Единоборство албанского героя с двумя турецкими султанами. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Единоборство албанского героя с двумя турецкими султанами



загрузка...

Международная ситуация благоприятствовала освободительной акции Скандербега. Основные силы османов были отвлечены борьбой против балканских и итальянских государств. Даже Венецианская республика, до того избегавшая вооруженного конфликта с султаном, начала подготовку к захвату занятых турками албанских городов Влёры, Гирокастры и др. Скандербег использовал создавшуюся обстановку для того, чтобы распространить свою власть на новые районы. Он изгнал османские гарнизоны из крепостей Петреля, Петральба, Стелюши, Торчан и несколько позже из Свети града.

Понимая невозможность дальнейшего ведения войны разрозненными силами феодальных отрядов, Скандербег предпринял шаги к созданию регулярной армии. Османская опасность сделала более сговорчивой албанскую знать, и самые влиятельные ее представители согласились принять предложение Скандербега о создании военного союза. В марте 1444 г. в город Лежу, бывший в то время венецианским владением, приехали Георгий Арианити, Андpea Топия, Никола и Паль Дукагини, Теодон Корона Музака и другие владетельные феодалы. Здесь сформировалась лига албанских князей, к которой присоединился и черногорский владетель Стефан Черноевич, связанный с албанскими князьями не только узами родства, но и интересами совместной борьбы за освобождение.

Образование лиги имело большое политическое и военное значение. Впервые попытка ликвидации феодальной анархии привела к реальным результатам. Собрание князей приняло решение о создании объединенной армии и избрании ее главнокомандующим Скандербега с титулом «главного капитана». Члены лиги взяли на себя обязательство участвовать в ее военных мероприятиях и внести по 200 тыс. золотых дукатов в общий фонд, который подлежал сверх того пополнению за счет доходов от соляных разработок. Феодалы оказывали поддержку лиге, ибо надеялись с ее помощью добиться освобождения собственных земель от турецкого господства, как это уже сделал в своих владениях Скандербег. В источниках имеется, например, следующее объяснение причин перехода на сторону Скандербега албанского феодала Айдина Музаки, бывшего военачальника турецкой армии. По свидетельству современника, когда Айдин Музака узнал, «что Скандербег успешно захватил свои владения и изгнал турок», он, «охваченный желанием еще раз увидеть родину и надеясь, что его выше оценят соотечественники, бежал и прибыл в Албанию».

По возвращении из Лежи Скандербег приступил к реорганизации оборонных сооружений и созданию армии. Он был знаком и с кондотьерскими методами ведения войну, и с тактическими новациями Яноша Хуньяди, хорошо знал сильные и слабые стороны османской военной организации и, что являлось особенно важным и новым в тех условиях, имел достаточно полное представление о народных формах борьбы — так называемом хайдуцком (партизанском) движении, уже тогда широко распространенном на Балканах.

По замыслу Скандербега предполагалось восстановить старые и построить новые крепости, которым предстояло обеспечить единую оборонительную систему Албании. Была организована армия общей численностью в 12—15 тыс. воинов, главным образом всадников. Они вербовались преимущественно во владениях Кастриоти, и только четвертую часть армии составляли отряды союзных князей. Кроме крепостных крестьян в албанскую армию вступали и свободные общинники по принципу «один мужчина от каждого дома».

Народный характер албанской армии являлся определяющим фактором ее побед над мощным врагом — турецкими захватчиками. Успехам албанцев во многом содействовали и природные особенности страны. Подвижные отряды албанцев производили внезапные атаки обычно тогда, когда турецкая армия, растянувшаяся в каком-либо ущелье, не могла оказать им должное сопротивление. В горных условиях Албании османская армия теряла одно из своих главных преимуществ — многочисленность. К месту решающей битвы, она, как правило, подходила с сильно поредевшими рядами.

Национальный герой Албании Скандербег
Национальный герой Албании Скандербег

Жена Скандербега Доника и его сподвижник Тануш Топия
Жена Скандербега Доника и его сподвижник Тануш Топия

В июне 1444 г. произошло сражение в долине Торвиоли (ныне Домосдова). Вторгшееся в Нижнюю Дибру 25-тысячное султанское войско потерпело полное поражение, около трети его было уничтожено. Эта первая крупная победа Скандербега получила широкий отклик в Албании и за ее пределами. Авторитет Скандербега укрепился. Султан Мурад II счел поражение в Дибре случайным, но военные экспедиции, которые он посылал в Албанию и в последующие два года, также не имели успеха.

Победы лиги вызвали беспокойство Венеции, опасавшейся за судьбу своих владений на Адриатическом побережье. Поэтому венецианское правительство, используя свой излюбленный прием — подстрекательство и разжигание сепаратистских настроений албанских князей, — добилось выхода некоторых из них из лиги, а попутно подчинило своей власти еще один город в Албании — Даньо. Но в 1447 г. собрание членов лиги постановило начать войну против Венеции. К этому решению присоединился и сербский деспот Георгий Бранкович, стремившийся ликвидировать венецианские владения в Зете. Албанские вооруженные силы повели наступление на Даньо, Дуррес и вплотную подошли к Шкодре.

Венеция оказалась в затруднительном положении, тем более что в тот период она находилась в состоянии войны с миланским герцогом, которому оказывал поддержку неаполитанский король. В итоге Венеция сделала попытку удержать свои позиции на албанском побережье, употребив все меры дипломатического и финансового воздействия. Посланцы венецианского сената начали со Скандербегом переговоры о перемирии. Одновременно сенат обещал 100 дукатов ежегодной пенсии в награду тому, кто убьет Скандербега, и направил в Адрианополь специального посла для того, чтобы склонить султана к выступлению против Албании.

В июле 1448 г. султан Мурад II действительно снарядил военную экспедицию в Албанию и сам стал во главе войск. Попытка Скандербега разбить противников поодиночке не принесла желаемых результатов. Он разгромил венецианскую армию под Шкодрой, но не добился победы над турками. Албанским войскам пришлось после длительной осады противником оставить крепость Светиград. Тем не менее султан не мог продолжить наступление вглубь албанской территорий. Задержка у Светиграда и весть о готовящемся новом наступлении венгров заставили его уйти из-под стен Круи.

Тогда же поражения, понесенные венецианцами, вынудили их сенат возобновить мирные переговоры с албанцами. К Скандербегу отправился посланец, чтобы «отвратить его от намерений в отношении Диррахиума (Дурреса)», как говорилось в инструкции сената. Готовясь к совместному с Хуньяди выступлению против турок, Скандербег принял предложение Венеции, и 4 октября того же 1448 г. договор был подписан. Венеция прекращала войну против Албании, разрывала союз с султаном и обязывалась выплачивать Скандербегу ежегодно 1400 дукатов. Даньо оставался в руках венецианцев, но взамен албанцам предоставлялись привилегии в порту Дуррес. На случай, если Скандербег лишится своих территорий, сенат гарантировал ему право убежища в Венецианской республике.

Ко времени завершения этих переговоров наступление венгров уже началось. Албанская армия не успела присоединиться к венгерской, и 16 сентября султан Мурад встретил армию Хуньяди на Косовом поле «с превосходящими силами, что было преимуществом, уравновесившим гений его соперника», как сообщала одна хроника. Венгерские войска после трехдневной битвы потерпели поражение.

Поражение на Косовом поле тяжело отразилось и на Албании. Мир с Венецией был непрочным, а венецианский сенат с враждебностью относился ко всем начинаниям Скандербега. Противоречия между сторонами то разгорались, то затухали в зависимости от развития венециано-турецких дипломатических и торговых отношений.

Крепость Круя. Современный вид
Крепость Круя. Современный вид

Помощь Неаполитанского королевства и Дубровника, считавшихся союзниками Скандербега, ограничивалась нерегулярными денежными субсидиями. Изнурительные войны истощили Албанию, в лиге снова наметился раскол, и из нее вышли некоторые крупные феодалы, в том числе Георгий Арианити.

В таких, казалось, чрезвычайно благоприятных для турок условиях султан Мурад предпринял новый поход против Албании. В начале 1450 г. турецкие войска захватили Берат и в середине мая появились под Круей. Вынужденная по дороге к Круе отражать многочисленные атаки подвижных албанских отрядов, турецкая армия подошла к хорошо укрепленным стенам города в значительной степени уже обессиленной. Вполне понятна поэтому досада турецкого хрониста Дурсун-бая, не пожалевшего красок для описания тягот этого горного похода. «Только такие джинны, как жители этих мест... — писал, в частности, хронист, — могли взбираться на горы; оттуда эти проклятые стреляли отбавленными стрелами». Осада Круи также сопровождалась большими трудностями для турок. Как писал биограф Скандербега Барлети, Круя «располагалась на высокой, с отвесными склонами горе, дорог к которой не имелось. Она была словно охраняема высоким творением природы и неуязвима ни для каких военных хитростей,кроме голода».

Сначала султан Мурад предложил защитникам Круи сдаться. Получив отказ, он пытался подкупить начальника гарнизона Врану Альтисфери, а когда и это не удалось, была организована длительная осада крепости. Из отлитых на месте двух тяжелых пушек велся ее обстрел. Современники писали, что самая большая пушка стреляла каменными ядрами весом до 400 либров (около 200 кг). В результате обстрела в крепостных воротах образовалась брешь, но как только турецкие войска под командованием наследного принца Мехмеда бросились в нее, они встретили решительное сопротивление осажденных и вынуждены были отступить.

Османская армия, несмотря на все старания венецианских поставщиков, испытывала продовольственные затруднения. Неожиданные и частые удары албанских отрядов по ее тылам истощали войска. Сведения о том, что Янош Хуньяди вновь собирает силы для антитурецкого похода, также повлияли на окончательное решение султана Мурада. В конце концов, потратив почти пять месяцев на безуспешную осаду Круи, Мурад со своими войсками покинул Албанию. Вскоре султан умер в Адрианополе, оставив сыну Мехмеду в наследство трон и невыполненные задачи.

Сражение за Крую албанцы выиграли, тем не менее положение Скандербега оставалось тяжелым. К началу 50-х годов стали еще заметнее трудности, с которыми он боролся, но которые так и не смог до конца преодолеть. Его централизаторская политика вызывала серьезное сопротивление со стороны феодалов. Многие из них покинули лигу. Созданный некогда в Леже военный союз практически распался.

Между тем длительная война привела к большим разрушениям. Города и деревни после ухода османских войск лежали в развалинах, поля и сады были запущены, много скота уничтожено или угнано. Средств на восстановление не хватало, требовались деньги и на содержание армии. Скандербегу снова пришлось искать поддержку за рубежом. Наиболее реальными были шансы получить помощь от Неаполитанского королевства, заинтересованного в борьбе Скандербега как против Венеции, так и против османов.

В марте 1451 г. в Неаполь отправилось албанское посольство епископа Круи Стефана и доминиканского монаха Николо Бергуци. 26 марта в Гаэте был подписан договор, по которому неаполитанский король Альфонс обещал Скандербегу содействие против османов и финансовую помощь в размере 1500 дукатов в год. Албанцы в свою очередь, обязались после освобождения всех земель признать вассальную зависимость от неаполитанского короля со всеми вытекающими из этого фискальными и прочими обязательствами.

Обеспечив себе поддержку Неаполитанского королевства в момент, когда Албания находилась на грани общего истощения, Скандербег одержал крупную дипломатическую победу. При этом его княжество, несмотря на статью о вассалитете в договоре с Неаполем, фактически сохранило самостоятельность как во внутренней, так и во внешней политике. Скандербег успешно использовал и отвлечение главных сил врага от Албании, поскольку султан Мехмед II в то время готовился нанести окончательный удар по Византии. Полученная передышка позволила Скандербегу восстановить поврежденные укрепления и соорудить новую крепость в Модрице (Дибра) на пути, по которому чаще всего следовали турецкие завоеватели.

Правда, летом 1452 г. султан направил две военные экспедиции в Албанию, а в апреле 1453 г. — третью, но все они были сравнительно немногочисленны и потерпели полную неудачу.

29 мая 1453 г. пал Константинополь. Византийская империя прекратила свое существование. Этот захват принес туркам не только грандиозные непосредственные выгоды, но и большие военные преимущества для дальнейшего наступления на Европу. Получив контроль над важнейшими стратегическими путями, которые связали Средиземное море с Черным и Запад с Востоком, превратившееся в империю Османское государство могло ныне поставить в качестве одной из целей завоевательной политики вторжение в Центральную и Западную Европу, в частности в Италию. Но европейские государства, которым серьезно угрожала османская агрессия, даже в этих условиях не сумели организовать совместный отпор и преодолеть свою пассивность. Объединению их препятствовали, помимо всего прочего, продолжавшиеся между ними войны. Венеция пыталась и на сей раз избежать грозившей ей опасности путем соглашения с султаном. В 1454 г. она заключила с ним торговый договор, хотя одновременно предприняла совместно с Неаполем строительство новых военных укреплений в своих балканских владениях. Инициатива создания военного союза балканских государств исходила от Скандербега, который начал при посредничестве Дубровника переговоры с Сербией и Венгрией. Вслед за тем он совершил поездку в Рим и Неаполь, где заручился обещаниями папы Каликста III и короля Альфонса поддержать задуманный им так называемый бератский поход, целью которого являлось изгнание османов из района Влёра—Берат—Гирокастра.

Воспользовавшись тем, что турецкие войска были отвлечены войной в Сербии, Скандербег летом 1455 г. выступил во главе 14-тысячной армии против турецкого гарнизона, засевшего в цитадели Берата, — одной из самых крупных крепостей Албании. При поддержке полученной из Неаполя осадной артиллерии албанцы вступили в город и окружили цитадель. Турецкий гарнизон запросил 15-дневного перемирия. Дав на него согласие, Скандербег с частью своих войск направился к другой крепости, но в пути получил неожиданное известие о приходе в Берат 40-тысячной турецкой армии. Скандербег возвратился, но было уже слишком поздно. Соотношение сил к тому времени резко изменилось в пользу турок. В происшедшем сражении около половины осаждавших крепость албанцев и большая часть неаполитанских солдат погибли. Скандербег с остатками армии ушел в Лежу.

Бератская катастрофа тяжело отразилась на положении Албанского княжества и авторитете Скандербега. Многие считали его дело проигранным. Феодальный сепаратизм в Албании достиг кульминационной точки, однако возможности сопротивления албанцев и других народов Юго-Восточной и Центральной Европы были еще далеко не исчерпаны. В мае 1456 г. Скандербег одержал победу на равнине Ораника в Дибре, когда командующий султанскими войсками Моис Дибра — в прошлом ближайший соратник Скандербега — вновь перешел на его сторону.

В июле того же года возглавляемое Яношем Хуньяди народное ополчение разгромило турок под Белградом. Султанской армии был нанесен, по выражению венгерского хрониста, удар «крестьянской рукой, более опытной в употреблении мотыги, чем оружия». Это оказался удар по престижу султана Мехмеда II, который после захвата Константинополя носил пышный титул «завоеватель» («Фатих»). Вскоре, в сентябре 1457 г., последовало поражение османских войск в Албании — в долине Альбулены к северу от Круи.

Опасность, которую османское нашествие несло народам всей Европы, еще не была ликвидирована. Но заслуга в том, что находившаяся в расцвете своего могущества Османская империя получала отпор на юго-востоке Европы, прежде всего принадлежала народному сопротивлению албанцев, южных славян и венгров.

В конце 50-х годов XV в. для Албании наступил относительно мирный период. На некоторое время она перестала подвергаться нападению османов. Предприняв военные операции на востоке Малой Азии, Мехмед II пошел на переговоры со Скандербегом и согласился признать за ним права на Албанию. Эту мирную передышку Скандербег использовал для активного участия в подготовке наметившегося тогда антитурецкого «крестового похода», а также для помощи своему союзнику — новому неаполитанскому королю Фердинанду — в его борьбе с восставшими итальянскими феодалами.

Итальянская экспедиция Скандербега протекала успешно, при его вооруженной поддержке Фердинанд утвердился на престоле. Но этим не исчерпывалась миссия Скандербега на итальянской земле. Скандербегу сопутствовала слава непримиримого борца против турок, и новый папа Пий II приветствовал его согласие участвовать в общеевропейском выступлении против захватчиков. Было условлено, что Скандербег возобновит войну с турками, а затем его поддержат сухопутные силы и флот европейских государств.

В 1462 г. Скандербег вернулся в Албанию и сразу же провел победоносное сражение против трех крупных султанских армий. Эта победа позволила ему занять твердую позицию на переговорах с Венецией, которая наконец пошла на союз с Албанией. По договору от 20 августа 1463 г. Венеция обязалась оказать Скандербегу помощь деньгами и войском, а также послать в албанские воды несколько своих военных и вспомогательных кораблей для того, чтобы «защищать страну с моря». 12 сентября Венеция подписала союзный договор с Венгрией, а к концу года обещала папе Пию II свое участие в официально объявленном в ноябре «крестовом походе».

Военные действия Скандербега против Османской империи начались: он провел ряд операций в Македонии, но «крестовый поход» не состоялся ни в том, ни в 1464 г. Город Анкона, назначенный местом сбора крестоносцев, оказался неподготовленным для длительного пребывания многочисленного и пестрого по своему национальному составу воинства, которому организаторы похода не обеспечили ни питания, ни ночлега, ни денег. В городе начался голод, вспыхнули эпидемии. 19 июля 1464 г. в Анкону прибыли папа Пий II с 13 кардиналами, а 12 августа венецианский дож. Через два дня папа римский умер, и с его смертью отпала последняя надежда на осуществление «крестового похода». Очевидец событий миланец де Коллис писал, Пий II не собирался начинать поход, поэтому и не были сделаны необходимые приготовления. По словам де Коллиса, папа рассчитывал на отказ дожа принять участие в походе, чтобы взвалить на него вину за неудачу в организации, а когда дож приехал, то папа, будучи уже больным, просто не поверил этому: он приказал поднести его к окну и, как только увидел наши паруса, упал и начал плакать, а потом пришел в такую ярость, что весь налился кровью. Драматическое описание последних часов жизни папы де Коллис завершает довольно неожидан-ным, но во всяком случае логичным выводом: «Говорят, что он хотел вконец разорить сеньорию и думал только об одном — как бы обогатить своих племянников и родственников».

Провал планов «крестового похода» означал, что Албания не могла рассчитывать на действительную поддержку соседних европейских государств. Только Венгрия продолжала помогать Скандербегу. Борьба албанцев против османов шла с переменным успехом. За победой, одержанной албанцами над 14-тысячной армией Шеремет-бея в 1464 г. у Охрида, последовало в том же году поражение албанских войск в долине Валкалии, когда семь лучших албанских военачальников были захвачены в плен и умерщвлены по приказу султана. Командовавший турецкими войсками Балабан-паша, албанец по происхождению, сделал попытку повторить поход в следующем, 1465 г. но потерпел в Верхней Дибре тяжелое поражение и едва успел спастись бегством.

В 1466 г. во главе 150-тысячной армии в Албанию пришел сам султан Мехмед II. Основной удар намечалось нанести против Круи, под которой Мехмед уже побывал дважды, когда был наследником престола. Другая часть войск прикрывала тылы и проводила карательные мероприятия. Турецкий хронист Кемаль-паша-заде так описывал этот поход: «Османы из-за большого ущерба, причиненного им албанцами, проявили здесь ужасающую жестокость и не оставили даже растительности на земле».

После того как попытка взять Крую стремительной атакой не удалась, султан оставил для ее осады 80-тысячное войско под командованием Балабан-паши, а сам удалился из Албании. Предварительно он построил в долине реки Шкумбин на развалинах древнего города Вальми новый опорный пункт — крепость Эльбасан. В декабре 1466 г. Скандербег поехал в Рим, чтобы добиться помощи деньгами, продовольствием и вооружением. Он прибыл туда в одежде простого солдата в сопровождении небольшого отряда всадников. В соборе св. Петра в его честь была устроена торжественная церемония, во время которой папа Павел II преподнес ему меч. Но несмотря на пышные титулы, дарованные в Риме Скандербегу как «борцу за христианскую веру», помощи так и не последовало. В этом отношении Павел II не изменил традициям двух своих предшественников. К. Маркс отмечал в «Хронологических выписках»: «Искандер-бей отправился к Павлу II в Рим за ломощью, но этот паршивец (Stinker) был слишком скуп, чтобы дать ему деньги для вербовки солдат; Искандер-бей, ничего не добившись, возвратился домой»1.

С наступлением весны 1467 г. возобновились активные военные действия под Круей. Разбив шедшее на помощь Балабан-паше войско, армия Скандербега совместно с гарнизоном Круи смяла осаждавших. Был убит и Балабан-паша. В июле того же года султан Мехмед II возглавил новый поход в Албанию, заявив, что не вернется без победы, но снова потерпел неудачу. Его армия опустошила окрестности Круи и дошла до побережья, обрушив удары на Дуррес и Шкодру. Описывавшие этот поход османские хронисты сообщали, что османы уничтожили тысячи людей и «ничего не спаслось от их рук». Однако взять Крую султан не смог.

Скандербег понимал, что турки продолжат борьбу за покорение Албании. Он считал поэтому необходимым мобилизовать все внутренние силы, чтобы противостоять нападению. Самой важной ему представлялась проблема возрождения лиги. В январе 1468 г. Скандербег сделал серьезный шаг в этом направлении, пригласив в Лежу всех албанских феодалов, согласных с его идеей. Однако осуществить этот план уже не удалось, так как полководец заболел в Леже лихорадкой и 17 января 1468 г. умер, получив перед смертью известие о победе албанцев над турками под Шкодрой. Вдова и малолетний сын Скандербега обосновались в Неаполитанском королевстве. Место Скандербега в армии занял Лека Дукагини, представитель влиятельного албанского феодального рода, сотрудничавший со Скандербегом в последние годы его жизни.

Албанский народ продолжал оказывать османским завоевателям упорное сопротивление. Два года, в 1477-м и 1478-м, Круя стойко выдерживала осаду. Только оставшись без продовольствия и оружия, защитники крепости были вынуждены принять предложение султана и сдаться. Долго не сдавалась и Шкодра. Лишь через год после того, как были опустошены ее окрестности и разрушены в нескольких местах стены цитадели Розафат, Шкодра отошла к Османской империи в числе других городов, переданных ей по условиям венециано-турецкого мира от 25 января 1479 г. С этих пор (хотя Дуррес еще оставался некоторое время в руках Венеции) вся территория Албании попала под османское господство.

Значение освободительной борьбы албанского народа под руководством Скандербега весьма велико. Особенно замечательны ее организованность, всеобщий характер, а главное — народное содержание. Силою обстоятельств Скандербег, крупный феодал, превратился в вождя народного ополчения, реорганизованного им затем в регулярную армию. Обладая незаурядным талантом государственного и военного деятеля, он хорошо понял ценность этой народной армии, явившейся на смену эпизодической поддержке со стороны феодальных отрядов. Борьбу с вторгавшимися завоевателями самоотверженно вели горожане, свободные и зависимые крестьяне. Они защищали свои семьи от угона в рабство, дома и скот от уничтожения, свою родную землю и все то, что было для них в условиях феодального общества отчизной, от угрозы чужеземного ига.

Вот почему эта эпопея навсегда вошла в историю албанского народа как одна из самых ярких ее страниц, а руководитель народной борьбы Георгий Кастриоти Скандербег — как выдающийся национальный герой.

Борьба албанского народа получила большой международный резонанс. Сопротивление албанцев, нередко вынужденных сражаться один на один против жестокого завоевателя, стало одной из причин, остановивших турецкое продвижение в Европу. Когда же это сопротивление было сломлено и армия Мехмеда Завоевателя наконец прорвалась к Адриатическому побережью, оказалось, что турки упустили время. Предпринятая ими в 1481 г. попытка осуществить с албанской территории десантную операцию на Апеннинском полуострове потерпела неудачу.



1 Архив Маркса и Энгельса. М., 1939. Т. IV. С. 208.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2860


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы