Становление и развитие централизованного феодального государства в первый период правления династии Ле (начало XV— начало XVI в.). Коллектив авторов.История Вьетнама.

Коллектив авторов.   История Вьетнама



Становление и развитие централизованного феодального государства в первый период правления династии Ле (начало XV— начало XVI в.)



загрузка...

Победа Ламшонского восстания открыла новую страницу в истории феодализма во Вьетнаме, с победой в войне сопротивления была восстановлена национальная независимость, окончательно сорваны захватнические планы китайских феодалов. Это создавало благоприятные условия для дальнейшего укрепления независимости страны и развития государства.

После разгрома минских армий Ле Лой, руководитель войны сопротивления, взошел на престол, основав династию Ле, которая активно способствовала закреплению и развитию завоеваний, достигнутых в борьбе против иностранной агрессии, укреплению суверенитета вьетнамского государства. Однако в условиях господства феодальных производственных отношений упрочение завоеваний народной борьбы было связано с усилением господства феодалов, с расширением привилегий господствующей группировки. В первый период правления династии Ле, с XV до начала XVI в., феодальное централизованное государство развивалось в условиях усиления абсолютизма, особенно во второй половине XV в. во времена императора Ле Тхань Тонга (1460—1497).

Двадцатилетнее хозяйничанье иноземцев привело страну к разорению. Вражеская армия была изгнана из пределов государства, но она оставила после себя опустошенные деревни и поля, разрушенные ирригационные сооружения. Насущной, первоочередной потребностью стало восстановление экономики.

Крестьянам, вынужденным во время войны за независимость кочевать по разным местам, еще до полного освобождения страны было предписано вернуться в родные деревни и взяться за обработку заброшенных земель. Под девизом «пахать, сражаясь с врагом» Нгуен Чаем была выдвинута задача восстановления экономики еще во время войны, что стало дополнительным стимулом успеха в борьбе с оккупантами.

После освобождения экономическое восстановление приобрело еще большие масштабы. Благодаря самоотверженному труду народа в кратчайшие сроки были преодолены тяжелейшие последствия войны: засеяны заброшенные поля, восстановлены разрушенные и построены новые дамбы, в деревне налаживалась мирная жизнь.

В начальный период правления Ле феодальные власти уделяли должное внимание развитию экономики и осуществили ряд мер, стимулировавших подъем сельского хозяйства, в целях освоения целинных земель были созданы военизированные поселения (дон дьен). Основной рабочей силой здесь были регулярные и местные войска, а также заключенные, к 1481 г. насчитывалось 43 таких поселения, большая часть которых была сконцентрирована на юге страны. Подъем целинных земель силами населения также приобрел широкий размах, особенно в приморских и предгорных районах. Благодаря этому возникло много новых деревень, расширились посевные площади.

История образования вьетнамских поселений показывает, что многие из нынешних деревень в приморских районах Центрального и Северного Вьетнама были основаны в XV в. Человека, который приводил крестьян на новое место и вместе с ними обживал его, возвеличивали как «первопроходца» и почитали как «духа-хранителя». Во многих деревнях в районе йенхынг (пров. Куангнинь) до сих пор существует обычай ежегодно проводить праздники урожая в память о создателях деревни.

Были построены и находились под строгим надзором дамбы и другие ирригационные сооружения. Наряду с восстановлением ранее существовавшей системы дамб в период правления династии Ле были возведены дополнительно новые дамбы в приморских районах, прорыто множество каналов и арыков во внутренних районах страны.

При освоении новых земель в приморских районах создавались каменные дамбы, которые препятствовали проникновению на ПОЛЯ морской воды. Остатки этих сооружений сохранились до настоящего времени, их в народе обычно называют «дамбы Хонг дык» (Хонг дык — «Великая добродетель» — девиз правления Ле Тхань Тонга). В Тханьхоа многие каналы, выкопанные в XV в., до сих пор называются «реки Ле».

В государственном аппарате того времени имелись специальные должностные лица, отвечавшие за сохранность дамб и за состояние земледелия. Эти лица назначались на уровне фу и уездов, а с 1492 г. в каждой общине появляются старосты, ответственные за дамбы и земледелие. Наряду с крупными ирригационными системами, которые находились под контролем государства, имелись небольшие сооружения местного значения, создававшиеся силами общин по существующим сельским обычаям.

Ежегодные работы по надзору и ремонту дамб стали постоянной и строго регламентированной обязанностью. Всякий раз, когда случалось наводнение и вода прорывала дамбы, все трудовые силы — не только местное население, но и солдаты, рабочие мастерских и даже слушатели королевской Академии (Школы сынов отечества — Куок ты зям) привлекались для своевременной ликвидации опасности. Ирригационные сооружения, находившиеся под такой строгой опекой, сыграли важную роль в восстановлении и развитии сельского хозяйства того времени, что наряду с другими мероприятиями властей способствовало усилению экономической мощи единого государства и привело к некоторому повышению жизненного уровня народа. Неурожаи, голод были довольно редким явлением в то время. Многие годы в стране собирались хорошие урожаи.

После окончания войны Ле приказали конфисковать земли, принадлежавшие захватчикам и их пособникам, владения и пожалования умерших аристократов, а также заброшенные участки и объявили их общественными землями. Благодаря этому в начале правления династии Ле площадь земель в системе государственной собственности значительно расширилась. Часть этих земель Ле использовали для вознаграждения аристократов и чиновников (земли категории «лок дьен»), другая часть дополнила категорию общинных земель, которые распределялись среди земледельцев по системе «куан дьен».

Земли «лок дьен» были особой привилегией, представляемой только аристократам королевского рода и некоторым высокопоставленным чиновникам. Согласно указу 1477 г., лишь члены королевской семьи и чиновники от 4-го ранга и выше имели на них право.

Некоторая часть этих пожалованных земель отдавалась навечно, но большая их часть — во временное пользование. По истечении трех лет после смерти владельца они должны были возвращаться государству. Например, принц крови получил 2090 мау земли, в том числе 610 мау в вечное пользование, чиновник 1-го ранга — 218 мау, из них 18 мау навечно.

Система «лок дьен» явилась формой государственного жалованья аристократии и высших чиновников. Получившие пожалование «лок дьен» имели право только на взимание ренты-налога с земли, но не на закрепощение крестьян. Династия Ле конфисковала часть владений умерших аристократов (дьен чанг, тхай ап) и проводила политику ограничения этого рода хозяйств, а также эксплуатации рабов, в эпоху Ле эти хозяйства, подорванные во второй половине XIV в. восстаниями рабов и зависимых крестьян, стали распадаться и постепенно полностью исчезли. Их исчезновение означало ликвидацию зачатков раздробленности и местничества. Это явилось прогрессивным фактором, создававшим условия для развития централизованной власти. Система «лок дьен» стимулировала развитие класса помещиков, укрепляла привилегии новой господствующей прослойки и теснее привязывала ее к королю — верховному собственнику земли.

Система «куан дьен», впервые обнародованная и введенная в действие в 1429 г., определяла порядок распределения и использования общинных земель, в принципе по этой системе землей наделялся каждый член общины, однако не в равной мере, а в соответствии с рангом, занимаемым постом и общественным положением. На деле это выглядело следующим образом: чиновник 3-го ранга получал 11 частей, в то время как бедняк получал только 3,5 части. Передел земли происходил раз в шесть лег.

Крестьяне, обрабатывающие общественную землю, являлись, по сути дела, арендаторами государства, они были обязаны платить ренту-налог, служить в армии и выполнять трудовую повинность на общественных работах. Налог с каждого мау земли первой категории составлял 60 тхангов риса и 6 тьенов деньгами, второй категории — 40 тхангов и 4 тьена, третьей категории — 20 тхангов риса и 3 тьена1*.

Династия Ле умело использовала общинное устройство в интересах феодального государства, с помощью системы «куан дьен» с одной стороны, Ле пытались сохранить общинное землевладение, а с другой — превращали его в объект эксплуатации феодальными властями, превращали общинников в зависимых от феодального государства крестьян. Эта постепенная ликвидация автономных прав общины усиливала процесс феодализации социальной структуры Вьетнама. Конечно, в XV в., когда общинное землепользование было широко распространено и государственная земельная рента-налог была ниже, чем рента, устанавливаемая помещиками, система «куан дьен» еще давала крестьянам определенные права. Она гарантировала крестьянам предоставление пахотных земель и условия для создания и развития мелкого крестьянского хозяйства, которое было тогда основой сельскохозяйственного производства. Таким образом, система «куан дьен» сыграла положительную роль в восстановлении и развитии сельского хозяйства.

Но династия Ле, укрепляя свою собственность на землю, в то же время не могла в интересах класса помещиков не расширять систему частной земельной собственности. Власти освобождали частную землю от налогов и издавали различные законодательные положения, направленные на легализацию захвата и концентрацию земли в руках помещиков. Система частной собственности на землю получила дальнейшее развитие и постепенно вытесняла общественную.

Аграрная политика династии Ле в своей основе являлась перераспределением прав на владение землей среди феодалов с целью укрепления центральной власти и гарантирования помещикам права на эксплуатацию посредством взимания ренты-налога. Ограничивая хозяйства типа дьен чанг и тхай ап, расширяя права феодалов, двор в то же время сохранял и укреплял право верховной собственности короля на землю. На первом этапе эта политика способствовала разрешению экономических и социальных противоречий, существовавших в конце правления династии Чан, и объективно содействовала развитию общества. Но она была внутренне противоречива, что в итоге и привело к упадку династии Ле.

Промыслы и торговля в эпоху правления Ле были быстро восстановлены и достигли новых успехов в своем развитии. В сельских районах повсеместно образовывались и развивались ремесленные центры. Это были деревни и городские кварталы ремесленников (фыонги), которые объединяли мастеровых одной профессии и специализировались на производстве определенных видов продукции.

Эти деревни и кварталы обязаны были ежегодно отдавать часть продукции государству для нужд королевского двора и аристократии. Столица Тханглонг, переименованная в Донгдо, а впоследствии в Донгкинь, была разделена на 36 кварталов. Это были населенные простолюдинами районы, располагавшиеся вне «запретного города». Ремесленные кварталы имели свои торговые ряды и специальные места производства.

Некоторые тогдашние ремесленные кварталы сохранили свои названия до сих пор. Так, в Иенхау производили бумагу, в Тхюи-тионге и Нгитаме изготовляли ткани, в Хатане обжигали известь, на Хангдао занимались крашением тканей.

В равнинных районах наибольшее развитие получили ткачество, гончарное дело, ковка железа, медное литье и изготовление предметов роскоши и прикладного искусства, в горах добывали медь, железо, золото, серебро.

Наряду с эксплуатацией народных ремесел феодальные власти создавали также ремесленные мастерские для чеканки монет, строительства военных судов, производства оружия и предметов обихода для короля и чиновников, в них работали искусные мастера, принудительно согнанные с разных мест.

Товарно-денежное обращение в стране заметно активизировав лось. Число рынков в равнинных районах все более увеличивалось, они играли роль экономических центров местного значения. Ле издавали указы, определявшие правила и порядок функционирования рынков. Развитие товарной экономики обусловило унификацию денежных единиц, мер веса и объема некоторых основных товаров.

Ле изъяли из обращения бумажные деньги и восстановили хождение медных монет. Денежное содержание было установлено следующее: 1 куан равен 10 тьенам, 1 тьен равен 60 донгам (до 1439 г. он был равен 50 донгам). Государство установило единые единицы измерения земельных площадей и объема зерна. Для удобства обмена и налогообложения были унифицированы способы подсчета и измерения некоторых товаров: хлопчатобумажных тканей, шелка, бумаги.

Что же касается торговых отношений с иностранными государствами, то в эпоху Ле отмечается их сокращение по сравнению с эпохой Ли — Чан. Это явилось результатом политики ограничения внешней торговли, проводимой правящей династией. Торговые корабли разных стран, просившие разрешение торговать, как правило, получали отказ. Иностранные купцы могли торговать только в порту Вандон и некоторых других установленных местах.

После завоевания независимости народ освободился от ига иноземных феодалов. На протяжении почти целого столетия экономика восстанавливалась и развивалась в целом значительными темпами. Династия Ле, стимулируя развитие экономики, использовала ее для укрепления своей власти и сосредоточения привилегий в руках новых господствующих слоев.

Укрепление центральной власти. в результате выдающейся победы в войне за независимость агрессивные устремления китайских феодалов были нейтрализованы, была отведена непосредственная угроза агрессии, в обществе крепло сознание национальной независимости и самостоятельности, в области экономики система земельных владений дьен чанг и тхай ап, содержавшая зародыши раздробленности и сепаратизма, была ограничена, экономические связи между районами страны расширялись. Все это явилось политическими и экономическими предпосылками укрепления единого государства и центральной власти. Но вместе с тем, когда главная задача — борьба против иностранных захватчиков — в основном была выполнена, в феодальных верхах проявились тенденции к усилению абсолютизма. Централизация власти вела к развитию абсолютной монархии.

Сразу после прихода к власти династия Ле в основном использовала формы государственной организации предшествующих династий. К правлению Ле Тхань Тонга (1460—1497) административный аппарат, так же как военная организация и законодательство, претерпев ряд изменений и усовершенствований, достигли своего рода вершины строгой регламентации.

Верховным органом являлся королевский двор. При Ле Тхань Тонге он состоял из ведомств (бо), главы которых именовались «тхыонг тхы», а также шести комиссий (кхоа), которые контролировали деятельность ведомств. Кроме того, имелось шесть палат (ты) и ряд других специализированных органов. Так, Цензура императорского двора (Нгы ши дай) контролировала работу чиновников и рассматривала судебные жалобы, Академическая палата (Хан лам вьен) составляла документы, а Совет (Донг как вьен) их правил. Школа сынов отечества ( Куок ты зям) ведала просвещением, Небесная палата (Ты тхьен зям) занималась астрологией и определяла календарь, Государственная историческая палата (Куок ши куан) составляла и редактировала летописи и т. д. Весь этот аппарат находился под непосредственным управлением государя. Для возведения своей власти в абсолют Ле Тхань Тонг ликвидировал пост премьер-министра, запретил аристократам и чиновникам создавать собственные войска. Права правителя стали «высочайшими», личность его обожествлялась, он считался «сыном неба», символом «истины и мощи». Поэтому он мог не только править народом, но и «хвалить или ругать самих святых духов». Тенденция к самодержавию постоянно усиливалась и утверждалась.

Административный аппарат всех ступеней также был реорганизован с целью упрочения власти короля и ограничения местной власти.

В начале правления дом Ле осуществил разделение страны на пять округов (дао). Каждый из округов управлялся чиновником в ранге «хань кхиен» (действующий по поручению), в руках которого была сосредоточена вся военная, гражданская, административная и правовая власть. Округ делился на крупные единицы (чаны, ло), они — на более мелкие (фу, хюены, тяу), последние— на общины (са). Ле Тхай Тонг впоследствии раздробил округа, доведя их число до 13, упразднил ряд административных единиц среднего звена (чанов и ло). Укрепилась власть в основной единице — общине. Это было шагом, направленным на оздоровление системы власти на местах. Если раньше власть в округе концентрировалась в руках хань кхиена, то теперь руководство осуществляли три чиновника (ти). Ти тхыа ведал административными, финансовыми и судебными делами, ти до — военными, ти хиен осуществлял функции контроля в округе. Такое разделение местной власти имело целью воспрепятствовать появлению сепаратистских тенденций и укрепить центральную власть.

С развитием централизации рос и чиновнический аппарат.

В 1471 г. только чиновников, имеющих ранги, было 5370 (не считая мелких служащих), из них 2755 — при королевском дворе и 2615 — на местах.

Аристократы из королевской семьи пользовались большими привилегиями, получали высокие титулы и щедрые вознаграждения, но, вообще говоря, мало участвовали в делах правления. Почти все чиновники проходили конкурсный отбор. Упорядочилась система отбора и назначения чиновников, кроме земли чиновники в соответствии с рангом ежегодно получали некоторую денежную сумму и собирали налог с ряда дворов, что являлось формой их жалованья. Аристократы и чиновники составляли господствующую касту, которая пользовалась особыми привилегиями в обществе.

В освободительной войне против династии Мин национальные меньшинства сплотились под флагом Ламшонского восстания. Многие народности внесли достойный вклад в дело национального освобождения. Боевая солидарность в борьбе за высшие интересы отечества еще более укрепила национальное единство, усилила процессы консолидации в едином государстве. Используя это, династия Ле прилагала большие усилия для укрепления государственного единства и расширения влияния двора на районы, где проживали национальные меньшинства.

Политика Ле, так же как и их предшественников, заключалась в изыскании способов привлечения на свою сторону племенных вождей национальных меньшинств и превращении их в королевских чиновников.

Был учрежден ряд должностей для племенных вождей, такие, как «возглавляющий отряд {военного] обучения» (доан люен), «возглавляющий [пограничный] отпор» (тху нгы). Тем, кто имел заслуги, были пожалованы высокие титулы, например «докладывающего о необычных событиях» (ты кхонг бинь тхыонг ши), верховного командующего (тхыонг кыонг куан), генерала (дай тыонг куан) и т. п.

Разумеется, племенные вожди, имевшие титулы, полученные от двора, должны были подчиняться центральной власти и ежегодно выплачивать дань, в то же время двор предоставлял им на местах широкие права. Они обладали всей полнотой власти и в соответствии с местными обычаями управляли населением. Законодательство Ле определило, что судопроизводство у национальных меньшинств должно вестись «по местным обычаям».

Однако были случаи, когда племенные вожди восставали против королевского двора. Причины, по которым происходили восстания, были неоднородными: иногда это было следствием сепаратистских устремлений самих племенных вождей, иногда — результатом притеснений со стороны двора, а порой причиной являлись подстрекательства извне. Ле решительно подавляли эти восстания. В обстановке того времени защита государственного единства, борьба против сепаратистских замыслов и предотвращение иностранного вмешательства вызывались настоятельной исторической необходимостью.

В 1428 г. Кам Куи, вождь племен тхай, живших в западной части провинции Нгеан, захватил тяу Нгокма, создав там довольно мощные сепаратистские силы, однако в 1435 г. Ле разбили их и вернули себе этот район. Некоторые вожди племен в Ниньвьене (пров. Лайтяу), Мыонгмуой (пров Шонла), Каобанге, Лангшоне неоднократно восставали против Ле, но всякий раз терпели поражения. С помощью такой политики в отношении национальных меньшинств династия Ле подчинила всю страну центральной власти.

В 1467 г. по велению двора было проведено изучение рельефа местности, административных границ всех округов (дао), продукции, производимой в округах, для составления карты всей страны, законченной в 1469 г. и с достаточной точностью определившей территорию и границы государства.

Армия эпохи Ле состояла из государственных регулярных частей и многочисленных резервных сил. Аристократы уже не имели права создавать свои собственные войска, как прежде. Государство монополизировало как формирование армии, так и производство оружия.

Солдатам выделялась часть общинной земли, и они поочередно участвовали в ее обработке. Продолжала осуществляться политика использования солдат в полевых работах с целью уменьшения количества людей, оторванных от производства, и сокращения государственных расходов на содержание армии. Солдаты должны были нести воинскую повинность и одновременно обеспечивать себя продовольствием.

При Ле Тхай То (1428—1433) регулярная армия насчитывала 100 тыс. человек и делилась на пять частей, последовательно сменявших друг друга с тем, чтобы четыре участвовали в производстве, а одна часть несла службу, при Ле Тхань Тонге численность регулярной армии была доведена до 160 тыс. и подразделялась только на две равные части, сменявшие друг друга на производстве и на военной службе. Система набора в армию также стала строго регламентированной. Раз в три года власти проводили перепись населения и составляли подворные реестры, в категорию «чанг» включалась здоровая молодежь, которая набиралась в армию для пополнения регулярных частей, к категории «ку-ан» относились лица, находившиеся в резерве.

Армия при Ле отличалась четкой организацией и высоким уровнем боевой техники. Ежегодно весной регулярные войска собирались на местах или в столице для участия в учениях и маневрах. В каждом роде войск были введены соответствующие уставы. Появилось новое вооружение — пушки и огнеметы. Мощная армия являлась основным орудием защиты власти феодалов, а также играла активную роль в укреплении обороноспособности, территориальной целостности и суверенности государства.

Необходимость укрепления центральной власти активизировала разнообразную законодательную деятельность двора, постепенно оформлялись статус и структура государственного аппарата. В 1483 г. Ле Тхань Тонг приказал собрать все действующие положения, которые были затем дополнены, систематизированы и стали сводом законов, получившим название «кодекс Хонг Дык». Этот кодекс действовал до конца XVIII в. и, учитывая статьи, внесенные позднее, содержал 721 статью, делился на шесть томов и 16 глав. Он включал в себя и уголовное право, и законоположения о браке и семье, и процессуальные нормы, но все они были представлены в форме уложения о наказаниях (поэтому нередко его называют уголовным кодексом династии Ле).

Кодекс Хонг Дык являлся солидным законодательным трудом, свидетельствовавшим о новом шаге в истории права Вьетнама. Основным его содержанием являлись защита интересов и привилегий господствующего класса, укрепление абсолютной монархии. В то же время кодекс учитывал и народные обычаи, а также активно содействовал защите государства и развитию экономики.

Ко второй половине XV в. феодальная централизация достигла своего апогея, что способствовало укреплению национального государства. Общественная жизнь во многих отношениях была упорядочена, развивались материальное производство и духовная культура.

В то время Дайвьет представлял собой сильное государство Юго-Восточной Азии. Положение и авторитет страны росли, ее национальная независимость была упрочена. Династия Ле проводила гибкую, но в то же время решительную внешнюю политику на основе защиты территориальной целостности и государственного суверенитета.

В период правления династии Ле в Дайвьет прибывали с визитами посланники Тямпы, Лаоса, Ченла, Сиама и других стран, а китайские феодалы не решались на повторение агрессии. Инциденты на границах решительно и своевременно разрешались дипломатическим или вооруженным путем. Ле Тхань Тонг предупреждал своих военачальников: «Тот, кто осмелится отдать даже пядь земли врагу, будет сурово наказан»2*.

Вместе с тем развитие феодального государства вело к расширению привилегий господствующего класса и усилению централизации власти. Созданный династией Ле строй представлял собой абсолютную монархию, так же как и в других государствах Востока того времени. Следствием этого явилось дальнейшее усиление эксплуатации народа, а в области внешней политики — появление аннексионистских тенденций.

В 1447 г. Ле присоединили район Бонман (у западных границ провинций Нгеан и Тханьхоа) к территории Дайвьета, образовав фу Чаннинь. Дайвьет дважды (в 1446 и 1471 гг.) нападал на Тямпу. Во время второго нападения была захвачена часть территории Тямпы, образован округ Куангнам (провинции Куангнам, Куангнгай и Биньдинь). Южная граница государства Дайвьет была установлена по перевалу Кумонг.

В результате политического и экономического развития Вьетнама классовая структура феодального общества в эпоху Ле претерпела определенные изменения. Экономический упадок системы владений дьен чанг, тхай ап с их рабовладельческо-крепостнической основой повлек за собой ослабление позиций соответствующих господствующих слоев. Класс феодалов в эпоху Ле включал в себя фамильную аристократию рода Ле, чиновников и помещиков. Экономической базой этого класса являлось помещичье хозяйство, характерной чертой которого была эксплуатация крестьян-арендаторов посредством взимания земельной ренты. Рабовладельческие отношения, хотя и продолжали существовать, но уже не играли заметной роли в производстве и обществе. Ожесточенная классовая борьба в конце правления династии Чан и национально-освободительная война в начале XV в. оказали решающее влияние на распад рабовладельческих отношений. Освобождение от минского господства явилось не только победой в борьбе за национальную независимость, но также означало и победу крестьян в классовой борьбе за уничтожение отживающей и жестокой системы угнетения. Законодательство эпохи Ле еще признавало систему эксплуатации рабов, но было вынуждено ограничить ее развитие.

Крестьянство в это время состояло частично из свободных землепашцев, но главным образом из крестьян-арендаторов, которые, являясь членами общины, не имели своей земли или же имели ее очень мало и были вынуждены обрабатывать помещичьи и общинные земли. Таким образом, помимо непосредственной эксплуатации со стороны класса феодалов, владеющего основным средством производства — землей, они также зависели и от феодального государства, которое олицетворяло не только политическую власть, но и являлось верховным земельным собственником. Лe использовали общинную систему для сохранения этой зависимости. Законы эпохи Ле запрещали крестьянам покидать деревни. Власти опирались на общину как на инструмент эксплуатации, заставляя крестьян уплачивать налоги, нести воинскую и трудовую повинности. Только трудовая повинность, заключавшаяся в бесплатной работе на государство, отнимала у крестьян более 40 дней в году. Кроме того, они платили подушный налог (каждый общинник в возрасте от 18 до 60 лет ежегодно выплачивал 8 тьенов), а если кто-то еще занимался торговлей или ремеслом, то платил налог на произведенную продукцию. Надо учесть также, что высокие долговые проценты ростовщиков и вымогательства чиновников и старост еще более усиливали бремя эксплуатации.

Тем не менее в XV в., когда отмечался бурный рост производительных сил страны, а власти еще заботились о развитии экономики, жизнь крестьян и трудящихся в целом была относительна стабильной. Поэтому в течение почти целого столетия после освобождения страны классовые противоречия не достигали той остроты, которая могла привести к крестьянским восстаниям.

С развитием абсолютной монархии династия Ле старалась всемерно упрочить феодальную иерархию, насаждать конфуцианство. Общественные порядки и взаимоотношения были регламентированы строгими правилами. Феодальные отношения все сильнее проникали в общественную жизнь, конфуцианство и обычаи, вводимые феодалами, безусловно сказывались и на жизни простого народа. Но вместе с тем крестьянская среда, издавна жившая общинной организацией, продолжала сохранять древние национальные традиции и обычаи, в XV в. община претерпела глубокие изменения в сторону феодализации и потеряла некоторые права самоуправления. Однако, поскольку она продолжала существовать повсеместно, феодальные власти в какой-то мере были вынуждены считаться с ее обычаями.

Староста общины не назначался государством, а избирался населением. Конечно, выборное право постепенно сосредоточивалось в руках ограниченного круга лиц — старейшин и знатных людей. Избранный староста должен был соответствовать критериям, устанавливаемым государством, в то же Время, хотя право верховной собственности на общинную землю принадлежало государю и она распределялась по системе «куан дьен», эта земля находилась в пользовании деревень и каждый член общины имел право на свою долю. Пословица тех времен, гласившая: «государство живет по своим законам, а деревня — по своим обычаям», свидетельствовала о жизненности обычаев общины. Кодекс Хонг Дык в какой-то степени также был вынужден признать и узаконить ряд обычаев, отражающих традиции солидарности, взаимопомощи и коллективизма народа. Например, в отношении женщин кодекс признавал право наследования дочерей наравне с сыновьями и в случае, если в семье не было сына, дочь могла наследовать участок земли для отправления культа предков. Жена также имела право на развод, как и муж. в случае развода имущество супругов делилось поровну.

Община продемонстрировала свою жизнеспособность даже в эпоху развития абсолютной монархии. Ее традиции продолжали жить в народе.




1*Nguyễn Trầi. Toàn tạp., с. 221—222.
2*Việt sử thông giám cương mục (chinh biên). T. XI, c. 85.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2472


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы