Дангнгоай)17, и кровавую междоусобную войну, длившуюся несколько веков и принесшую нищету, горе и страдания крестьянским массам, подорвавшую силы страны.

Феодальный строй приходил в противоречие с интересами всего общества. Его упадок носил закономерный и, можно сказать, всеобъемлющий характер, к XVIII в. внутренние противоречия достигли максимальной остроты, феодализм подвергался мощным ударам.

Иерархические порядки, этические и моральные нормы феодального общества рушились как карточный домик. Королевская семья, чиновники, конфуцианские ученые мужи, военачальники, деревенские старосты, все эти лихоимцы и паразиты погрязли в пороках. Открытому всенародному осуждению подверглись их несправедливость, жестокость, взяточничество, разложение, фарисейство. В процессе решительной борьбы масс против деградации и мракобесия феодального строя крепли ростки здоровой культуры, носящей глубоко национальный и гуманистический характер, что нашло отражение в первую очередь в области литературы. В ней зазвучали такие темы, как судьба бедняков, положение угнетенных слоев общества, и в особенности бесправное положение женщины. В произведениях лучших литераторов стали воспеваться человеческое счастье, верность долгу, гуманность и справедливость, искренность и чистосердечие, высокие нравственные принципы. Как никогда до того времени, в литературе стал широко использоваться национальный язык. Раскрылись богатство и образность простонародной речи; процесс творческого усвоения лучших черт зарубежной культуры привел к тому, что вьетнамский язык в XVIII в. чрезвычайно обогатился и стал близок к современному вьетнамскому языку. Появились ученые-эрудиты, энциклопедисты, направившие силы своего разума на познание тайн природы.

Мятежный дух народа, его понимание своей роли как хозяина родной земли, на протяжении веков гасившиеся в атмосфере феодального общества, раскрылись с неодолимой силой, выявив героическую решимость и творческую энергию народных масс в эпоху крестьянских войн, разгоревшихся по всей стране в течение XVIII столетия, вершиной которых явилось восстание Тэйшонов18.

Своими блистательными свершениями, к числу которых относятся изгнание господствовавших феодальных клик, первые шаги по восстановлению государственного единства страны, молниеносный разгром многотысячных орд иноземных завоевателей, призванных в страну остатками феодальных кланов Ле и Нгуенов, движение Тэйшонов ознаменовало исключительно важный этап истории Вьетнама.

Легендарные военные победы руководителя Тэйшонов Куанг Чунга, в короткий срок разгромившего двухсоттысячное войско цинских захватчиков и полностью, в течение всего нескольких дней, уничтожившего пятидесятитысячную сиамскую рать, стали возможными благодаря объединенной силе действия двух факторов — национального и антифеодального подъема борьбы народных масс.

Однако в конечном счете это восстание народа потерпело поражение. С помощью французского вмешательства в стране был реставрирован крайне реакционный режим — династия Нгуенов19. Феодальная клика Нгуенов ответственна за тягчайшее преступление — она открыла дорогу для проникновения в страну западноевропейского колониализма.

В XVIII в. во Вьетнаме еще не созрели в достаточной мере условия для выхода за рамки феодального способа производства. Еще не появился на исторической арене класс — провозвестник более высокого общественного строя, способный довести борьбу крестьянских масс до окончательного освобождения от оков феодализма.

Крестьянское движение XVIII в. обладало исключительной мощью, было наполнено большим творческим содержанием; вождь Крестьян Нгуен Хюе (Куанг Чунг) стал национальным героем. Однако в силу исторической ограниченности ни это движение, ни его руководитель не могли наметить пути поступательного движения и развития вьетнамского общества. Но след, оставленный ими в истории Вьетнама, оказался чрезвычайно глубоким. Эпоха Тэйшонов закалила мятежный дух народа, укрепила его традиции непримиримой борьбы против иноземных захватчиков и местных поработителей-феодалов. в дальнейшем в нем вызрела готовность к восприятию революционной истины самого передового класса эпохи — пролетариата, продолжившего борьбу за свободу и независимость на новом историческом этапе.

Движение Тэйшонов явилось важным историческим событием, создавшим предпосылки для того, чтобы на современном этапе вьетнамский народ совершил поворот в своей многовековой истории.




1*Hồ Chí Minh. Tuyển tập. Hà Nội, I960, c. 366.
2*Lê Duần. Du’ô'i lá cò* vẻ vang của Đảng, vì độc lập, tự do, vì chủ nghía xã hội, tiến lên giành những thẳng lợi mới. Hà Nội, 1970, c. 121.
3* Hồ Chí Minh. Tuyến tập..., с. 235.
4*«Рост» носил относительный характер, поскольку при феодальном строе во Вьетнаме верховная собственность на землю принадлежала королевскому двору.
5*Комплектация чиновников ранее производилась путем конкурсных экзаменов; впоследствии же, особенно в XVIII в., чиновничья должности стали предметом купли-продажи.


1Правители Хунги, или Хунг-выонги, считавшиеся ранее легендарными правителями древних вьетов. Однако на основании данных современной археологии вьетнамские историки выдвигают тезис о преемственности местных культур, начиная с конца III—начала II тысячелетия до н.э., относя к этому же времени начало «эпохи Хунг-выонгов». См., например:
Hoàng Xuân Chinh, Nguyễn Ngọc Bích. Di chĩ khảo cổ học Phùng Nguyên. Hà Nội, 1978, c. 165. о различных точках зрения на проблему датировки Хунг-выонгов см.: п. в. Познер, древний Вьетнам, М., 1980 с. 22 и др.
2Победоносное сражение в мае 1954 г., одержанное вьетнамской Народной армией в ходе войны Сопротивления против французской агрессии (1946—1954).
3Сестры Чынг — руководительницы восстания против господства китайской династии Хань (I в. н.э.); Ба Чьеу — руководительница восстания против господства китайской династии у (III в.); Чан Хынг Дао (Чан Куок Туан) —вьетнамский полководец, возглавивший борьбу против юаньского (китайско-монгольского) вторжения во Вьетнам в XIII в.; Ле Лой — руководитель Ламшонскоп> восстания проти-в установления во Вьетнаме господства китайской династии Ммв (XV в.); Куанг Чунг (Нгуен Хюе)—один из руководителей крестьянского восстания Тэйшонов в конце XVIII в.
44 Кинь, или КИНИ,— одно из самоназваний собственно вьетнамцев (вьегов), основной народности СРВ.
5«Ванланг» — согласно гипотезе современных вьетнамских исследователей — один из древнейших этнонимов вьетских племен, территорией расселения которых были районы современного Бакбо, Северного Чунгбо и южные районы современных китайских провинций Гуандун и Гуанси; название «Ванланг» одновременно явилось и названием первого протогосударственного образования древних зьетов, существовавшего до III в. до н.э. См., например: Ván Tân, Nguyễn Lỉnh. ThM đại Hùng Vương. Lịch sử, kinh tể, chính trị, văn hóa, xa hội. Hà Nội, 1976, c. 45, 69, 70. Время существования государства Аулак—III—II вв. до н.э.
6В современном руоско-французско-вьетнамском словаре по истории, этнографии, археологии, изданном в СРВ, для термина «тюен те» даются значения «абсолютизм», «деспотия», в данном случае ƠH переведен как «деспотия», как соответствующий историческому контексту, в главе VII данной книги он входит компонентом в термин «феодальная абсолютистская монархия». Từ điền thuật ngữ sử học, dân tộc học, khảo cồ học Nga — Pháp-Việt. Hà Nộl, 1978.
7Династия Цинь—246—207 гг. до н.э.; династия Хань—206 г. до н.э.— 220 г. н. э.
8Нго Куен—[вьетнамский военачальник, с именем которого связан последний период борьбы против многовекового китайского господства во Вьетнаме и восстановление независимости вьетнамского государства (X в.).
9Китайские императорские династии. Периоды правления: Хань—см. примеч, 7, Тан—VII—X вв., Сун—IX—XIII вв.
10Нгуен Чай—(Выдающийся вьетнамский мыслитель, ученый, военачальник, государственный деятель, поэт XV в.
11Динь Бо Линь — вьетнамский император, правивший в X в.
12Ши куаны — правители крупных уделов в X в.
13Страна Юга — одно из употребляемых в исторической литературе наименований Вьетнама в противоположность «северной стране», т. е. Китаю.
14Ле Куй Дон-— историограф XVIII в.
15Ли Тхыонг Киет (1019—1106)—вьетнамский полководец, возглавивший борьбу против вторжения сунского Китая. Лe Ван Хыу — историограф XIII в., Нго Ши Льен — историограф XV в.
16Династия Лe —-1428—1788 гг.
17Династия Мак—1527—1572 гг. Чшь — феодальный род, правивший в XVII—XVIII вв. в северной части Вьетнама. Нгуен— феодальный род, правивший в это же время в южной части Вьетнама. Дангчонг, Дангнгоай — установившиеся в исторической традиции наименования южной и северной частей территории Вьетнама в XVII—XVIII вв.; граница между ними проходила по р. Зянь, провинция Куангбинь.
18Восстание Тэйшонов— 1771—1802 гг.
19Династия Нгуенов— 1802—1945 гг.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3496


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы