Албанские княжества XIII—XIV вв.. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Албанские княжества XIII—XIV вв.



загрузка...

Продолжавшееся с перерывами почти десять веков господство Византии в Албании формально сохранялось до середины XIV в. Фактически же весь XIII в. и первую половину XIV столетия власть над албанскими землями оспаривали у византийцев и друг у друга то сербы, то анжуйцы, то венецианцы. Тогда же впервые появились самостоятельные албанские государственные образования.

Сложившиеся к этому времени в Албании феодальные отношения отличались большим разнообразием. Господствуя в прибрежных и равнинных районах, они уживались со значительными пережитками родоплеменного строя в горных местностях.

Наиболее распространенным типом земельной собственности, особенно на побережье Адриатического моря, являлись феодальные владения на основе существовавшей в Византии пронии, т. е. условные держания, предоставленные государством феодалу как вознаграждение за военную службу. Пронии были самых разных размеров. Так, в районе города Шкодры владельцы проний получали и пашни, и виноградники, и деревни. Известны случаи, когда в качестве пронии давались целые города, например Шас и Дришт в конце XIV в.

Объем и характер обязанностей феодала зависел от размеров пронии и получаемых доходов. Например, Георгий Дукагини, один из крупных албанских феодалов на рубеже XIV—XV вв., должен был являться по призыву венецианского дожа, подданным которого он тогда состоял (в 1403 г.), во главе отряда из 40 всадников и 100 пехотинцев. Они всегда находились в постоянной готовности выполнять все приказы венецианских ректоров.

В рассматриваемый период прониарские держания постепенно превращались в наследственные и практически приравнивались к наследственному феодальному владению — баштине, отчуждать которую государство имело право только в случае измены феодала. Наследование пронии, однако, обусловливалось определенными обязательствами военного или иного характера. Если наследник не выполнял их или был заведомо неспособен их выполнить, сюзерен мог передать пронию другому феодалу.

Существовал еще один вид феодальной земельной собственности, известный под латинским названием «территория», или «террени». Такая собственность была свободна от всяких ограничений или условий. Господин «территории» мог продавать или увеличивать ее размеры путем покупки новых участков и т. п.

Крупными феодальными собственниками являлись религиозные учреждения, о чем свидетельствуют документы православных сербских монастырей (Дечанского и Архангельского), осуществлявших феодальные права над некоторыми албанскими районами. В венецианских владениях на албанском побережье Адриатического моря значительные доходы от эксплуатации местного городского и сельского населения получала католическая церковь.

Земельные владения светских и духовных феодалов делились на собственно господскую землю (усадьба, пахотная земля и пастбища) и хозяйства крепостных крестьян. Крестьяне были обязаны нести барщину (обычно три дня в году) и выполнять натуральные или денежные повинности, а также «ангарии», т. е. различные вспомогательные работы в господском хозяйстве: рубить лес, ловить рыбу, ремонтировать дороги и т. д. Феодальные повинности заключались в том, что каждый двор платил в год по одному дукату и, кроме того, дополнительно четыре гроша на Рождество и на Пасху, десятину пшена и меру проса и т. п. В некоторых случаях в разряд дополнительных повинностей входили налоги шелком, медом и другими товарами крестьянского хозяйства.

Крестьяне находились в поземельной и личной зависимости от феодала, степень которой различалась. Некоторые источники сообщают о «рабах», которых господин мог продавать с землей или без нее, а также сгонять с обрабатываемой ими земли. Помимо этого, существовали «временные рабы», попавшие в кабалу за долги и освобождавшиеся после их уплаты.

Документы свидетельствуют о том, что в горных районах феодальные отношения достигли меньшего развития. Скотоводы-горцы здесь были лично свободны и платили феодалам налог за пользование пастбищами.

Анонимный путешественник XIV в. рассказывает о горной Албании следующее: «Эта страна богата мясом, сыром, молоком, но не богата хлебом и винами, однако знать имеет все это в изобилии; городов, крепостей, поселений, укрепленных мест или деревень нет, но живут в хижинах и передвигаются с одного места на другое всем родом». Большую роль в жизни горцев играла сельская община. Она хранила патриархальные обычаи, и ее высший орган — совет старейшин — осуществлял административные и судебные функции, опираясь на авторитет обычного права. Общинники совместно пользовались пастбищами и несли коллективную ответственность за уплату налогов.

Беспрерывные войны или междоусобицы, характерные для средневековья, наносили серьезный ущерб феодальному хозяйству. Господствующий класс стремился получать средства на новые военные экспедиции за счет эксплуатации крестьянства, которое отвечало на эти попытки протестами. Документы того времени свидетельствуют о бегстве крестьян из владений феодалов, а также о восстаниях. По мере развития феодального хозяйства, внутрибалканских и внешних связей росли города. Наиболее крупными из них были Лежа, Дуррес, Влёра на Адриатическом побережье, Шкодра на одноименном озере, соединенном с Адриатикой рекой Буной, Берат, Круя и Гирокастра во внутренних районах. Албанские ремесленники славились искусной обработкой железа и драгоценных металлов, производством оружия, шерстяных и шелковых тканей, резьбой по дереву и обработкой камня.

Города Адриатического побережья не только торговали своими товарами, но и осуществляли посреднические функции между Западной Европой и Востоком. Некоторые из этих городов чеканили собственную монету. Получив в результате роста экономического и политического влияния некоторые права самоуправления, они вели постоянную борьбу за их сохранение. Иноземные завоеватели и местные феодалы совершали на города грабительские на&еги, стремясь завладеть их богатствами.

В конце XIV—начале XV в. фактической хозяйкой Восточной Адриатики являлась Венеция. Даже формально большинство городов побережья, в том числе Шкодра, Лежа, Дуррес, находились под ее властью. В инструкциях своим должностным лицам в албанских приморских городах венецианский сенат категорически требовал вывозить зерно, производившееся в Албании, только в Венецию, а также запретил иноземным судам перевозить соль, добывавшуюся около Дурреса и на острове Корфу.

Ввиду своего исключительно благоприятного положения в системе адриатической торговли прибрежные города являлись наиболее развитыми в экономическом отношении районами Албании. Однако с внутренними районами они почти не были связаны. Венецианцы поддерживали эту разобщенность, усматривая в усилении торговой активности местного населения угрозу своим позициям. Вероятно, поэтому они стремились ограничить имущественные права албанцев в городах, находившихся под венецианским управлением. Так, в договоре 1442 г. венецианского сената с городом Дришт содержались пункты, запрещавшие албанцам владеть прониями не только в самом городе, но и в его окрестностях.

Во внутренних районах города были развиты гораздо меньше, чем на побережье. За исключением процветавшей Круи, стоявшей на скрещении торговых путей, города внутренней Албании лишь в самой малой степени представляли собой средоточие ремесла и торговли и скорее служили административными или военными центрами.

В политическом отношении положение населенных албанцами территорий являлось весьма сложным. Наряду с непрекращавшейся борьбой различных внешних сил за господство над Албанией все явственнее проявляется стремление окрепшей арберешской знати к политической самостоятельности. Возникновение первого албанского государственного образования — Арберийского княжества, или принципата, — относится к концу XII в. Документальные свидетельства об Арберийском княжестве, включавшем в себя североалбанские области, весьма скупы. Известны имена правителей княжества — Прогона (1190—1199) и его сыновей Гьина (1199—1206) и Димитрия (1208—1216). В 1204 г. Византийская империя пала под ударами крестоносцев, благодаря чему Арберийское княжество при Димитрии избавилось от внешней зависимости.

Государство албанцев и феодальные домены времен Скандербега
Государство албанцев и феодальные домены времен Скандербега

«Великий архонт», как называл себя Димитрий, завязал политические связи с соседними государствами. На почве борьбы с общим врагом — Венецией — у него сложились хорошие отношения с республикой Рагуза. Между Арберийским княжеством и Рагузой был подписан договор на латинском языке — первый в истории Албании международный договор. В сохранившемся от этого документа отрывке содержатся обязательства арберешской стороны: сохранять мир с Рагузой, развивать с ней торговлю и защищать права рагузинских купцов в пределах Арберийского княжества. О международном признании независимости княжества говорит и тот факт, что папа римский Иннокентий III в письме к Димитрию в 1208 г. называет его «благородным мужем Димитрием, князем арберийцев (nobili viro Demetrio Arbanensi principi).

При преемниках Димитрия Арберийское княжество попало в вассальную зависимость от Эпирского царства — одного из государств, возникших в пределах бывших византийских владений после захвата Константинополя крестоносцами. Когда Византийская империя была восстановлена (1261 г.), албанские территории снова оказались под ее властью. Однако византийцам вскоре пришлось вступить в борьбу за господство над Албанией с утвердившейся в Южной Италии Анжуйской династией (1268 г.). Карл I Анжуйский овладел прибрежными городами Южной и Центральной Албании и в 1272 г. провозгласил создание Королевства Албания (Regnum Albaniae) со столицей в Дурресе. Границы его охватывали значительную часть нынешней территории Албании от реки Дрин до Бутринта. Вместе с тем господство французских феодалов, которые получили значительные наделы и наиболее важные гражданские двоенные должности в Королевстве Албания, вызвало недовольство широких слоев населения, включая и арберешскую знать. Позиции анжуйского короля ослабило и вспыхнувшее против него в 1282 г. на Сицилии народное восстание — знаменитая «Сицилийская вечерня». В 1286 г., воспользовавшись этими обстоятельствами, византийский император Андроник ІІ изгнал анжуйцев из Албании.

В середине XIV в. Албания попала под власть Сербского государства, включавшего и некоторые другие земли Балкан. После смерти Стефана Душана (1355 г.) его обширное царство распалось, и на территории Албании стали образовываться независимые феодальные княжества. Они враждовали между собой, а соседние государства, не будучи в состоянии в тот период установить там свою прочную власть, поддерживали то одного, то другого албанского властителя. Среди албанских крупных феодальных родов особенно выделялись Топия и Бальши. Род Топия (его южная ветвь носила имя Арианити) первоначально владел территорией между Дурресом, Круей и Тиваром, но затем расширил границы своих земель. Наивысшего подъема это среднеалбанское княжество достигло во время правления Карла Топия (1359—1388), которому удалось не только подчинить себе некоторых крупных феодалов, но и захватить в 1367 г. богатый торговый город Дуррес, ставший столицей княжества. Карл Топия успешно маневрировал между Венецианской республикой, анжуйцами и папой римским, которые в надежде приручить строптивого албанского феодала награждали его пышными титулами «великого графа Албании», «господина Албании в приморских областях Диррахия (Дурреса) и т. п.

С Карлом Топией соперничал и боролся его северный сосед — феодальный род Бальшей. При Стефане Душане члены семьи Бальшей занимали должности жупанов, а затем Бальши в качестве независимых правителей объединили обширные территории со смешанным албано-славянским населением к северу и востоку от Шкодры. На юге их владения доходили до реки Мат — границы североалбанского княжества. Бальши делали неоднократные попытки распространить свою власть еще дальше на юг, но наталкивались на сопротивление Карла Топии. Наибольшего подъема шкодринское княжество достигло при Бальше II (1379—1385). Посредством династического брака — женитьбы на дочери властителя Берата — он сумел подчинить себе Мюзечею, Влёру и Канину. В борьбе за господство над Албанией Бальша II опирался на поддержку папы и Венеции (для обеспечения этой поддержки Бальши перешли из православия в католичество). Его же соперник Карл Топия завязал связи с турками и, призвав на помощь нового союзника, нанес 15 сентября 1385 г. жестокое поражение Бальше II в битве на равнине Савры. Битва на Савре не изменила границ княжеств, однако смерть обоих соперников (Бальша погиб в этом бою, а через три года умер и Карл Топия) привела к разделу их земель на более мелкие владения. Стали возвышаться новые феодальные семьи — Дукагини, Буа Шпати, Музака, Арианити, Кастриоти.

Подобно прочим балканским феодалам того времени, албанские феодалы прилагали гораздо больше энергии и сил для ведения междоусобных войн, чем для отражения внешней угрозы. Они лишь изредка объединялись для борьбы против чужеземных захватчиков, но и эти союзы быстро распадались из-за внутренних распрей. Между тем у ворот Албании уже стоял грозный враг.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2274


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы