Аграрная реформа. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Аграрная реформа



загрузка...

Накануне войны Албания являлась аграрной страной. Подавляющее большинство ее населения (84,6 %) было занято в сельском хозяйстве, но тем не менее оно не могло обеспечить страну продуктами земледелия и животноводства.

Развитие капиталистических отношений в албанской деревне происходило чрезвычайно медленными темпами за счет приспособления (и некоторого видоизменения) форм феодального турецкого землевладения и землепользования к нуждам аграрной политики итальянского финансового капитала. Крупные сельскохозяйственные предприятия организовывались на землях, арендованных итальянскими концессионерами. В целом же сельское хозяйство характеризовалось крайней отсталостью, сохранением элементов феодализма (докапиталистические формы ренты, десятина и т. д.). Культура земледелия была невысокой: обработка земли производилась деревянным плугом, машинная техника почти полностью отсутствовала, не имелось химических удобрений. Доходы от животноводства составляли больше половины, а в некоторые годы до 65 % национального дохода. Однако продуктивность скота была низкой, и потребности населения в мясе, молоке и молочных продуктах не удовлетворялись. Для довоенной Албании характерно увеличение земельных площадей, занятых под пастбищами. Это происходило потому, что крупные собственники, которым не приносило большого дохода примитивное земледелие, предпочитали сдавать свои земли в аренду скотоводам.

По данным 1944—1945 гг., до 87 % крестьянских семей или вообще не имели земли или имели ее в размере от 0,1 до 3 га. Семь семей крупнейших собственников Албании располагали поместьями, каждое из которых насчитывало в среднем по 2 тыс. га обрабатываемых земель, лесов и пастбищ. К разряду богатых относились собственники, владевшие поместьями площадью в среднем около 20 га. Государственные земли занимали 50 тыс. га.

Примерно 60 % всех земельных площадей принадлежало середняцким и бедняцким крестьянским семьям. Каждая семья владела в среднем наделом величиной 1,8 га. По данным албанской статистики, крестьянские семьи, имевшие в личном владении как минимум 2,5 га, могли прожить на доходы своего хозяйства. Обладатели меньших наделов были вынуждены арендовать некоторое дополнительное количество земли, например 2 га своих плюс 2 га арендных. Для чифчи, т. е. безземельных крестьян, размер арендуемых участков не мог быть менее 3 га, ибо только в этом случае он обеспечивал самые насущные потребности своей семьи и выполнял договорные обязательства перед владельцем и государством. Эти категории сельского населения Албании, составлявшие его большинство, боролись за получение прав собственности на землю, которую они обрабатывали. Таким образом, речь могла идти лишь о перераспределении земли в пользу тех слоев, которые вообще были ее лишены или имели небольшие наделы. Именно поэтому после окончания войны за основу принимается принцип «земля принадлежит тем, кто ее обрабатывает», и новые власти стремились его придерживаться.

Уже в период подготовки земельной реформы албанские крестьяне получили большую помощь от государства. Им предоставлялось право временно (вплоть до проведения аграрной реформы) пользоваться теми землями, государственными или крупных собственников, которые они обрабатывали весной 1945 г. Еще в январе того же года было создано министерство сельского хозяйства и лесов, что определялось, как подчеркивалось в решении Антифашистского национально-освободительного совета, «особым значением, которое имеет для нашей страны сельское хозяйство сегодня, в преддверии аграрной реформы». При национально-освободительных советах префектур создавались сельскохозяйственные отделы. В их функции входила как конкретная помощь по специальным вопросам земледелия и животноводства, так и регулирование семенного фонда. В государственную собственность передавались все оросительные системы, и право на бесплатное пользование водой из них предоставлялось всем крестьянам.

Народная власть предприняла меры, направленные против крупных земельных собственников (беев), богатых крестьян (ага) и спекулянтов. Чтобы предотвратить возможные махинации с земельной собственностью, министерство юстиции в январе 1945 г. издало распоряжение, запрещавшее регистрацию актов на покупку и продажу земли. Закон от 17 июля 1945 г. предусматривал создание акционерного общества по заготовке и продаже зерновых и фуражных культур. Этому обществу предоставлялось исключительное право на скупку у крестьян по государственным ценам всех хлебных излишков, а также на продажу их по твердым ценам. Тогда же был введен прогрессивный налог на производство сельскохозяйственной продукции.

В 1945—1946 гг. продовольственное положение в стране оставалось тяжелым. На рынке царила дороговизна: 1 кг хлеба стоил 5 франков; 1 кг мяса — 20; 1 кг оливкового масла — 20; 1 кг сахара — 120 франков, а средний дневной заработок рабочего составлял 15 франков.

Недород хлеба в течение двух лет подряд вынудил правительство ввести в 1946 г. монопольную государственную заготовку и продажу хлеба, изъятие у крестьян зерна сверх установленной для них нормы (17 кг в месяц на человека) и снабжение городского населения хлебом по карточкам. В законодательном порядке задолженность по арендной плате до 1943 г. включительно аннулировалась, а за 1944—1945 гг. снижалась до 75 %. В тех же случаях, когда выяснялось, что хозяйство было разрушено в годы войны, арендная плата не взималась вообще. Этот закон вызвал определенное недовольство среди крестьян, ибо они рассчитывали на полную отмену задолженности своим прежним хозяевам. Правительство не смогло также отказаться от сбора ряда налогов; в частности, весной 1945 г. еще не была отменена десятина и ряд других налогов. Необходимость их временного сохранения обосновывалась тяжелым положением в стране, взимание прежних налогов по замыслу правительства могло способствовать оздоровлению финансов. Однако экономический выигрыш от этого не оказался столь уж значительным. К тому же взимание налогов оказалось нецелесообразным и с политической точки зрения, ибо у крестьян возникло недоверие к правительству. Необходимость пересмотра фискальной системы была очевидной, и осенью того же года крестьян освободили от долгов по десятине, джелепу (налог на скот) и других податей.

Перечисленные мероприятия носили временный, переходный характер. Кардинально решить крестьянский вопрос — важнейший для Албании — могло только проведение радикальной аграрной реформы. Разработка ее проводилась Центральным комитетом по проведению аграрной реформы, который был создан при правительстве. Этот комитет опирался на результаты работы комитетов, созданных при каждой супрефектуре, в которые входили два представителя исполкома местного совета, представитель статистического бюро, по одному представителю от народной армии, молодежной и женской организаций, министерства земледелия и общественных работ и 8—10 крестьян, преимущественно малоземельных или безземельных. Кроме того, в каждой деревне для помощи комитету при супрефектуре создавался крестьянский комитет, в котором участвовали 5—8 крестьян, представитель исполкома супрефектуры и деревенский учитель.

Крестьянские комитеты оказывали большую практическую помощь в подготовке реформы, что было особенно важно, поскольку в Албании отсутствовал земельный кадастр, не имелось топографических карт, отсутствовал в достаточном количестве технический персонал, который мог бы произвести квалифицированный учет земельного фонда. Вместе с тем министерству сельского хозяйства не удалось получить вполне достоверных данных о распределении земель, так как и собственники и крестьяне зачастую давали неточные сведения. Богачи пускались на всякие ухищрения, чтобы скрыть истинные размеры принадлежащих им земель, переписывали часть их на родственников. Неверные сведения давали и менее состоятельные крестьяне из-за страха за свою собственность и традиционного недоверия к властям и городу вообще как носителям постоянной угрозы фискальных поборов.

Члены комитетов, хорошо разбиравшиеся в имущественном положении жителей своих районов, устанавливали размеры государственных, частных земель и собственности, принадлежавшей военным преступникам, определяли качество земли и точные размеры наделов, арендуемых крестьянами, выявляли число крестьянских семей в тех районах, где имелось недостаточное количество площадей, подлежащих разделу, и т. п. В результате работы комитетов были собраны более достоверные сведения о земельном фонде. Например, в префектуре Эльбасан новая регистрация показала в 3 раза больше земель, чем по сведениям, собранным чиновниками министерства.

По закону от 29 августа 1945 г. разделу подлежали государственные земли и вся собственность, конфискованная у частных владельцев и религиозных общин (земли, оливковые рощи, сады, виноградники, строения, сельскохозяйственный инвентарь, рабочий скот). Земледельцам, которые вели хозяйство «с применением культурных методов и средств производства», оставлялось максимум 40 га земли. В распоряжении хозяйств, где применялись культурные методы, но владельцы пользовались «обычным для нашей страны сельскохозяйственным инвентарем», а также в распоряжении религиозных учреждений разрешалось оставлять до 20 га. В тех районах Албании, где земельный фонд был чрезвычайно ограничен, комитет по проведению аграрной реформы мог увеличивать размеры отчуждаемых земель, если землевладелец имел побочный источник доходов.

Конфискованную или отчужденную землю крестьяне получали бесплатно, причем преимущественное право на наделение землей имели семьи участников национально-освободительной войны. Каждой крестьянской семье передавалось 5 га земли и дополнительно 3 га на каждого члена семьи, имевшего свою семью. Если количество членов семьи превышало шесть человек и не было оснований для добавления указанных 3 га, то на каждого члена сверх 5 га выделялось дополнительно по 0,5 га. Закон предусматривал отклонения от установленной величины наделов в зависимости от качества земель. Так, на лучших землях размер участков мог быть уменьшен на 30 % по сравнению с нормой, а на худших — увеличен на 50 %. Был урезан размер владений, собственники которых не занимались сельским хозяйством. В таких случаях оставлялось 7 га с условием отчуждения через два года, если владельцы не начнут сами обрабатывать эти участки.

Земли, полученные крестьянами в результате проведения реформы, не могли быть подвергнуты переделу или сданы в аренду. Обмен участков разрешался только с ведома комитета по проведению аграрной реформы. Получившие землю крестьяне освобождались от всех долгов, числившихся за бывшими собственниками этой земли.

Опубликование закона об аграрной реформе крестьянство встретило с большой радостью. Однако уже сразу после начала работы по практическому осуществлению закона стало очевидным, что некоторые положения недостаточно продуманы, а иногда и ошибочны. Например, в руках землевладельцев продолжали оставаться значительные участки земли — 40 га, что в албанских условиях было очень большой площадью. Не отчуждались виноградники и сады, которые являлись, как правило, доходной статьей городской буржуазии и зажиточного крестьянства. В том виде, в котором закон существовал в августе 1945 г., он не подрывал устоев крупных землевладельцев. Ага не только сохранили землю, но и имели возможность в дальнейшем широко применять наемный труд. Крестьяне обращались в правительственные органы с предложением о расширении реформы.

В начале 1946 г. народное правительство внесло некоторые дополнения к закону об аграрной реформе: закон от 4 февраля лишал землевладельцев тех участков, на которых применялся наемный труд. Закон от 27 мая отчуждал виноградники, оливковые насаждения, плодовые сады, сельскохозяйственные постройки и оборудование, принадлежавшие лицам, не обрабатывавшим личным трудом землю. Снижался до 10 га размер участков, оставляемых религиозным учреждениям. И наконец, запрещалась в какой бы то ни было форме передача другим лицам земли, а также виноградников, огородов, плодовых садов и оливковых насаждений. Об эффективности новых мер может свидетельствовать, например, такой факт: в префектуре Люшня на основании закона от 29 августа 1945 г. у 70 землевладельцев было отобрано 2037 га земли, а по новому закону — у 230 землевладельцев 35 415 га.

Аграрная реформа изменила лицо деревни. Она подрывала экономические устои прежних эксплуататорских классов, ликвидировала феодализм в албанской деревне. Условия экспроприации приближались по сути дела к национализации земли в том смысле, что собственник не имел права распоряжаться ею по своему усмотрению. Полностью было экспроприировано 8714 собственников и частично 10 641: среди них беи-помещики, ага, торговцы, служащие, духовенство, ремесленники. 70 211 безземельных и малоземельных крестьян получили 155 159 га земли, 474 227 оливковых деревьев, около 6 тыс. голов рабочего скота, различные сельскохозяйственные орудия. Проведение реформы завершилось к ноябрю 1946 г.

Проведение аграрной реформы стало подлинно революционным событием в албанской деревне. Реформа создавала объективные условия для роста заинтересованности крестьян в результатах своего труда.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2230


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы