А. Н. Ваганова. Раннефеодальные замки на территории западных земель Руси. коллектив авторов.Труды Первой Международной конференции "Начала Русского мира".

коллектив авторов.   Труды Первой Международной конференции "Начала Русского мира"



А. Н. Ваганова. Раннефеодальные замки на территории западных земель Руси



загрузка...

С феодальными усадьбами-замками, упоминаемыми в летописных источниках под терминами «дом», «двор», «град», соотносится многочисленная группа археологических памятников X—XIII вв., без выявления, изучения и правильной исторической интерпретации которых невозможно в полной мере представить процесс возникновения классового общества у восточных славян. Вопрос о времени их появления тесно связан с генезисом феодальных отношений, проблемой происхождения городов, так как многие древнерусские города выросли из владельческих поселений. На необходимость исследования замков неоднократно указывалось Б. А. Рыбаковым1, П. А. Раппопортом2, В. В. Седовым3, в работах которых определены археологические критерии замка, помогающие их идентификации — небольшие размеры в сочетании с мощными укреплениями, слабое развитие ремесла, признаки имущественной дифференциации: наличие в вещевом материале дорогих импортных изделий, украшений, амфор, стеютянных браслетов, рыцарского оружия, всаднической экипировки, так как замки являлись местом пребывания дружины феодала. Многовариантность замков в масштабах древнерусского государства определялась неоднородностью самого класса феодалов — от мощных княжеских резиденций, вспомним пятиэтажные постройки, выявленные Б. А. Рыбаковым в Любече4, до скромных сельских усадеб, огражденных порой одним деревянным частоколом, что затрудняет их археологическое выявление. Обобщающее исследование по древнерусским замкам X—XIII вв. было проведено автором в 1985 г. на основании анализа свыше 70 памятников разных регионов древнерусского государства5, по совокупности признаков идентифицируемых с феодальным замком. Время их возникновения — XI—XII вв., лишь единицы выходят за указанные рамки. Несмотря на большие успехи в изучении поселений, замки, как особый их вид, изучены значительно хуже городов. За последние годы несколько памятников замкового типа исследовалось в южных и восточных регионах древнерусского государства, но наибольшее их количество — около 20 объектов — изучалось на западных землях Руси.

Еще в 30-е годы XX ст. белорусскими археологами исследовались Германовское6 и Черкасовское7 городища в районе Орши, относящиеся к укрепленным владельческим усадьбам. На территории западных земель древнерусского государства выделяется ряд памятников — Волковысск, Копысь, Лукомль, Стрешин, Рогач ев, Борисов, фигурирующие в письменных источниках как города, но на начальном этапе своего существования по совокупности признаков они являлись феодальными замками. В своем развитии эти поселения прошли так называемый «замковый» путь — один из вариантов формирования древнерусского города. Известны феодальные замки в Понеманьи — Индура, Збочно, Мстибов (упоминаемый в Ипатьевской летописи под 1202 г. как резиденция боярина Мстибога); в Полоцкой земле — Свислочь, известный по письменным источникам — Тетерин8. Группирование замков наблюдается в Белорусском Поднепровье, где на расстоянии 10—15 км друг от друга расположены три городища — Зборов, Рогачев, Вищин. Раскопками Г. Ф. Соловьевой подтверждается замковый характер Зборовского городища9. На возможность отнесения к замкам летописного Рогачева указывают небольшая территория, отсутствие посада, слабое развитие ремесленного производства и др. Эталонным памятником в серии древнерусских замков является Вищинский замок XII—XIII вв., исследовавшийся экспедицией Белорусского государственного университета под руководством Э. М. Загорульского10. За десять лет исследований (1975— 1985 гг.) было вскрыто более 70% площади городища, расположенного на высоком правом берегу Днепра, откуда открывается великолепный вид на днепровский дали. По мнению Э. М. Загорульского, городище возникло в первой половине XII в., просуществовало около 100 лет и погибло в пламени пожара в середине XIII в. Узкие хронологические рамки существования, неосложненность другими материалами, хорошая сохранность, уникальные находки — все это ставит Вищинское городище в ряд выдающихся археологических объектов древнерусского времени. Вищинский замок обладал мощной системой укреплений. Площадка городища полукруглой формы, размерами около 1 га, с напольной стороны была окружена тремя рядами валов и рвов. На гребне внутреннего вала выявлены и прослежены на протяжении 30 м остатки обгоревшей оборонительной стены, состоявшей из прилегающих друг к другу трехстенных срубов. Богатейший вещевой материал ярко характеризует все стороны жизни обитателей замка крупного феодала. В его составе предметы, связанные с сельскохозяйственным производством, металлообработкой, ювелирный инструментарий, матрицы для изготовления колтов и криновидных подвесок, свидетельствующие о существовании в замке собственной ювелирной мастерской. Замечательная коллекция древнерусского рыцарского оружия содержит наконечники стрел и копий, навершия булав, бронзовую гирю от кистеня, перекрестие меча, фрагмент кольчуги и пластинчатого доспеха, серию стремян, шпоры, удила. Эти находки говорят о присутствии в замке тяжеловооруженных всадников-рыцарей. На городище найдена и не имеющая аналогов глиняная фигурка воина в шлеме с саблей верхом на коне. Показателем интеллектуальной жизни обитателей замка явились находки писал и пряслица с начальными буквами древнерусского алфавита. Жемчужиной вищинской коллекции является уникальный денежно-вещевой клад, зарытый в последние часы жизни поселения и обнаруженный в 1979 г. у подножия крепостной стены на глубине всего 18 см11. Клад состоит из ювелирных изделий, принадлежавших женщине княжеского звания. В комплекте украшений — фрагменты серебряного очелья, ожерелье из бусин с криновидными подвесками, пара колтов с изображениями грифонов, выполненными в технике перегородчатой эмали, два серебряных колта с зернью, сканью и чернью, массивный витой серебряный браслет и позолоченный пластинчатый браслет с орнаментальным растительным узором и изображениями птиц, пара серебряных шлемовидных подвесок-рясен (рис. 7 цв. вклейка). По мастерству исполнения их можно отнести к шедеврам древнерусского ювелирного искусства. Денежная часть клада представлена платежными серебряными слитками-гривнами киевского, литовского и новгородского типов12. Наличие клада может рассматриваться в качестве индикатора при определении социальной типологии памятника.

В последнее десятилетие проводились исследования на уже известных и вновь выявленных феодальных усадьбах-замках: Курганы, Шавнево, Свислочь (Могилевская обл.); Капланцы, Лоск (Минская обл.); Лучно I (Витебская обл.); Черничи (Гомельская обл.); Устье, Городечно, Костенево, Кульбачино (Гродненская обл). Изучение городищ Понеманья, начатое в 1950-х гг. П. А. Раппопортом, — Индуры, Збочно, Мстибова — продолжены С. А. Пивоварчиком13.

Топографические особенности памятников выявляют их связь с рельефом местности, в зависимости от которого городища можно подразделить на мысовые, холмовые, расположенные на равнинной болотистой местности. Преобладающим типом городища был мысовый. Площадки имели самые разнообразные формы — круглые, овальные, полукруглые, подтреугольные. Размеры их небольшие — 16x18 м (городище Индура14), 41x48 м (на Капланцах15), площадь ограниченной валом территории Вищинского городища составляла 0,63 га16. Наличие мощных оборонительных сооружений в сочетании с небольшими размерами жилой площадки — один из характерных признаков замка. Поселение могло быть укреплено одной либо двумя тремя линиями валов. Основная часть усадеб защищены валом и рвом. Принеманские городища Индура, Збочно. Мстибово, Костенево17 окружены валами (высота 2—2,5 м, ширина —16 м) по всему периметру площадки городища. Городища Капланцы18, Свислочь19, Кульбачино20 укреплены валом только с одной стороны, дополняют их укрепления рвы (глубина до 2 м, ширина 3—17 м) и овраги. Местоположение ворот определяется по проезду в земляных валах: проход через ров в городищах Кульбачино, Мстибово, Збочно осуществлялся по узкой земляной насыпи21. На двух поселениях — Черничи и Лучно — каких-либо укреплений не выявлено вообще22.

Застройка замка осуществлялась обычными, распространенными в то время, типами жилых и хозяйственных построек. По конструкции они являются углубленными в землю землянками, полуземлянками и наземными срубными жилищами. В качестве отопительных сооружений использовались печи-каменки и открытые очаги.

Основой экономики владельческих усадеб являлось сельскохозяйственное производство, что подтверждается находками орудий почвообработки, сбора, переработки урожая, находками обожженных злаков. Не менее важную роль играли домашнее животноводство, охота, рыболовство. Преобладание в остеологическом материале костей диких животных над домашними традиционно считается одним из признаков замка. Право владельца на подобное развлечение было обеспечено его положением собственника угодий. В случае неурожаев, военных конфликтов пропитание добывалось охотой. Значительный объем охоты на диких копытных, а также пушных зверей зафиксирован на Свислочском замке, где мясной рацион на 70 % состоял из дичи. Феодальная знать охотилась на крупных животных — лося, зубра, кабана. Для простого населения, очевидно, существовали определенные ограничения23. На понеманских городищах Костенево, Кульбачино, располагавшихся вдали от леса, мясо диких животных заменялось кониной. На городище Кульбачино, по предположению С. А. Пивоварчика, для продовольственных целей даже специально выращивали небольших коней.

Нуждается в уточнении тезис о слабом развитии замкового ремесла. Многочисленные находки орудий металлообработки, производственных отходов, заготовок и готовой продукции в культурном слое многих городищ — Черничи, Костенево, Капланцы, Кульбачино, Курганы, Свислочь и др., говорят о развитии кузнечного дела, снабжавшего их обитателей орудиями труда и бытовыми повседневными предметами. Предположение о развитии ювелирного ремесла нашло убедительное подтверждение в материалах западнорусских замков. О местном ювелирном производстве свидетельствуют находки тиглей и льячек в Капланцах24, мерных гирек в Лучно I25. Уникальной находкой является колт из Свислочи26. Невысокое качество изготовления изделия, технологический брак, невыдержанность геометрической композиции склоняют к интерпретации изделия как попытке местного ювелира скопировать образцы древнерусского искусства. Ювелир высокой квалификации проживал на Вищинском замке, где обнаружены ювелирный инструментарий, матрицы для колтов — явные следы ювелирной мастерской27. Владельцы замков придавали значение развитию ювелирного дела на своих усадьбах. На городище Свислочь существовала косторезная мастерская28. Там выявлены многочисленные находки обработанных костей, рогов оленя, костяные изделия местного производства. Из предметов культа, находки которых нередки на поселениях замкового типа, хочется отметить найденный в Капланцах золотой образок с изображением св. Матфея, выполненный в технике перегородчатой эмали богатой цветовой гаммы29. Дополняют облик феодальной усадьбы находки оружия, типичного для быта феодалов, — снаряжение всадника и боевого коня. На замковых поселениях западных земель Руси типичны находки наконечников стрел и копий разных типов. К защитному вооружению относятся пластина от панциря, умбон (железная срединная бляха щита, служившая для защиты руки воина) из Кульбачино30, умбон и кистень с шипами на замке Лучно I31, на феодальном дворе Устье — перекрестье меча, шпоры, стремена, удила.

Таким образом, анализ материалов из раскопок около 20 объектов, расположенных на территории западных земель Руси и ассоциируемых с феодальными замками, с точки зрения их топографии, характера оборонительных укреплений, планировки и застройки, облика материальной культуры — во многом дополняют и в целом подтверждают характеристики замка как типа поселения, сложившиеся еще в прошлом столетии, вносят новые нюансы в картину жизни древнерусского раннефеодального замка и его функции в системе русского феодализма X —XIII вв. Перспективность археологического изучения данной категории памятников и необходимость их выявления несомненны. Хотелось бы привлечь к ним внимание исследователей.



1 Рыбаков Б. А. Феодальный замок XI—XIII вв. // История СССР с древнейших времен до наших дней. Т. 1. M., 1966. С. 522.
2 Раппопорт П. А. О типологии древнерусских поселений // КСИА. Вып. 110: Славяно русские древности. М„ 1967. С. 3—9.
3 Седов В. В. Сельские поселения центральных районов Смоленской земли / АН СССР. МИА. № 92. М.; Л., 1960. С. 123—124.
4 Рыбаков Б. А. Замок // Древняя Русь. Город, замок, село. Археология СССР. М., 1985. С. 95.
5 Ваганова А. Н. Древнерусский феодальный замок XI—XIII вв.: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Вильнюс, 1985. 15 с.
6 См.: Дубінскі С. А. Гарадзшшча каля в Іерманау Аршанскай акругі // Запіскі аддзела гуманітарных навук БАН. Кн. 11: Працы археалагичнай камисии. Мн., 1930. Т. II. С. 81—83.
7 См.: Дубінскі С. А. Чаркасаускае гарадзшшча пад Воршай // Запіскі аддзела гуманітарных навук БАН. Кн. 11: Працы археалагичнай камисии. Мн., 1930. Т. II. С. 71—79.
8 Раппопорт П. А. Военное зодчество западнорусских земель X—XIV вв. / АН СССР. МИА. № 140. Л., 1967. № 140. С. 92.
9 Соловийова Г. Ф. Замок рогачівськіх князів // Слов'яно-руські старожытності. К., 1956. № 9. С. Ill—113.Соловийова Г. Ф. Замок рогачівськіх князів 11 Слов'яно-руські старожытності. К., 1956. № 9. С. Ill—113.
10 Загорульский Э. М. Вищинский замок XII—XIII вв. Мн., 2004. 158 с.
11 Загорулъский Э. М. Указ. соч.. С. 130
12 Эксионируется в музее исторического факультета БГУ.
13 Піваварчык С. А. Сацыяльна-гістарычная тыналогія гарадзішч Панямоння X—XIII стст. // Гістарычна - археалагічны зборнік. Мн„ 1993. Ч. 2. С. 89—95.
14 Там же. С. 89.
15 Кошман В. I. Паселішчы міжрэчча Бярэзіны і Дняпра у X—XIII стст. Мн., 2008. С. 201.
16 Загорульский Э. М. Указ. соч. С. 7.
17 Піваварчык С. А. Указ. соч. С. 90.
18 Кошман В. I. Указ. соч. С. 201.
19 Там же. С. 32.
20 Піваварчык С. А. Указ. соч. С. 92.
21 Там же. С. 93.
22 Климау М. В. Вясковыя паселишчы у акрузе Полацка X — сярэдзіны XVI ст.: Дыс. ... канд. гіст. навук. Мн., 2005. С. 80.
23 Кошман В. I. Указ. соч. С. 85.
24 Там же. С. 311.
25 Климау М. В. Указ. соч. С. 93.
26 Кошман В. I. Указ. соч. С. 91.
27 Загорульский Э. М. Указ. соч. С. 81.
28 Кошман В. I. Указ. соч. С. 93.
29 Там же. С. 204.
30 Пивоварник С. А. Вооружение и снаряжение всадника из раскопок Понеманских городищ (X—XIII вв.) // Гістарычна-археалагшчны зборнік. Мн., 1994. № 3. С. 198
31 Климау М. В. Указ. соч. С. 91.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2829


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы