Антиосманские восстания 30-40-х годов XIX в.. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Антиосманские восстания 30-40-х годов XIX в.



загрузка...

В 1833—1835 гг. волна антиосманских восстаний охватила всю Албанию. Причины этих восстаний были сложны и неоднозначны. В основе их лежало недовольство широких масс народа — крестьян и горожан — централизаторскими реформами Порты, несшими новые тяготы для населения и замену должностных лиц из албанцев военными и гражданскими чиновниками, присланными из Стамбула. Немалую роль в подготовке этих восстаний сыграли и албанские феодалы, уцелевшие после массовых репрессий, сопровождавших кампании Порты против полунезависимых албанских пашалыков. Эти феодалы добивались возвращения своей собственности и восстановления политических привилегий.

Восстания 1833—1835 гг. в Албании происходили на фоне резкого обострения внутреннего положения Османской империи. Египетский правитель Мухаммед Али, вступив в вооруженную борьбу с Махмудом II, сумел поколебать власть султана над значительной частью его владений в Азии. Могущественный властитель Египта, сам по происхождению албанец, издавна поддерживал связи с Албанией. Много албанцев служило в войсках египетского паши. Возможности для связей Мухаммеда Али с Албанией и Балканами увеличились, когда в 1830 г. он получил под свое управление остров Крит. Этот ближайший к Балканам плацдарм приобрел для правителя Египта особое значение в связи с начавшейся в 1831 г. турецко-египетской войной. Громкие победы, одержанные в этой войне войсками Мухаммеда Али над армиями султана, приобрели ему большую популярность в Европейской Турции, и в особенности в Албании. Учитывая это, феодальные вожди албанских восстаний опирались на авторитет египетского паши и искали его поддержки. Однако судя по донесениям рассийских дипломатов в Греции, внимательно следивших за событиями в соседней стране (в самой Албании российских консульств в тот период не существовало), осторожный паша избегал прямо вмешиваться в события в Албании.

Весьма важным и новым моментом для албанских восстаний 1833—1835 гг. по сравнению с предшествующими освободительными выступлениями было то, что в ходе их проявились наряду с патриотизмом и стихийным демократизмом народных масс и политическими стремлениями албанского феодального класса элементы демократической национальной идеологии. Здесь просматривается влияние революционных событий в Греции, в которых многие албанцы непосредственно участвовали. В числе их был Тафиль Бузи, один из военных руководителей восстаний 1833—1835 гг. Во главе отряда албанцев-мусульман он принял участие на стороне лидера «конституционалистов» И. Колеттиса в гражданской войне в Греции в 1831—1832 гг. Воздействие «революционной заразы» на некоторых албанских военных командиров вызвало серьезную тревогу у управлявших тогда Грецией баварских регентов. Один из них, К. Абель, заявил в марте 1833 г. российскому представителю в Греции П.И. Рикману, что регентство «во всяком случае предпочтет иметь в качестве соседа Порту, чем Албанскую Республику».

Восстание в Южной Албании началось в июле 1833 г. в Тепелене и затем распространилось на районы Гирокастры, Дельвины, Берата и Влёры. Против повстанцев двинулся из Янины губернатор Эпира Эмин-паша. Однако албанцы оказали силам карателей упорное сопротивление. О драматических перипетиях развернувшейся борьбы можно судить по донесениям российских дипломатов из Греции. Так, консул в Патрах Калоераки уподоблял это восстание «стоголовой гидре». По словам консула, Эмин-паша, захватив какой-либо город или опорный пункт повстанцев, должен был оставить там значительный гарнизон. Тем временем восстание вспыхивало в других местах. Оставленные же турецким военачальником гарнизоны или переходили на сторону повстанцев, или уничтожались ими.

В сентябре 1833 г. повстанцы овладели бератской крепостью — наиболее мощной в Южной Албании. Попытки Эмин-паши проникнуть в Южную Албанию были отражены, и неудачливый полководец вынужден был запереться в янинской крепости в ожидании подкрепления. «Утверждают, — сообщал из Афин российский посланник, — что ободренные этим успехом повстанцы возымели уже надежду создать независимое государство и что они недавно образовали административную комиссию по образцу тех, которые в свое время управляли Грецией».

Потерпев неудачу в попытках расправиться с повстанцами, Порта вынуждена была удовлетворить их требования о передаче управления восставшими округами албанцам, объявила амнистию и приостановила набор рекрутов в Южной Албании. За несколько месяцев до южноалбанского восстания началось восстание в Шкодре, столице Северной Албании, также оказавшееся успешным. Порта вынуждена была отозвать из Северной Албании своего губернатора Али Намык-пашу и на время прекратила здесь проведение своих централизаторских реформ. Но успехи эти имели локальное значение: достижению более ощутимых политических результатов помешала разрозненность освободительных выступлений на юге и севере страны, отсутствие авторитетных и решительных руководителей.

Между тем Порта не отказалась от планов упрочения своей власти в Албании посредством распространения на нее новой централизованной системы управления. Попыткам этим по-прежнему оказывала сопротивление албанская феодальная знать, стремившаяся сохранить свою наследственную власть и привилегии. На сей раз, готовясь к борьбе, паши и беи Гегерии и Тоскерии разработали план одновременного восстания на юге страны, но из-за колебаний некоторых феодалов осуществить его не удалось. Восстание сперва началось в Южной Албании, в октябре 1834 г. — в Берате и вскоре распространилось на другие ее районы. Военным руководителем восстания стал Тафиль Бузи.

«Представляется совершенно бесспорным, — сообщал о его действиях российский посланник в Греции Г.А. Катакази, — что этот последний 9 октября захватил Берат, главный город провинции, и что он обосновался там во главе четырех тысяч человек, провозгласив независимость Албании и призвав всех своих соотечественников к оружию».

В декабре 1834 г. после двух месяцев осады восставшие овладели также бератской крепостью. Из представителей феодального класса, городских слоев, крестьянства был создан совет, заменивший османскую администрацию в освобожденных районах. Хотя Тафиль Бузи в своих воззваниях призывал к борьбе за освобождение родины, выдвигаемые им от имени повстанцев конкретные требования являлись более ограниченными: удаление турецких чиновников и солдат с албанской территории и уменьшение государственных налогов до размеров, существовавших в прежние времена. Для подавления восстания Порта направила большие силы, и Тафиль Бузи, которому вали (губернатор) Румелии обещал амнистию, 2 мая 1835 г. прекратил борьбу.

Но на этом тревожные для Порты события в Албании не закончились. Центром антиосманской борьбы стала Северная Албания, где стамбульское правительство возобновило попытки проведения в жизнь своих централизаторских реформ. 18 мая 1835 г. вспыхнуло восстание в Шкодре. Сигналом к нему стал ружейный выстрел руководителя городских эснафов Хамзы Казази, которого хотел арестовать губернатор Шкодры Хафиз-паша. 10 тыс. повстанцев (горожане и окрестные горцы) завязали бои с находившимися в городе османскими войсками. Для руководства борьбой был создан совещательный совет, в который вошли представители торговой буржуазии, ремесленников, чифлигаров, духовенства. Требования восставших включали смещение Хафиз-паши, передачу крепости Шкодры под управление албанца, отмену всех налогов, введенных в ходе проведения реформ. 14 июля 1835 г. повстанцы нанесли поражение войскам вали Румелии, который пытался пробиться на помощь к Хафиз-паше. После этого восстание охватило всю Северную Албанию.

Для Порты в Албании складывалась весьма тревожная ситуация. Под воздействием успехов североалбанских повстанцев на юге страны, который, казалось, был уже усмирен, снова появились признаки волнений. По сведениям Г.А. Катакази, руководитель восстания в Южной Албании Тафиль Бузи, скрывавшийся после поражения в горах, со своими приверженцами присоединился к «мятежникам» Шкодры. В том же донесении российский посланник рассматривал восстание в Албании как серьезную угрозу для османского господства в стране. «Следует опасаться,— писал дипломат,— что спокойствие еще долгое время не восстановится в этой части Европейской Турции. Албанское восстание, хотя, кажется, оно и не должно принять масштабы и агрессивный характер египетской войны и вторжений Ибрагим-паши1, тем не менее оно может стоить султану очень больших потерь и, может быть, господства над некоторыми многолюдными провинциями его европейских владений».

Улочка в старом квартале Гирокастры. 1960 г. Фото Г.А. Аргиропуло
Улочка в старом квартале Гирокастры. 1960 г. Фото Г.А. Аргиропуло

Жители города Шкодры
Жители города Шкодры

Берат. Квартал старого города
Берат. Квартал старого города

Но Порте и на сей раз удалось спасти свое господство в Албании. В поход против повстанцев была двинута 30-тысячная регулярная армия под командованием секретаря султана Васиф-эфенди и вали Румелии, берега Албании блокировал турецкий флот. Нанеся поражение отрядам повстанцев, султанские войска 18 сентября 1835 г. вступили в Шкодру. Пытаясь смягчить недовольство албанцев, Порта сместила Хафиз-пашу и заменила воинскую повинность денежным налогом.

Восстания в Северной и Южной Албании не утихают и в последующие годы. Особенно большой размах приняло восстание 1847 г. Оно было вызвано сопротивлением широких масс населения, прежде всего крестьянства, реформам танзимата, которые Порта начала проводить в жизнь в Южной Албании с 1845 г. Турецкие отряды рыскали по стране, собирая налоги, от которых албанцы раньше были освобождены, забирая рекрутов и разоружая население. Для организации сопротивления действиям турецких властей в деревне Месаплик (округ Влёра) в июне 1847 г. собрался кувенд главным образом из представителей крестьянства. Кувенд решил не давать рекрутов, не платить новых налогов, не принимать представителей новой турецкой администрации. Кувенд принял также решения большой политической важности: он объявил албанский народ — мусульман и христиан — единым и неделимым и потребовал, чтобы всем албанцам независимо от их вероисповедания были гарантированы жизнь, честь и собственность. На этой политической базе был создан союз представителей Южной Албании — Албанская национальная лига. Когда в следующем месяце турецкие сборщики налогов появились в горном районе Курвелеш для сбора джелепа — налога на овец, — горцы встретили их с оружием в руках. Вскоре восстание распространилось и на основные земледельческие районы Южной Албании — Мюзечею и Малакастру. Восстания вспыхнули также в округах Эльбасан, Тирана, Мат, Дибра. Более тысячи повстанцев после нескольких дней боев овладели городом Бератом и осадили турецкий гарнизон в крепости. Была осаждена также крепость Гирокастры.

К восстанию примкнули и некоторые феодальные семьи, стремившиеся, однако, держаться в тени и не компрометировать себя перед Портой. Военными руководителями восстания стали выходцы из крестьянства — Зейнель-ага Гьолека и Рапо Хекали, приобретшие боевой опыт на службе в турецкой армии. Повстанцы искали внешних союзников. Начались переговоры между Гьолекой и премьер-министром Греции И. Колеттисом. Греция, отношения которой с Портой в то время обострились, поощряла албанцев к продолжению борьбы, обещая им материальную помощь. Но переговоры эти окончились провалом из-за того, что, как считают албанские историки, греческое правительство пыталось использовать восстание в Албании для осуществления своих притязаний на албанские земли.

Повстанцы одержали ряд побед над турецкими войсками, однако слабое вооружение не дало им возможности овладеть крепостями Берата и Гирокастры. Напуганная размахом восстания и возможностью военного союза между повстанцами и Грецией, Порта направила в Албанию 15-тысячный корпус, послала к ее берегам корабли. Решающие бои развернулись в районе Берата. Повстанцы, оказавшись между двух огней, — гарнизоном бератской крепости и основными турецкими силами — потерпели поражение. После этого некоторые феодалы отошли от восстания и подчинились туркам. Турецкие карательные операции в Южной Албании продолжались всю зиму 1847/48 г. Один за другим были подавлены все очаги сопротивления. В тюрьме оказалось около 1000 повстанцев. Попал в плен и умер в тюрьме Р. Хекали. 3. Гьолека вместе с группой приверженцев нашел убежище в Греции.

В восстаниях 30—40-х годов XIX в. отразились политические стремления различных общественных слоев. Крестьянские и городские массы — основная сила восстаний — видели в передаче управления страной албанцам путь к освобождению от тяжелого чужеземного ига, от жестокой эксплуатации со стороны иностранной бюрократической администрации. В восстаниях приняли участие и феодальные круги, добивавшиеся восстановления прав и привилегий, которых они лишились в результате централизаторских реформ Порты. Круги эти отнюдь не были врагами османского господства и стремились к восстановлению сотрудничества с правящей верхушкой империи. Со своей стороны Порта также нуждалась в поддержке албанских феодалов и готова была пойти на определенные уступки. Начиная с 1848 г. фактически приостановились централизаторские реформы как на севере, так и на юге Албании. За некоторыми местными вождями были вновь признаны их привилегии. Эта тактика помогла Порте обеспечить участие на ее стороне ряда албанских феодальных предводителей в турецко-черногорской войне 1852—1853 гг.

В период Восточного кризиса 1853 —1856 гг. Порта также смогла в определенной мере использовать военные ресурсы Албании. Правда, отправить на русско-турецкий фронт на Дунай удалось только наемные отряды горцев-католиков (из Северной Албании). Однако у их командира капитана Мирдиты Биб Доды возник конфликт с турецким главнокомандующим Омер-пашой и он, не приняв участия в военных действиях, вернулся в свои края. Не проявили склонность воевать против России и беи Южной Албании. Зато они весьма активно вмешивались в события в соседних провинциях Османской империи, и особенно в Эпире, где жило тогда много албанцев и в руках албанских феодалов находилась значительная земельная собственность. В июне 1853 г. Порта вывела свои регулярные войска из Эпира и Фессалии. Их заменили на время созданные албанские отряды. По свидетельству иностранных консулов, местное население страдало от грабежей и бесчинств албанских наемников. Когда же в начале 1854 г. греческое население Эпира и Фессалии восстало против турецкого ига, некоторые из этих албанских отрядов действовали вместе с турецкими регулярными войсками против повстанцев.



1 Ибрагим-паша, сын Мухаммеда Али, главнокомандующий египетской армией.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1926


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы