Глава 6. Эпоха неолита. Марджори и Чарльз Квеннелл.Первобытные люди. Быт, религия, культура.

Марджори и Чарльз Квеннелл.   Первобытные люди. Быт, религия, культура



Глава 6. Эпоха неолита



загрузка...

Новокаменный век, неолит, считается эпохой, когда в Англию пришли первые земледельцы. В течение сотен лет они проделали длинное путешествие, преодолевая расстояние, отделяющее Англию от стран Ближнего Востока, где впервые зародилось сельское хозяйство.

Когда первый неолитический человек пришел в нашу страну, он нашел здесь прекрасные пастбища в Даунсе, не хуже, чем сейчас, и кремень для орудий. Племена переселенцев двигались по старой дороге, позднее прозванной Путем пилигрима, по утесам Северного Даунса, где им не грозил ни волк, ни человек. Сегодня на этой дороге мы находим следы неолитического человека: Китскоти на северо-западе от Мейдстоуна; памятник Колдрам на западе на другой стороне Медуэя; примитивные жилища в виде ямы с крышей из веток в Розвуде под Айтемом – все они датируются неолитом. Неолитический человек одомашнил овец, коз, свиней и коров (Bos longifrons), похожих, к примеру, на небольших коров черной уэльской породы. Для них нужны были загоны. Так, вдоль дорог через Даунс и равнину Солсбери мы находим земляные насыпи, окружавшие загоны для скота.



Рис. 72. Выдолбленный челнок



Такие стоянки встречаются только на юге Англии; ибо в Даунсе не только лучше пастбища, но и меньше деревьев. В те времена леса были куда гуще, чем теперь, а человек еще не имел орудий, которые помогли бы ему расчистить чащобу. Но вы бы ошиблись, если бы представили английский лес в виде тропических джунглей, потому что в эпоху неолита климат был такой же умеренный, как сейчас. Однако еще более затруднительное препятствие представляли собой болотистые и затопляемые земли, а также такие местности, как невозделанный сассекский Уилд, который в то время целиком покрывала вязкая глина. Леса полнились дикими зверями: в них водились ирландские лоси и туры, медведи и бобры, дикие кошки и маралы, кабаны и волки, и на них с собакой охотился неолитический человек.

Отважные переселенцы более позднего времени, видимо, двигались вдоль побережья, пока не дошли до меловых скал Истборна. Они плавали в своих выдолбленных челноках (рис. 72), некоторые из найденных образцов достигают 50 футов в длину. В Южном Даунсе снова попадаются насыпи и могильные холмы, связанные тропинками, которые ведут к Стоунхенджу. Другие племена пришли к заливу Уош, который в те дни проникал в глубь земли намного дальше, чем сейчас. Здесь Икнилдская дорога идет на юг до Горинг-Гэп на Темзе и затем через беркширские низины снова к Стоунхенджу. Мейден-Касл, расположенный рядом с Дорчестером, и его связь с колейными дорогами свидетельствуют о том, что велись морские перевозки и торговля. Очевидно, неолитический человек расселился от Даунса и Блэкдаунских холмов до Девона и Корнуолла, от Мендипса, Котсволдза до Нортемптон-Хайтс, на Южных Пеннинских горах и линконльнширских холмах, йоркширских известковых нагорьях и болотах, в Глэморгане, на севере и западе Шотландии, и все эти местности соединяют пути, сходящиеся на равнине Солсбери у Стоунхенджа, где, видимо, находился самый богатый английский край неолита и бронзового века, а также место пребывания духовных и гражданских правителей, которые могли существовать в те времена.

Нужно отметить, что дороги проходят по долинам рек, не пересекая их, так как реки – серьезное препятствие для стада. Позднее крупные речные долины образовали подступы, по которым иноземцы вторгались в страну. Во время прилива уровень воды поднимается вверх по Хамберу и Узу почти до самого Йорка; и вверх по Тренту до Гейнсборо и чуть дальше, а также по Темзе до Теддингтона.

Археологи не могут однозначно определить, по каким из дорог шло движение в новокаменный век, ибо неолитические поселения и культурные памятники встречаются довольно редко по сравнению с более поздними доисторическими эпохами. Мы знаем огромное количество таких памятников, относящихся к бронзовому веку, и каждый может ясно увидеть, что они протянулись вдоль древних путей, особенно на юге Англии, где они стоят до сих пор, не разрушенные земледельческими работами новых эпох, – например, в Даунсе и на равнине Солсбери. Однако мы можем быть уверены, что неолитический человек, несомненно, пользовался теми или иными путями и тропинками, когда перегонял скот, потому что, пробираясь через заросшую густым лесом местность, естественно, легче двигаться по сухой земле.

Рассматривая тот ранний период заселения Англии людьми, знавшими сельское хозяйство, – земледельцами и скотоводами, – мы должны понимать, что они двигались с совершенно разной скоростью. Первыми шли исследователи и разведчики, открывая новые земли, и древние торговцы или группы земледельцев, которые тем не менее еще много охотились. Они расходились вширь и в глубину вдоль рек и путей, причем довольно быстро даже по современным меркам. За ними следовали племена или родовые общины, занимавшиеся возделыванием земли и скотоводством, – они расчищали участки леса неподалеку от тех мест, где они высадились на английском побережье, и продолжали продвижение в глубь страны в зависимости от того, как скоро у них истощались пастбища или расчищенная территория, отданная под посевы. Чтобы освоить Англию, этим племенам и родовым общинам понадобились сотни лет.



Прежде чем мы приступим к более подробному рассмотрению материальной культуры неолитического человека, стоит попробовать выяснить что-то о народах, населявших Европу во времена неолита, бронзового века и раннего железного века. Мы считаем себя англосаксами или бриттами, но, по существу, это совершенно безосновательно, поскольку в нашей стране можно обнаружить очень много разных этнических типов.

В некоторой части Эссекса и на юге центральных графств и Чилтернских округов (в графстве Бакингемшир); на возвышенностях Вустершира, Шропшира и Херефордшира к западу от Северна; в Ромни-Марше, Уилде в Кенте, Сассексе, Суррее, Хемпшире и на Айл-оф-Или мы увидим множество темноволосых людей с удлиненными черепами. Объясняется это тем, что, хотя по этим территориям проходили основные пути саксонского переселения, старая британская кровь не исчезла полностью. Саксы проникали в страну вдоль Темзы, и саксонский элемент силен в Беркшире, Оксфордшире, Хемпшире, Сассексе и далее вверх по Темзе до Котсволдза; здесь вы найдете светловолосых людей с голубыми глазами. В Лестершире и Линкольншире живут люди датского типа с удлиненными лицами и высокими затылками; у них высокие скулы и прямые носы; видимо, в старину они прогнали англов в дербиширские холмы. В Йоркшире нас встретят типичные англичане, практичные, энергичные и упрямые; успешные в бизнесе, расчетливые и дельные и все же любящие музыку. На Шетландских, Оркнейских и Гебридских островах и в отдельных частях Кейтнесса живут замечательные люди норвежского происхождения. Горную Шотландию населяют потомки гэлов, вспыльчивые и эмоциональные; в южной части и на восточном побережье Шотландии живут бережливые, трудолюбивые люди, потомки англов, данов и переселенцев с востока.

Таким образом, на нашем острове представлены несколько типичных примеров европейских народов, и если мы хотим разобраться в своей истории или понять происхождение этих народов, то нам нужно вернуться на материк.

Европейские народы разделяются на три больших семьи или группы – нордическую, альпийскую и средиземноморскую, и вся история Европы – это рассказ о миграции и смешении разных этнических типов. Нордический означает северный, народы этой семьи также иногда называют прагерманскими; их представители происходят из степных районов к северу от гор между Европой и Азией. Когда началось потепление вслед за окончанием последнего ледникового периода, эта местность заросла лесами. Люди нордической расы были высокими, светловолосыми и голубоглазыми, отличались крепким телосложением и удлиненными (долихоцефальными) головами.

Альпийские народы пришли из гористых областей Европы; это коренастые брахицефалы.

Люди средиземноморской расы происходят с морского побережья; у них темные волосы, длинные головы, овальные лица и орлиные носы, они среднего роста, не более 5 футов 6 дюймов, женщины чуть ниже и слабее.



Рис. 73. Реконструкция крепости железного века



Предками нордического и средиземноморского типов, по всей вероятности, являются долихоцефалы древнекаменного века, а альпийская раса позднее пришла с востока.

Именно в средиземноморской расе мы должны искать первых людей, появившихся в нашей стране в эпоху неолита. Считается, что, продвигаясь вдоль западного побережья Средиземного моря, они перешли через ущелье Каркассон между Пиренеями и Севеннами и оттуда отправились по Западной Франции, пока не дошли до Бретани и Нормандии и дальше продолжили путь по берегу до того места, где сейчас пролегает пролив Па-де-Кале. Помните, что это длилось не день и не месяц, а сотни лет.

Поздние средиземноморские племена занимались строительством мегалитов: менгиров, дольменов и кромлехов[9], – кульминацией которых стал Стоун-хендж. Они распространились по Западной Европе и Великобритании, придя из Восточного Средиземноморья. Слово мегалит происходит от двух греческих слов: megas, большой, огромный, и lithos, камень. Самым существенным вкладом этих народов в строительное искусство стало появление и усовершенствование строительной перемычки; в этом они связаны с египетскими и греческими зодчими. Стоунхендж – это главное строение, досконально изученное нами, ученые датируют его началом бронзового века.

Возможно, строители дольменов отступили перед натиском брахицефальных людей бронзового века, пришедших в Британию через Галлию из Восточного Средиземноморья. Они были рослыми и смуглыми и переселились на наш остров примерно в 1800 году до нашей эры. Считается, что эти первые брахицефалы не относятся к кельтам, и мы разъясним это позже. Вполне вероятно, что они как-то связаны с мегалитическими сооружениями, поскольку они поддерживали отношения с долихоцефалами неолита; это известно нам потому, что в круглых курганах бронзового века встречаются совместные погребения брахицефалов и долихоцефалов. Люди бронзового века принесли с собой плоские бронзовые топоры (рис. 100), и если сначала они не умели их производить, то могли купить.

Примерно в то же самое время на северном и восточном побережьях высадились люди так называемой культуры кубков. Они получили свое название из-за керамических сосудов, найденных в их погребениях (рис. 119.1). Может быть, это были не кубки и не чаши, но, во всяком случае, нечто подобное. Возможно, они пришли из Испании или Германии, где также часто встречаются аналогичные гончарные изделия. В этом народе смешались альпийская и нордическая расы, соединив брахицефальные головы альпийцев со светлыми волосами и удлиненным скелетом крепких скандинавов. Это были рослые люди с высокими лбами.

Примерно в это время, о чем есть свидетельства, условия жизни постепенно делались легче. Люди стали дольше жить, увеличился их рост по сравнению с эпохой неолита, а разница в росте между мужчинами и женщинами уменьшилась.

В последующие времена, примерно от 700-го до 500 года до нашей эры, в Великобританию прибыли первые кельты; они говорили на арийском языке и своих умерших соплеменников предавали огню. Позвольте нам тут же объяснить, что это значит: «они говорили на арийском языке», так как распространение этого языка является одним из самых удивительных фактов в истории человечества, не менее замечательным, чем мадленская живопись. Арийский язык также называют индоевропейским, индоиранским и индогерманским. В конце XVIII века лингвисты заметили сходства в системах языков, которые раньше казались столь непохожими, таких, как санскрит, латынь, греческий, немецкий и кельтский языки. Позднее все европейские языки, кроме турецкого, финского и некоторых других, плюс несколько современных индийских языков, объединили в группу или семью языков, которые являются производными от вышеупомянутого арийского праязыка. Это не означает, что миллионы людей, говорящих на индоевропейских языках, произошли от арийцев; однако это свидетельствует о существовании какой-то чудесной идеи, которая распространилась по Европе подобно пламени, пожирающему сухую траву.

Точное место пребывания первых арийцев до сих пор является предметом спора: одна теория утверждает, что их родиной был юг России или Венгрии; другая – что они населяли Иранское плато до юго-восточных берегов Каспийского моря. Оттуда их язык распространился на Индию, перебравшись на юго-восток через Инд. В Европу они, возможно, попали вместе с переселенцами, двигавшимися на восток от Каспийского моря и затем на запад через Волгу, Дон и Днепр, откуда пришли люди культуры кубков. А возможно, арийцы двигались с Иранского плато на северо-запад и прибыли на юг от Черного моря в Малую Азию и на побережье Эгейского моря.

Распространение арийского языка совпало с великими переменами и переселением европейских народов. В старой неолитической цивилизации прогресс осуществлялся в рамках племени, причем отдельная личность почти не имела возможностей для индивидуального развития. Пока была нужда в первооткрывателях и разведчиках, смельчакам хватало дел, но, когда жизнь несколько устоялась и устроилась, они стали захватывать власть, едва ли из корыстных соображений, но ради того, чтобы утолить свое честолюбие и наполнить жизнь яркими событиями. Так началась эпоха героев. Племенные старейшины и патриархи вынуждены были уступить место героям и вождям, которые сплотили племена, превратив их в народы, и стали царями.

Говорившие на арийском языке светловолосые кельты начали прибывать с континента примерно за пять веков до нашей эры, они принесли с собой первое оружие и железные инструменты. Они говорили на двух родственных, но несколько различающихся языках, которые до сих пор живы на Британских островах и даже не очень изменились по форме. В соответствии с этими различиями в языках они назывались гэлами (гаэлами) и бриттами, или галлами и бриттами у римских писателей. Потомки гэлов – ирландцы, шотландские горцы и жители острова Мэн, бриттов – уэльсцы и корнуолльцы.

Около 75 года до нашей эры пришли белги – кельтский этнос с примесью германских кровей, и, когда Цезарь отправился завоевывать Британию, он обнаружил, что белги владеют юго-востоком острова.



Закончив этот схематичный набросок этнического разнообразия, с которым мы еще встретимся, давайте вернемся к первым упомянутым нами народам новокаменного века. Для начала рассмотрим их орудия, а потом постараемся выяснить, как они работали этими орудиями. Неолитические инструменты совсем не всегда изготовлены из отесанного камня, как думают некоторые люди. Кремень по-прежнему обрабатывали, как в эпоху палеолита: в некоторых случаях от крупного камня откалывали отщепы и потом оббивали их, в других – обрабатывали целиком.

В пещере Криссбери под Уортингом и пещере Граймз под Уитингом в графстве Норфолк были обнаружены ямы, оставленные первыми горняками, добывавшими кремень. Считается, что здесь орудия подвергали первичной грубой обработке и потом вывозили. Вместо лопат и кирок использовались остроконечные кайла из оленьих рогов и лопаток. Они выставлены в Доисторическом зале Британского музея.



Рис. 74. Добыча кремня



На рис. 74 изображены два человека, добывающие кремень при помощи такого оленьего кайла, но зачастую кремневые залежи составляли слишком плотный монолит, и вырубить его подобным образом было нельзя. Тогда горняки вбивали острие кайла в щель на поверхности кремневого монолита и затем выворачивали каменный блок, используя длинную рукоятку в качестве рычага. Для этой цели гибкий олений рог подходит как нельзя лучше. Если вы внимательно осмотрите кайло, то увидите отметины в самой широкой его части, в том месте, где мастер с силой бил по нему каменным молотом, а в кремневых залежах находят ряды небольших отверстий, оставленных в древние времена. Именно там кто-то выламывал куски кремня, но так и не вернулся, чтобы их забрать. Археологи, производившие раскопки в пещерах Граймз графства Норфолк, даже нашли отпечаток пальца неолитического горняка на одном кайле из оленьего рога.



Рис. 75. Способы крепления рукояток к кремневым орудиям



На рис. 75 помещены несколько типичных орудий и проиллюстрированы способы, которыми они насаживались на рукоятки или прикреплялись к ним. Под буквой А изображен кельт (от позднелатинского celtis – долото) – особый вид бронзового топора или тесла. Это неолитический потомок ручного рубила, появившегося в эпоху палеолита. Длина найденных кельтов варьируется от 1 до 15–16 дюймов, они были основным орудием неолитического человека. Кельт вставлялся в деревянную рукоятку, как показано под буквой А, а затем в отверстие сверху вбивали клинья. Иногда кельт закрепляли во втулке из оленьего рога, вставленной в деревянную рукоять. Кельтами рубили деревья и делали грубые изделия из дерева. Каменный кельт или топор был предшественником бронзового и в итоге эволюционировал в железный топор, бывший одним из самых полезных инструментов человека на протяжении многих веков. На позиции 75.А изображен отшлифованный каменный кельт. Сначала такие кельты откалывали от глыбы кремня. Затем заостряли край лезвия и отшлифовывали всю поверхность. На позиции 75.Б показан более грубый, неотшлифованный вариант, вставленный в рукоять под прямым углом для использования в качестве тесла; им могли работать, как мотыгой, нанося рубящие удары внизу, и, наверное, он был незаменим при изготовлении выдолбленных челноков. Подобного типа мотыги, сделанные из более грубых камней, применяли в сельскохозяйственных работах для возделывания земли. Для изготовления коленчатой рукоятки могла сгодиться любая разветвленная палка, к которой сыромятными ремешками привязывали кремневое лезвие. На позиции 75.В изображено, как можно установить на рукоятке камень с заостренным краем, а на 75.Г– скребло. В неолите, как и палеолите, скребла были широко распространены и, скорее всего, служили для того, чтобы соскребать жир со шкур и скоблить дерево. Обычно они имели форму устричной раковины; эскимосы пользуются скреблами, насаживая их на костяные рукоятки, а эскимосские ножи для свежевания похожи на тонкие овальные отщепы диорита, встречающиеся в Шотландии и получившие название «пиктские ножи». На рис. 76.А изображен отполированный каменный кельт, перпендикулярно насаженный на рукоять и применявшийся в качестве мотыги. Под буквой Б значится каменный обоюдоострый топор, под буквой В – каменный молоток.



Рис. 76. Каменные топоры и молоты



Для изготовления орудий неолитические мастера брали вулканические породы, подвергали их грубой предварительной обработке, придавали нужную форму и полировали их, отшлифовывая топор на точильном камне – не на том, который вращается, а на неподвижном, о который терли топор подобно тому, как плотник точит лезвие рубанка. На последнем этапе просверливали отверстие с помощью палки или полой кости и песка с водой. Для этого годился любой песок, достаточно твердый, чтобы поцарапать камень. Возможно, что сверло поворачивали при помощи лука или смычка (рис. 40). Одиссей выколол глаз циклопу Полифему, взяв кол и обернув вокруг него кожаный ремень, так же как «сверлят корабельный лес».

У некоторых каменных топоров один рубящий край и закругленная задняя часть. Возможно, их использовали для расщепления дерева, ударяя по топору деревянным молотком. У других специально затупленный край, как у боевой алебарды, обладатель которой вряд ли поранит себя, но при этом нанесет сильный вред врагу. Древние каменные кельты окружает любопытная традиция; в прошлом сельские жители думали, что это громовые стрелы. В Шотландии вплоть до конца XVIII века каменные молоты звали «молотами чистилища», считалось, что их закапывали в могилах рядом с мертвецами, чтобы стучать в ворота чистилища, пока не выйдет небесный привратник. Также не забывайте, что камень продолжали использовать до появления бронзы, и мы уже неоднократно указывали на это. Сэр Уильям Уайлд в середине XIX века утверждал, что современные ему ирландские кузнецы и медники еще использовали каменные молоты и наковальни. Также в книге «Каменные орудия древности», опубликованной в 1872 году, сэр Джон Ивенс говорит, что вплоть до того времени кремень продавали в сельских лавках, чтобы с его помощью и огнива высекать искры для разведения огня.

Оставив пока крупные орудия, перейдем к пикам, копьям, наконечникам стрел и многим прочим изделиям из кремня. Длинные отщепы до 8–9 дюймов шли на изготовление наконечников для пик; из коротких делали наконечники для копий, дротиков и стрел, из более толстых и грубых – скребла. Отколов отщеп, мастер затем приступал к его обработке и приданию нужной формы, археологи называют этот процесс ретушированием. На некоторых образцах из Дании по краю отщепа идет изумительный волнистый узор. Одного мнения относительно того, каким образом это было сделано, не существует. Во всяком случае, изготовитель наверняка применял ту или иную отжимную технику, изобретенную, как мы уже знаем, в верхнем палеолите. Может быть, использовали кремневый ударник либо клали отщеп плашмя на наковальню и откалывали крохотные кусочки по краю с помощью рубила или ударника. Эскимосы кладут отщеп в небольшое углубление, проделанное в полене, и затем нажимают на него костяным острием, отделяя небольшие осколки. Капитан Джон Смит, писавший в 1606 году об индейцах Вирджинии, рассказывал: «Из любого кусочка камня или стекла в форме сердца они проворно делают наконечники для стрел при помощи маленькой кости, которую всегда носят на наруче (который защищает запястье от тетивы лука), или приклеивают их к древку. Из сухожилий оленя и кончиков оленьих рогов они варят клей, похожий на желе и не растворяющийся в воде». Такого рода крепление показано на рис. 77. Изготовление наконечников для стрел требовало большой точности и умения. Как и о каменных топорах, о наконечниках сложилось множество легенд, и до последнего времени в сельских местностях их звали копьями эльфов. Фермеры думали, что такими копьями эльфы ранили скот.



Рис. 77. Кремневые наконечники копий и стрел



Рассмотрев некоторые орудия эпохи неолита, можно перейти к тому, для чего они предназначались. Давайте начнем с домов, которые строил неолитический человек. На рис. 73 изображены примитивные жилища, напоминающие хижины эпохи палеолита на рис. 56.

Эти жилища имеют круглую форму и, по-видимому, были распространены в эпоху неолита как в Англии, так и во Франции, а также в некоторых странах Средиземноморья. Лучше всего сохранившиеся британские образцы жилищ аналогичного типа были случайно обнаружены на Оркнейских островах, расположенных у шотландского побережья. Их занесло песком в Скара-Брей и Риньо. Оркнейские острова довольно пустынны, и дома там строили из камня, так как деревьев не хватало. Если вы приедете туда, то и сейчас сможете посмотреть на дома, выстроившиеся в ряд от одного к другому, в которых сохранились каменные ложа и каменные стулья, а также каменные очаги и каменные кади для воды. К сожалению, в Англии неолитические жилища почти не встречаются. Осталось только несколько углублений, сделанных в почве, где когда-то стояли стропила. Но в Холдене, графство Девоншир, и в Фенленде, графство Кембриджшир, найдено достаточно много углублений от таких стропил, которые свидетельствуют о том, что хотя бы некоторые неолитические дома имели квадратную или прямоугольную форму. Мы помещаем в нашей книге изображение подобного дома, хорошо сохранившегося в окрестностях немецкого города Айхбюля, где историки раскопали несколько целых деревень, состоящих из таких домов.



Рис. 78. Схема дома эпохи неолита в Айхбюле



Они хорошо сохранились в земле, поскольку она стала влажной и болотистой еще до того, как ее покинули люди неолита, и поэтому дерево не сгнило полностью. На плане дома (рис. 78) видно, что все доски пола по-прежнему на своем месте. По периметру дом обшит вертикальными деревянными планками, сделанными из распиленных пополам бревен, подобно канадской бревенчатой хижине. Они показаны на плане черным цветом. Вы видите, что дом поделен на два помещения: большую жилую комнату и маленькую кухоньку с очагом для приготовления пищи. Друг от друга их отгораживала стена, и если вы приглядитесь внимательнее, то заметите место дверного проема, не обшитое досками. У выхода располагается деревянная веранда, но на плане внешней двери не видно. Такое впечатление, что из дома выходили не через дверь, а протискиваясь между досками. Рис. 79 показывает, как археологи представляют себе неолитическую деревню. В определенной степени это не более чем догадка, но кое-что позволяет ученым судить о внешнем виде дома и даже его высоте, например сохранившийся фундамент.



Рис. 79. Айхбюльская деревня эпохи неолита



Рис. 80. Кукольный дом эпохи неолита



Есть и другой способ получить некоторое представление о неолитических домах – посмотреть на игрушечные домики, которые делали люди неолита для своих детей. Перед вами на рис. 80 изображение маленького домика на ножках, найденного в Центральной Европе. Это круглый кукольный домик, сделанный, возможно, из ила. Поскольку земля была болотистой, он стоит на деревянных столбиках, как дома в неолитических деревнях на швейцарских озерах или жилища железного века в Гластонбери, о которых мы поговорим позже. В доме вы видите три сосуда для хранения зерна и воды, а еще человечка, который в углу растирает зерно. Напротив двери расположено какое-то куполообразное сооружение с плоским верхом, как у дамской шляпки. Его видно только на плане домика. Нам известно, что это такое, только потому, что его реальный прототип раскопали в неолитических домах Европы. Это глиняная печь, схема которой изображена на рис. 82.



Рис. 81. Схема глиняной печи



Рис. 82. Глиняная печь



Об одежде, которую носили люди, жившие в таких домах в Европе или Англии, нам известно мало.

Найденные в хижинах Дартмура кремневые скребки, приспособленные для большого пальца, говорят о том, что в ходу была кожаная одежда; хотя ткачество, по всей видимости, появилось на швейцарских озерах в эпоху неолита, сомнительно, что в Дартмуре научились ткать раньше бронзового века. В овальных курганах нашли украшения, правда, их совсем немного.

Если неолитические люди носили кожаные вещи, это вовсе не означает, что они одевались только в шкуры животных грубой выделки; мы уже узнали, что женщины древнекаменного века умели делать отличные костяные иглы, а посещение Этнографической галереи Британского музея покажет нам, какие прекрасные меховые одеяния умеют делать эскимосы. Возможно, одежда людей эпохи неолита была чуть проще. Пикты, потомки неолитических людей, украшали себя татуировками; может статься, эта традиция уходит корнями в новокаменный век.

На рис. 83 изображено, как неолитическая женщина добывает огонь; чтобы высечь искру, ей требовался небольшой кремень и кусочек железного колчедана.



Рис. 83. Высекание искры



Рис. 84. Кремневый серп



Колчедан встречается в нижних слоях меловых залежей и, возможно, сначала использовался в качестве ударника при работе с кремнем, но, когда от удара посыпались искры, он получил новое применение, показанное на рис. 83. Из искры, упавшей на сухой мох, можно раздуть пламя. Найдены прекрасные кремневые ножи (рис. 84), есть предположение, что они применялись в качестве серпов. Жнец захватывал пучок колосьев одной рукой и обрезал ножом другой, как показано на иллюстрации. После жатвы колосья молотили – это было уже совсем просто, после чего зерно перемалывали в муку. На рис. 85 изображен седловидный жернов: зерно высыпали в углубление на жернове, образовавшееся от постоянного использования, и затем начинали передвигать верхний камень взад-вперед, пока не растирали зерна в муку. Вряд ли неолитические люди были знакомы с дрожжами и, скорее всего, выпекали пресный хлеб или смешивали муку с медом и выпекали сухие лепешки. На рис. 86 изображена ступка, похожая на современную, в которой было очень удобно толочь. Такие ступки делали из крупнозернистого песчаника.



Рис. 85. Растирание зерна



Теперь мы подходим к одному из наиважнейших открытий неолитического человека; он изобрел способ делать разные вещи из глины. Сначала горшки лепили без гончарного круга, наверное, так же, как это делают сегодня в кенийском племени кикую. Кенийцы размягчают глину, измельчая ее в крошки и освобождая от камешков; затем высушивают на солнце и смешивают с водой, разминая, пока она не становится пластичной. Затем в глину добавляют мелкий песок и раскатывают тонкими колбасками. Из одной такой колбаски делают кольцо и затем по мере работы прибавляют сверху новые полоски глины, поместив одну руку внутрь за готовки, а другую снаружи, и постепенно вылепливают верхнюю половину будущего горшка. Эту половину сушат на солнце в течение нескольких часов, кроме места стыка на нижнем крае, которое защищают от высыхания листьями. Во время изготовления верхней половины горшка основание кладут на слой листьев, чтобы легче ее поворачивать, и позднее это наверняка должно было привести к изобретению гончарного круга. На следующем этапе работы верхнюю половину переворачивают вверх ногами и ставят на листья на уже готовое горлышко, и работа продолжается, как раньше: нижнюю половину вылепливают, прибавляя по необходимости полоски сырой глины, придают нужную форму, держа одну руку внутри, а другую снаружи, пока не остается место только для одного пальца, после чего отверстие залепляют кусочком глины – и горшок окончен. Снова в течение нескольких часов глина затвердевает, затем горшки ставят горлышком вниз на землю и вокруг разводят костер из валежника. После того как валежник выгорит и горшки остынут, они готовы к употреблению. Единственный инструмент, кроме рук, которым пользуются кенийские гончары, – это кусочек тыквенной корки.



Рис. 86. Толчение зерна



Рис. 87. Изготовление горшка



Рис. 88. Глиняная ложка



Рис. 87 показывает, как работает с глиной женщина эпохи неолита, а на рис. 88 изображена глиняная ложка, на которую можно посмотреть в Британском музее.



Керамическими изделиями в племени кикую занимаются женщины, и можно с большой долей вероятности предположить, что в эпоху неолита такую работу тоже выполняли женщины и еще вели домашнее хозяйство, пока мужья охотились и пасли скот. Скорее всего, у них было очень много обязанностей, помимо приготовления пищи и шитья; нам следует понять, что древняя женщина была изобретателем. С глиняных горшков началась длинная цепь, которая привела к появлению современной кастрюли; прежде мясо умели только жарить над огнем или запекать в углях, но, имея прочный глиняный горшок, можно было приготовить неолитический вариант тушеного рагу. Появилась возможность кипятить воду и хранить молоко и зерно.

Может статься, именно женщина заметила, что коровы и козы едят семена травы, и решила провести эксперимент, размолов семена между камнями; возможно, она попробовала муку и, посчитав ее вкусной, принесла домой еще семян. Ветер унес несколько семян, и они упали на землю у стен хижины, и женщина наблюдала, как они прорастают, поливала и ухаживала за растениями. Таким образом ей могло прийти на ум разбить огород, а потом обнаружилось, что, если возделывать землю, она дает лучший урожай. Это наблюдение открыло перед людьми бесчисленные возможности. Объектами экспериментов стали дикие яблони, сливы и другие фруктовые деревья, и, по всей вероятности, женщина стала садовником еще до того, как мужчина стал земледельцем. В одном мы можем быть совершенно уверены: неолитический человек не мог просто встать в одно прекрасное утро и засеять землю зерном, не совершив прежде бесконечных опытов и попыток.



Мы поговорили о некоторых неолитических домах и о том, какую жизнь вел неолитический человек. Кроме домов, древние люди оставили нам два вида памятников, все еще не стертых временем с лица земли. Это загоны для скота и культовые сооружения. Загоны для скота, расположенные в естественном ограждении холмов, являются наиболее ранними сооружениями из открытых в Даунсе. Загон – это небольшой участок земли на низком холме с плоской верхушкой, окруженный одной или двумя канавами. Из земли, вынутой из канав, сделана невысокая насыпь по внутреннему периметру, в которую вбивали колья, и такого ограждения было достаточно, чтобы стадо не разбегалось. Сами по себе канавы не были нужны, из них просто брали землю для насыпи, и когда неолитический человек решал, что земли уже хватит, то он не утруждал себя рытьем канавы по всему периметру холма. Вот почему эти загоны называются загонами в разомкнутых канавах. Иногда их еще называют загонами с дорожками, потому что дорожки проходят по участкам невыкопанной земли между отрезками канавы. Археологи считают, что туда осенью загоняли скот для забоя и, возможно, засолки мяса. В те дни земледелие было не очень развито, осенью и зимой скот было нечем кормить, и потому забивали всех быков, кроме одного, а может быть, и большинство коров.

А сейчас поговорим о неолитических длинных курганах, то есть могильных холмах, так как помимо их ритуального значения, которое мы обсудим позднее, большой интерес представляет их устройство. Длинный курган называется так потому, что на плане он имеет форму яйца. Существует две разновидности длинных курганов: первая, со склепами внутри, куда помещали тела, и вторая, где тела зарывали непосредственно в землю. Вторая разновидность отличается тем, что по бокам у нее прорыты канавы, оставляющие широкую тропу с обоих концов. В основном курганы сориентированы относительно востока и запада, погребения обычно располагаются с восточной стороны, которая выше и шире, чем западная. Любопытно, что неолитические долихоцефалы строили длинные курганы, тогда как пришедшие позднее брахицефалы бронзового века строили круглые курганы.



Рис. 89. Погребальный холм. Усиниш, Южный Юст, Гебридские острова



Длинные курганы со склепами главным образом представляют собой насыпной холм из земли, но внутри проходит коридор, а также расположены несколько небольших помещений – склепов, обычно сооруженных из огромных, плоских каменных плит. Так как склепы и коридор построены из больших блоков камня, они относятся к мегалитическим сооружениям и, следовательно, определенным образом связаны со Стоунхенджем. В нем использован тот же строительный принцип: большие каменные плиты ставят на ребро и сверху плашмя кладут третью, образуя как бы крышу или перекладину. В других сооружениях такого типа, где расстояние между вертикальными плитами слишком велико, чтобы его можно было покрыть одним камнем, с обеих сторон проходит выступающая каменная кладка, которую наращивали до тех пор, пока пространство в середине не становилось достаточно узким (см. рис. 89 и 90). Таким же способом построена гробница Агамемнона. По внешнему периметру кургана проложена каменная стена, сложенная без раствора, с вертикальными валунами песчаника через равные промежутки. Сухая кладка ознаменовала великое достижение древних строителей и стала значительным шагом вперед. Иногда в гробницах этих курганов находят долихоцефальные скелеты, но нет никаких признаков кремации. Курганы спланированы в основном по тому же принципу, что и храмы бронзового века на Мальте. Иногда кости скелета, сохранившиеся в курганах, разъединены, как будто их положили туда спустя какое-то время после смерти; есть гипотеза, что это скелеты принесенных в жертву рабов, которые должны были сопровождать вождей племени в мире духов, так же как и орудия, глиняная утварь и убитые животные, но существование рабства в то древнее время вызывает сомнения. Думается, что есть все основания считать эти курганы племенными мавзолеями, где люди собирались для проведения торжественных церемоний. Они явно свидетельствуют о том, что неолитический человек верил в загробную жизнь, и сооружение курганов со всей очевидностью говорит, что смерть для него не была концом. Требовалась немаловажная причина, чтобы племя сплотилось и сообща взялось за такую грандиозную работу, как строительство кургана.



Рис. 90. Пиктский дом. Сазерленд (железный век)



Сооружение обиталищ для мертвецов проливает интересный свет на верования тех дней; видимо, в эпоху неолита считалось, что в течение какого-то времени дух покойного был привязан к земле, тогда как более поздние погребения бронзового века, когда тела начали сжигать, говорят о том, что дух сразу же после освобождения отправлялся в потусторонний мир. Возможно, что дома для мертвых строились по образцу домов для живых; сохранился ряд жилищ, которые как будто бы подтверждают эту мысль. На рис. 89 и 90 изображены так называемые дома пиктов, найденные в Шотландии, и эти каменные, покрытые землей сооружения явно обязаны своим устройством могильным курганам.



Рис. 91. Каменное жилище эскимосов



Также и жилища эскимосов (рис. 91 и 92), по-видимому, произошли от курганов. На рис. 91 видно, что в жилище со спальными местами под буквой А и местом приготовления пищи под буквой В ведет длинный туннель. Сверху сооружение покрыто шкурами, проложенными слоем мха и лежащими на столбах, как показано на схеме. Вместо окон мембрана, натянутая между китовых челюстей. Снежный дом (рис. 92) имеет ту же форму. В Шотландии встречаются пиктские дома, состоящие изо рва, выложенного камнем и накрытого каменными плитами, который оканчивается круглой комнатой.



Рис. 92. Снежное жилище эскимосов



Рис. 93. Башня пиктов (железный век)



На рис. 93 изображена башня пиктов, называемая Дун или Брох. Сооружения подобного типа встречаются в Сазерленде, Кейтнессе, на Оркнейских, Шетландских и Гебридских островах. Небольшая дверь имеет всего 3 фута 8 дюймов в высоту и 3 фута в ширину и проделана в стене толщиной 10 футов 6 дюймов. У прохода расположено сторожевое помещение, имеющее 4 фута в высоту и 9 футов в длину с дверью 2 х 2 фута. Внутри расположен круглый двор под открытым небом, в стене, огораживающей двор, напротив входа есть еще одна дверь, ведущая в коридор, который спиралью поднимается в толще стены до верхних галерей. У галерей очень низкий потолок, и свет в них попадает через окна, выходящие во внутренний двор.



Рис. 94. Дольмен



Время возведения подобных зданий установить очень трудно, но башни пиктов по характеру являются мегалитами и построены методом сухой кладки; по своему устройству они двоюродные братья циклопическим башням-нурагам на Сардинии, которые представляют собой укрепленные жилища. Предполагается, что пикты происходят от неолитического племени, и вполне возможно, что они построили свои шотландские башни во времена римского завоевания. Кроме того, как мы выяснили, эти строительные методы по-прежнему применялись в бронзовом веке, хотя первые мегалитические сооружения были построены в Британии в эпоху неолита.



Рис. 95. Каменный обелиск



На рис. 94 изображен дольмен; когда-то он был частью склепа в могильном кургане, но окружавшая его насыпь была срыта и распахана.

Рис. 95 изображает монолит или каменный столб из тех, которые в Уэльсе, где они не редкость, называют Мэн Хир, менгир. Вероятно, они отмечают места погребения важных лиц, но иногда они являются отдельными остатками каменного круга или аллеи менгиров – это два параллельных ряда каменных столбов, которые порой (например, в Дартмуре) имеют длину более мили. Обычно аллеи менгиров связаны с каменным кругом или круглым курганом и указывают на проведение религиозных ритуалов. Такая конструкция, когда один горизонтальный камень положен на два вертикальных, как в Стоунхендже, называется трилитом.

Мы уже сказали, что слово «мегалитический» означает «построенный из гигантских камней», но что это значит в реальности? В книге Пита «Памятники из неотделанного камня» содержатся сведения о глыбе весом почти 40 тонн, которую, скорее всего, везли за 18 миль из каменоломни в Ла-Перотт, во французском департаменте Шаранта.



Прежде чем мы перейдем к Стоунхенджу, величайшему мегалитическому памятнику, неплохо было бы получить некоторое представление о том, как работали строители. Вполне вероятно, что единственное механическое приспособление, которое было в их распоряжении, – это рычаг. На рис. 96 изображены качели, и, наблюдая за этим детским развлечением, древние люди могли открыть принцип действия рычага еще в эпоху неолита или даже палеолита. Качели похожи на весы; не имеет значения, находится ли груз на перекладине или подвешен под ней. Если два мальчика сидят на одинаковом расстоянии от центра и имеют одинаковый вес, то они уравновешивают друг друга, но если один из них тяжелее, то ему нужно придвинуться ближе к центру, чтобы сохранить равновесие. Если он намного тяжелее – скажем, весит 6 стоунов, – чем его младший брат весом 1 стоун, то старший мальчик должен находиться в 1 футе от центра, чтобы уравновесить брата, сидящего на расстоянии 6 футов (рис. 96.А). Представьте себе, что перекладина, обозначенная буквой А, – это рычаг; сила в 1 центнер, приложенная сверху к одному концу рычага на расстоянии 6 футов от центра, будет равна силе в 6 центнеров, направленной вверх на расстоянии 1 фута от центра.



Рис. 96. Принцип действия рычага



Если оба мальчика сядут с одной стороны, как на позиции Б, то их уравновесит 2-стоуновый мальчик, сидящий в 6 футах с другой стороны. Возьмем левую сторону схемы под буквой Б. По ней видно, что 6 стоунов на расстоянии 1 фута равны 1 стоуну на расстоянии 6 футов. Перенесем это на схему В и представим, что нам нужно поднять груз в виде бревна или камня весом 6 стоунов на расстоянии 1 фута от центра. Для этого будет достаточно груза в 1 стоун на расстоянии 6 футов от центра. Можно применить наш рычаг и по-другому, как показано под буквой Г. Мы имеем перекладину, согнутую под прямым углом; одно плечо имеет длину 6 футов, другое 1 фут. Сила в 1 стоун, приложенная к 6-футовому плечу сверху, даст силу в 6 стоунов на конце горизонтального плеча длиной в 1 фут. Так становится возможным возведение церковных колоколен, заводских труб и башен. Возьмем схему Е; представим, что это башня высотой 6 единиц и шириной 2 единицы у основания, которая должна противостоять напору ветра. Сила ветра известна, а потому силу, равную его давлению на башню по всей площади, прилагают к плечу рычага длиной в половину высоты башни. Противостоит этому вес, действующий через центр тяжести на плечо рычага половиной ширины основания. Если напор ветра сильнее, чем вес, башня опрокинется. Мы не говорим, что первобытный человек вполне осознавал эту проблему, но так или иначе можно утверждать, что древние строители открыли законы механики.



Помня об этих законах механики, мы можем перейти к тому, как работали строители. Природа позаботилась о местном песчанике, но внутренний круг построен из необычных камней. Ближайшее место, где их можно добыть, находится на востоке от Пемброкшира, и возможно, что эти камни составляли священный круг еще до того, как их перевезли. На рис. 97.1 изображены каменщики, обрабатывающие глыбу там же, где она была добыта, чтобы хоть немного облегчить ее вес перед транспортировкой. Ученые полагают, что сначала камень нагревали с помощью огня, а затем поливали водой, чтобы он потрескался и раскололся, но это был опасный способ, и, может быть, вместо него они вбивали в трещины деревянные клинья. Как-то раз мы видели, как работает каменщик-профессионал в Инвернессшире с большим гранитным валуном, который много веков назад выпал из основания ледника. Каменщик хотел сделать 6-дюймовую плиту и для этого просверлил в камне ряд отверстий, куда вбил клинья и отколол плиту от основной массы валуна. Не исключено, что первые древние каменщики пользовались тем же методом, хотя мы не можем быть в этом уверены; однако нам известно, что они все-таки обладали орудиями из кремня и другого камня, так как их нашли при раскопках в Стоунхендже. Грубо заточенные кремневые топоры брали в руку и, видимо, разравнивали с их помощью поверхность каменной глыбы уже после того, как ее обработали крупными булыжниками или колотушками, сбив бугорки и неровности.



Рис. 97. Строители за работой



На позиции 97.2 вы видите людей, приподнимающих глыбу с одного края, чтобы подложить под нее катки; на позиции 97.3 показано, как глыба уже лежит на катках и одна группа людей тянет за кожаные веревки, а другая помогает им, подталкивая рычагами. Под цифрой 4 перед нами строительная площадка, где выкопана яма с одной покатой стороной, в которую вертикально устанавливают камень. Под буквой А его закрепляют небольшими камнями, вбитыми в образовавшееся треугольное пространство, однако вполне очевидно, что покатый склон под цифрой 4 следовало насыпать еще до того, как камень опускали в яму. Без насыпи было бы практически невозможно поднять камень, да к тому же и очень опасно. С насыпью, даже если бы камень съехал чуть дальше вперед, чем нужно, его можно было сравнительно просто вернуть на место с помощью рычагов и затем, прислоненный к покатому склону под цифрой 5, поднять на рычагах и ремнях. Тем временем треугольный промежуток под буквой А заполняли землей, которая фиксировала камень в требуемом положении. Что касается каменных плит, положенных сверху в горизонтальном положении, то их могли укладывать при помощи еще более высокой насыпи или рычагов, как показано на рис. 97, позиции 6 и 7. Поднятый камень подпирали и повторяли операцию сначала. Каменная глыба на рис. 97 имеет примерно такой же размер, как некоторые из плит во внешнем круге Стоунхенджа. Сначала по внешнему периметру каменный круг опоясывают ров и кольцевая насыпь примерно 300 футов в диаметре. С северо-восточной стороны в кольце есть проем, соединяющийся с проходом. Внутри располагается святилище. Оно включает в себя внешний круг, первоначально состоявший из 30 камней, имеющих около 14 футов в высоту, 7 футов в ширину и 3,5 фута в толщину. На этих опорах лежали, образуя кольцо, горизонтальные плиты, выдолбленные с нижней стороны под стойки или штыри в верхней части вертикальных камней, на которые они опирались. На рис. 98 показано, как примерно выглядел этот внешний круг после окончания работы. Внутри внешнего круга расположена еще одна из каменных плит поменьше, а затем в виде подковы высятся пять исполинских трилитов. Трилит – это сооружение из двух вертикальных камней и одного горизонтального. Начиная с северо-востока, то есть со стороны входа, высота трилитов увеличивается. Внутри трилитов установлена еще одна подкова из монолитов меньшего размера, а в центре ее находится алтарный камень с плоской поверхностью.



Рис. 98. Стоунхендж



У самого входа лежит плоская глыба, носящая мрачное имя «жертвенный» или «кровавый» камень, а чуть дальше стоит еще один каменный столб, который называют камнем Хеле.

Вполне возможно, что Стоунхендж был храмом солнца, откуда жрецы или священники вели астрономические наблюдения. То, что дни становятся короче или длиннее, мы принимаем как нечто само собой разумеющееся, если вообще когда-нибудь задумываемся об этом, но в эпоху неолита все было по-другому. Почему зимой солнце едва поднимается над горизонтом, описывая на небосклоне низенькую арку, а летом забирается гораздо выше, было в то время для человека большой загадкой. В пасмурный день нас раздражает, что мы не можем видеть солнце, хотя точно знаем, что оно светит за тучами, а в Стоунхендже могла находиться магическая обсерватория, откуда жрецы определяли точку, в которой взойдет солнце, когда восход закрыт облаками. Жрецы определяли начало сезонов; сообщали, что пришло время сеять, приносили жертвы солнечному божеству, чтобы оно помогло вырастить обильный урожай. Да и в самом чуде произрастания и вызревания растений мы не видим ничего необычного, тогда как человек неолита, хранивший в неуклюжих глиняных горшках добытое с таким трудом зерно, не отдавал его во власть матери-земле, не принеся ей прежде какой-нибудь искупительной или умилостивляющей жертвы. Жизнь отдельного человека в те времена не считалась большой ценностью; на первом месте стояло благополучие племени, и, если один человек должен был умереть ради спасения других, это неизбежно происходило. По этой или какой-то похожей причине ритуальные человеческие жертвоприношения вошли в некоторые древние религии. Вспомните, как Бог сказал Аврааму: «Возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа, и там принеси его во всесожжение» (Бытие, 22: 2).

В 21-й песне «Илиады»
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 11426


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы