Глава 6. Экономическое положение монгольских племен. Юрий Денисов.Кто заказал татаро-монгольское нашествие?.

Юрий Денисов.   Кто заказал татаро-монгольское нашествие?



Глава 6. Экономическое положение монгольских племен



загрузка...

Об экономическом положении государства Чингисхана на момент его создания в 1206 г. в исторической литературе никаких сведений не представлено. В своих описаниях, чаще всего продиктованных по возвращении из путешествия в Монголию, Иоанн де Плано Карпини, Бенедикт Поляк, Вильгельм Рубрук, Марко Поло и другие дают сведения о быте, обычаях, нравах монголов. Возможно, монголы тщательно скрывали от европейских глаз свои базы по производству вооружения, систему финансирования армии, торговые отношения с другими странами, размещение военных заказов в покоренных странах и т. д. Возможно, европейские посланники докладывали об этом в других документах, не дошедших до нашего времени. Или никакой материально-экономической базы в современном понимании у монгольского государства в первой половине XIII столетия просто не существовало.
Такое положение могло сложиться в государстве, живущем за счет грабительских войн и сбора дани с покоренных стран. Но для того чтобы маленькая шайка разбойников превратилась в огромное государство, завоевавшее большую часть Евразии, должно было пройти гораздо больше времени, чем 35 лет. На курултае в 1206 г. Чингисхан со своими военачальниками принял решение о завоевании мира, а уже в 1241 г. монгольские воины вышли к берегам Адриатического моря.
Трудно представить, что небольшое монгольское племя Борджигитов, сплотившее вокруг себя такие же небольшие монгольские племена, могло иметь опыт создания и управления огромным государством. Таким объединением племен можно грабить и подчинять соседние племенные образования, но не более того. В результате таких локальных войн можно увеличить свои людские ресурсы и приобрести какое-то количество скота, но нельзя приобрести опыт ведения войны с сильными государствами, имеющими значительные армии, укрепленные города, а также располагающими материально-технической и экономической базой создания средств обороны и нападения.

Г.Р. Еникеев, опираясь на татарские источники «Чынгыз хан Дафтере», «Идегэй», «Караца», вычеркнутые из обращения в советские времена, считает, что основу государства Чингисхана сформировали многочисленные татарские племена. К XIII столетию эти татарские племена расселились на огромных пространствах от забайкальских степей до Карпат. При этом к татарам Г.Р. Еникеев причисляет и кимаков, государство которых располагалось на восток от Южного Урала в Тургайской степи, и команов (половцев), расположившихся в степях Восточной Европы. А имя «монголы» в государстве Чингисхана было принято в качестве названия для создавшегося суперэтноса, производя это имя от татарского слова «мэнгу», что означает «вечно». Соответственно, и племя Борджигитов, представителем которого был Чингисхан, было татарским, вошедшим в состав монгольского суперэтноса. Но даже многочисленностью татарских племен такой планетарный успех государства Чингисхана объяснить невозможно. Ведь чтобы привлечь западных соседей на свою сторону, одних обещаний или угроз без материальной поддержки недостаточно.
А эта материальная поддержка была крайне необходима монгольскому государству, ведь десятки, а то и сотни тысяч воинов татаро-монгольской армии воевали одновременно со всем миром – на все четыре стороны от монгольской степи. Такая армия требовала сотен тысяч сабель, луков, копий, десятки миллионов различных видов стрел для луков, а ведь это все – расходный материал. Не всякая сабля выдерживает и одну схватку с противником, а уж зазубрины на ней появляются после каждого удара. В процессе нескольких заточек кромка сабельного клинка сходит на нет, и требуется замена клинка или сабли целиком. Сложные составные монгольские луки тоже не могли служить вечно. На привале такой лук из подручных материалов не изготовишь. Копья и пики тоже ломаются часто, это только в кино на одно копье насаживают несколько врагов, а ему хоть бы что. Выпущенную из лука стрелу, за редким исключением, второй раз не используешь. Пуля из огнестрельного оружия, попадающая в человеческую кость, сплющивается, наконечник стрелы из кремния, кости или металла претерпевает такие же нагрузки. А если стрела попадает в дерево, камень, то вряд ли подлежит повторному использованию. Монгольские воины во время боя имели при себе два колчана по тридцать стрел. Если учесть, что луки и стрелы были основным средством ведения боевых действий, то кто-то должен был все это восполнять. То, что монгольский лук по силе и дальности стрельбы превосходил лук европейский, вряд ли значительно влияло на расход стрел.
Для пополнения вооружения монгольского воина и сбруи для лошадей взамен вышедших из строя должны были существовать тыловые части, состоящие из ремесленников, кузнецов, поставщиков металла, дерева, канатов, веревок, жил животных и т. д. Далеко не в каждом взятом приступом и сожженном городе можно было пополнить или изготовить оружие, сбрую, одежду для воинов.
Взятие укрепленных городов требует наличия катапульт, или пороков, таранов, других сложных сооружений, не говоря уже о большом количестве камней для катапульт. Оборона городов, начиная с середины XII столетия, стала носить эшелонированный характер, при этом создавались несколько линий укреплений внешнего острога в виде частокола и несколько рвов между крепостными стенами. Ю.В. Сухарев приводит такой пример: «В 1220 г., штурмуя булгарский г. Ошель на Каме, владимирское войско столкнулось с четырехрядной системой обороны: тын на валу, за ним два дощатых заплота, ров, за которым – основная стена» (44, 134).
Откуда у степного народа мог появиться опыт осады и взятия, таким образом, укрепленных городов? В исторической литературе предполагается наличие в монгольской армии китайских специалистов. Вероятно, так и было. Но чьи специалисты помогали монголам завоевывать Китай?

Красная армия Советской России во время Гражданской войны оказалась примерно в таком же положении: были солдаты, комиссары, а специалистов, умеющих не только воевать, но планировать и руководить крупными военными операциями, не было. Пришлось использовать бывших царских офицеров и генералов – своих идеологических врагов.
Откуда таких специалистов сумели получить монголы?
Во времена проведения крестовых походов католическая церковь проводила большую работу среди населения по привлечению добровольцев в армии крестоносцев, а также по сбору пожертвований на организацию армий. Земельные магнаты – короли, герцоги, графы – могли вооружить и подготовить к походу десятки, сотни рыцарей. Десятки тысяч добровольцев требовалось обуть, одеть, вооружить, прокормить. Все это требовало огромных финансовых затрат.
Неужели монголам было достаточно иметь гениального полководца Чингисхана, чтобы все остальные проблемы решались сами собой? Л.Н. Гумилев, описывая аналогичное положение киданьского гурхана Елюй Даши при завоевании Средней Азии в середине XII столетия с помощью войска добровольцев, приводит следующую характеристику этого процесса (в тексте Л.Н. Гумилева есть опечатка, вместо XII в. указан XIII в., что позволяет распространить эту характеристику на описываемые события без каких-либо оговорок): «Но набрав добровольцев, надо было их кормить, вооружать, обучать, а значит, кто-то должен был дать деньги, которых у хана не было. Поищем, кто бы это мог быть? Те, у кого они были и кому было нужно, чтобы гурхан воевал с мусульманами. В XIII в. свободные средства были только у купцов, водивших караваны из Китая в Европу и обратно. Мусульманские купцы, естественно исключаются; еврейская торговля была подорвана еще в 965 г. разгромом Итиля, важного перевалочного пункта. Остаются уйгуры, одна часть которых была буддистами, другая – несторианами» (11, 99).
Возникает ряд вопросов. Кто финансировал монголов, по крайней мере, на начальном этапе? Кто снабдил монгольскую армию военными специалистами? Кто объяснил монголам, не имеющим собственной письменности, да и вряд ли умеющим читать, где находится Адриатическое море, какими путями и за какое время можно достичь тех или иных стран? Намек на искомый ответ можно найти в книге «Эпоха крестовых походов» Э. Лависса и А. Рамбо: в битве при Легнице между монголами и польскими, немецкими войсками был взят в плен монгольский военачальник, оказавшийся тамплиером и англичанином…
Попробуем рассмотреть военные успехи татаро-монголов и оценить необходимость финансирования этих военных экспедиций из сторонних источников.

В 1207 г. войска Джучи, старшего сына Чингисхана, покорили племена ойратов, бурятов и киргизов, места проживания которых простирались от озера Байкал до верховьев реки Енисей. Затем Чингисхан предпринял крупномасштабную войну против государства Западное Ся, располагавшегося на территории современной китайской провинции Ганьсу. Тангуты имели большую армию, состоявшую из кавалерии и пехоты, сформированную по китайскому образцу. Война длилась в течение трех лет и закончилась победой монголов в 1210 г.
В 1209 г. войскам Чингисхана сдалось почти без военных действий государство каракитаев, или Западное Ляо. Такая легкая победа стала возможной за счет предательства народа уйгуров, подданных каракитаев, а впоследствии постоянных союзников монголов. Вследствие этого предательства монголам достались территории бассейна реки Тарим, Турфанского оазиса, Уйгуристана, Джунгарии, Семиречья, Чуйской долины.
В 1211 г. армии Чингисхана начали тяжелую и длительную войну с империей Цзинь. К 1217 г. войска монголов заняли большую часть территории империи Цзинь севернее реки Хуанхэ. В ходе этой войны монголам пришлось неоднократно осаждать и брать штурмом укрепленные города, в том числе Чжунду, столицу империи Цзинь. Стены города Чжунду были сооружены из утрамбованной глины с кирпичными бойницами и достигали двенадцатиметровой высоты. Стены были укреплены девятью сотнями башен, а весь город был окружен рвом, заполненным водой. Город соединялся подземными ходами с четырьмя укрепленными пригородами, что позволяло оперативно перебрасывать подкрепления в нужное место. Чжунду защищало двенадцать тысяч воинов, а каждый из пригородов – по четыре тысячи. Чтобы взять такую крепость, нужны были опыт и специалисты.
Не завершив завоевание империи Цзинь, оставив там для продолжения военных действий часть своих войск, Чингисхан в 1217 г. был вынужден организовывать карательные экспедиции против восставших каракитаев. В результате этих военных действий владения монголов стали граничить с территорией государства хорезмшахов по реке Сыр-Дарья. Война с хорезмшахом Мухаммедом началась в 1219 г. и закончилась победой Чингисхана. При этом монголам опять пришлось брать укрепленные города, среди которых такие, как Бухара и Самарканд, причем на осаду этих многолюдных городов потребовалось не более пяти дней. Э.Д. Филипс считает, что осаду их обеспечивали китайские специалисты, которые перевозили, устанавливали и обеспечивали действие всех катапульт, баллист и других сложных инженерных сооружений.
В 1220 г. умер хорезмшах Мухаммед, загнанный монголами на каспийский остров Абакан. Его сын Джелаль-ад-Дин возглавил сопротивление монголам сначала в Персии, затем в Газнане, но в 1221 г., покинутый своими сторонниками, вынужден был бежать в Пенджаб.
В 1221 г. армии монголов завоевали Персию, Афганистан, Азербайджан, Великую Армению и Грузию. Разграбив город Хамадан на границе Персии и Месопотамии, монголы отправили посольство в Багдад, требуя от халифа покорности и дани.
Узнав о неудачных действиях крестоносцев в Египте, монголы изменили направление своих военных операций. Армии Джебе и Субудэя захватили и разграбили Ширван, Дербент, затем разгромили армию аланов, предварительно поссорив их с половцами.
В 1223 г. монголы выиграли битву на Калке у превосходящего их по численности союзного войска русских князей Мстислава Черниговского, Мстислава Киевского и Мстислава Галицкого. Монголы преследовали остатки русских войск до Днепра. На обратном пути монголы сделали попытку завоевания Волжской Булгарии, но неудачно. В результате битвы с булгарами погиб монгольский полководец Джебе.
Кроме завоеваний на Западе, монголам приходилось подавлять постоянно возникавшие восстания то в Герате, Мерве и Балхе, то в Западном Ся. А войска в Северном Китае продолжали завоевание империи Цзинь южнее реки Хуанхэ.
В начале 1227 г. умер Джучи, первенец Чингисхана, а в августе того же года умер сам Великий хан. Чингисхан, создавший государство монголов и расширивший его границы за счет удачных военных действий всего за два десятка лет, был гениальным руководителем и оставил своим потомкам сильное и богатое государство. А в начальный период создания этого государства Чингисхану нужна была финансовая поддержка, без которой армии монголов вряд ли бы достигли столь впечатляющих успехов и так быстро.
Столицей государства монголов во времена Чингисхана и его трех первых наследников был город Каракорум. Об этом городе мы знаем в основном из повествования Гильома Рубрука, посланника французского короля Людовика IX к Великому хану Мункэ, и из материалов советской археологической экспедиции 1948—1949 гг.
Располагался Каракорум у южного склона нагорья Хангай в верхнем течении реки Орхон. Это место на продолжении многих предыдущих веков было одним из центров торговли кочевников. Где-то в этих же местах в VIII в. уйгуры построили столицу своего каганата с тем же названием Каракорум.

Согласно описаниям, приведенными Гильомом Рубруком, город состоял из дворца Великого хана и дворцов поменьше, где работали придворные чиновники, а также кварталов торговцев и ремесленников. Один из этих кварталов назывался «сарацинским», в нем располагались рынки и размещались купцы со всех стран. Другой квартал назывался «китайским», там проживали и работали ремесленники со всего мира. «В городе насчитывалось 12 храмов со святилищами различных божеств, две мечети и одна христианская церковь, которую окружала толстая кирпичная стена с четырьмя воротами. У восточных ворот располагался рынок, где продавали просо и зерно; у западных ворот продавали овец и коз; у южных – быков и повозки; у северных – лошадей» (54, 99).
Гильом Рубрук очень красочно описывает устройство дворца Великого хана, его убранство, обычаи монголов и порядок придворных церемоний. Он рассказывает, что у входа во дворец стояло серебряное дерево, сделанное французским ремесленником Гийомом Парижским. У подножия этого дерева «сидели четыре серебряных льва, из пастей которых через трубы струилось белое молоко кобылиц. Четыре трубы шли по стволу дерева до вершины, и оттуда напитки стекали в рот золотых змей и вытекали через их хвосты. По одной трубе текло вино, по другой очищенный кумыс, по третьей «боал» – медовый напиток, и по четвертой рисовое пиво. Они накапливались в серебряных чанах на конце каждой трубы. На вершине дерева стоял серебряный ангел с трубой. В потайной камере у подножия дерева находился человек, который дул в трубу ангела всякий раз, как главному виночерпию требовались напитки; со стороны казалось, будто это дует ангел. Услышав сигнал, кравчие в хранилищах наливали в трубы соответствующие напитки. Подобная церемония устраивалась дважды в год – во время весеннего и осеннего пиров» (54, 102). Согласно китайским хроникам этот дворец был построен уже во время правления Великого хана Угедея, сына Чингисхана, в 1235 г.
Раскопки города показали, что Каракорум не представлял собой серьезного оборонительного сооружения. В дальнейшем городу действительно не угрожали внешние враги, а после того, как Великий хан Хубилай перенес свою столицу в Пекин, Карокорум пришел в упадок, опустошаемый междоусобицами потомков Чингисхана. В настоящее время на месте столицы Великих монгольских ханов построены «копии» дворцовых зданий для демонстрации туристам, но далеко не в полном объеме. На территории этого комплекса экспонируются и предметы XIII в., в том числе шестиметровая гранитная черепаха.
Следующим после Чингисхана Великим монгольским ханом стал его сын Угедей. Еще при жизни основателя монгольской империи все завоеванные страны были поделены между сыновьями Чингисхана. Джучи, а точнее его потомки, получили в управление земли к западу от Иртыша и Аральского моря. Земли вокруг Амударьи до Монголии и Китая получил Угедей. Толуй владел землями Монголии и Маньчжурии. Джагатаю отошли земли в Джунгарии и Семиречье. Это распределение земель между потомками Чингисхана в дальнейшем привело к междоусобицам и разделению единой империи на несколько самостоятельных государств.
Во время правления Угедея, с 1229 по 1241 г. монголами были завоеваны территории империи Цзинь южнее Хуанхэ, в том числе крупный и хорошо укрепленный город Далян. Осаду этого города монголы вели в течение 1232—1233 гг. «Поначалу монголов сдерживали железные фугасы с порохом, которые взрывались среди их саперов, огненные пороховые ракеты, камни из катапульт и стрелы из духовых труб» (54, 73). Но затем с помощью союзников (империи Сун) и по причине предательства среди осажденных военачальников Далян пал. Айцзун, правитель земель, оставшихся от огромных владений империи Цзинь, был схвачен, а в плену покончил с собой. После падения империи Цзинь у монголов появилась общая граница с империей Сун.
Еще в 1218 г. монголы завоевали Корею, но сложный рельеф местности помешал оккупации этого государства. Монголы совершали время от времени набеги на корейцев для грабежа и сбора дани, а в 1231 г. окончательно завоевали это государство.
Монголам с 1225 по 1231 г. приходилось отвлекаться на военные действия против Джелаль-ад-Дина, который в очередной раз собрал армию для борьбы с захватчиками. Одновременно Джелаль-ад-Дин пытался сам завладеть Месопотамией, но война на два фронта привела к краху мусульманского сопротивления на территориях будущих Афганистана и Ирана. В 1231 г. Джелаль-ад-Дин был убит одним курдским вождем.
В 1238 г. монгольский полководец Хормаган и его сын Байджу победили правителей Месопотамии, затем монголы еще раз прошли с боями земли Армении, Албании (Азербайджана) и Грузии. Грузинской царице Руссутани пришлось спасаться в горах Имеретии.
А армия хана Батыя, сына Джучи, завоевала в 1236 г. Великую Булгарию, затем в 1237—1238 гг. Северо-Восточную Русь, а в 1239—1240 гг. Южную и Юго-Западную Русь. В 1240—1241 гг. войска хана Батыя овладели территориями Польши, Силезии, Богемии, Моравии, Венгрии, Трансильвании, Хорватии, Далмации, горных районов Балкан и Карпат. В 1241 г. монгольские войска вышли к Адриатическому морю в районе города Удине.
В декабре 1241 г. умер Великий хан Угедей. В течение нескольких лет империей управляла Торегенэ, вдова Угедея, затем Гуюк, его сын. И только в 1246 г. курултай (совет вождей) утвердил Гуюка на посту Великого хана. Он правил в течение двух лет, и это время не было отмечено военными победами. Зато именно к тому периоду относится переписка Папы Иннокентия IV и Великого хана, а также французского короля Людовика IX с монгольскими полководцами в Месопотамии – Байджу и Элджигидеем, а затем и с Великим ханом.
Следующим Великим ханом стал Мункэ, сын Толуя, которого утвердили на курултае в 1251 г. по предложению хана Батыя. Это был просвещенный монарх, воспитанник каракитайца Елюя Чуцая, министра монгольской державы еще со времен Чингисхана. Он окружил себя мудрецами из разных стран, намеревался построить в Каракоруме обсерваторию. При нем создавались словари языков покоренных ими народов. При его ставке находились послы большинства известных в то время государств, а также представители всех религий завоеванных монголами стран, службы которых он посещал.
Мункэ направил своего брата Хубилая управлять Северным Китаем и завоевывать Южный Китай. В Персию и Месопотамию был отправлен второй брат Хулагу, а третий младший брат Арик-Богэ наблюдал за порядком в Монголии. Джунгарию и Семиречье Мункэ оставил потомкам Джагатая, Западные же земли остались в управлении потомков Джучи.
Во время правления Мункэ (1251—1259) монголы завоевали почти всю империю Сун и осадили столицу империи Линьань (Ханчжоу). Завоевали провинции Сычуань и Юньнань, государства Аннам и Чампа, располагавшиеся на территории современного Вьетнама, Мьянмы (Бирмы) и Таиланда. В Западной Азии монголы продолжили завоевание Месопотамии и в 1258 г. захватили Багдад, затем заняли Алеппо, Дамаск, а потом и всю Сирию.
В августе 1259 г. умер Великий хан Мункэ, которому наследовал, сам себя избрав Великим ханом, Хубилай. Это привело к гражданской войне с младшим братом Арик-Богэ, избранным в Карокоруме. Монголы еще одерживали победы, но внутренние распри неизбежно вели империю к закату. Война между двумя претендентами длилась до 1264 г., когда Арик-Богэ потерпел поражение и попал в плен, где и умер в 1266 г. В этой войне Хулагу поддерживал Хубилая, а хан Золотой Орды Берке поддерживал Арик-Богэ.
Хубилай создал и возглавил в 1261 г. новую правящую династию Юань в Китае со столицей в Даду (Пекине). Великий хан организовал несколько неудачных экспедиций в Японию, но даже природа в этот раз была против монголов, налетевший тайфун разрушил и потопил корабли монгольского флота. В 1293 г. войска и флот Хубилая пытались захватить остров Яву, но и эта операция не принесла больших результатов. Зато согласились «добровольно» платить дань государства Малайского архипелага, время от времени платили дань монголам правители Южной Индии и Цейлона. Но кроме завоеваний новых территорий, Хубилаю постоянно приходилось усмирять восставших и ликвидировать мятежи своих родственников.
В целом правление Хубилая отличалось установлением порядка на подвластных ему территориях, а китайцы называли его Сыном Неба. На гражданские посты в своей империи Хубилай назначал незаурядных людей, независимо от национальности, в числе таких высокопоставленных чиновников оказался венецианец Марко Поло. В империи Хубилая были учреждены министерства, заведовавшие вопросами конкретных религий, в том числе буддизма, даосизма, ислама, христианства и конфуцианства. Сам Великий хан почитал буддизм, а потому передал Тибет под управление лам. Традиционно для монголов Хубилай не поощрял ислам, зато поддерживал христианство в несторианской форме. Для взаимодействия с христианами Месопотамии Хубилай послал в Багдад двух несторианских монахов тюрско-китайского происхождения, Марка и Раббана Сауму.
Монах Марк добился значительного влияния у ильхана Аргуна и стал патриархом Ябаллахой III, а Раббан Саума в 1287 г. с дипломатической миссией посетил Рим, Флоренцию, Геную, встречался с королем Франции Филиппом Красивым и королем Англии Эдуардом I.
Торговые отношения с Венецией развивались в течение всего срока правления Хубилая. Сообщения по суше осуществлялись с помощью ямской службы, а по морю торговля велась с Южной Азией и Африкой. Внутри Китая был сооружен Великий канал, соединивший Линьань и Янцзы с Даду и Хуанхэ.

После смерти Хубилая в 1294 г. на смену ему пришли менее значительные личности, которые правили до 1368 г., время от времени поднимая мятежи друг против друга и создавая самостоятельные государства внутри империи Юань.
После смерти Великого хана Мункэ монголы в Иране стали создавать самостоятельное государство, хотя продолжали признавать Хубилая Великим ханом и поддерживать его в борьбе с Арик-Богэ. Хан Хулагу продолжил войну с султаном Египта мамлюком Кутузом, захватившим власть в 1250 г. Кутуз по происхождению был тюрком-кипчаком (половцем), т. е. по определению Г.Р. Еникеева, татарином, поэтому прекрасно знал тактические приемы ведения войны татаро-монгольских полководцев. Он заманил войска Кетбогэ, полководца хана Хубилая, в засаду и одолел их в длительной и ожесточенной битве. Монголам пришлось отступить до реки Евфрат, которая стала границей между государством монголов и Египтом.
Хулагу и его преемникам приходилось также сдерживать притязания ханов Золотой Орды, которым еще Великий хан Мункэ передал в управление государства Кавказа. В 1261 г. начались военные действия за обладание бассейном Терека, Дербентскими воротами и бассейном Куры. После того, как войска Берке, хана Золотой Орды, одержали победу на Тереке в 1263 г., граница между этими двумя монгольскими государствами стала проходить по Главному кавказскому хребту.
В 1261 г. хан Хулагу заключил с Михаилом Палеологом тайное соглашение, позволившее последнему, не опасаясь за свои тылы, овладеть Константинополем и стать императором обновленной Византии Михаилом VIII. Это соглашение привело хоть и к ограниченной, но вассальной зависимости Византии от государства монголов.
Ильханы Ирана, или «послушные ханы», которые формально подчинялись Великому Хану, сделали своей столицей город Тебриз. Хулагу в конце своей жизни принял буддизм, хотя продолжал поддерживать на территории своего государства христианство. Мусульман ему приходилось терпеть, их в государстве было большинство. Христианкой была и его любимая жена Докуз-хатун, основавшая много христианских храмов. В 1265 г. хан Хулагу умер, ему наследовал его сын Абака.
Такие преемники Хулагу, как Аргун и Олджету, пытались привлечь на свою сторону в борьбе с мамлюками Египта французского короля Филиппа IV Красивого и английского короля Эдуарда I, но никаких серьезных совместных действий союзники осуществить не смогли.
К концу XIII в. ильханы Ирана приняли ислам, ввели в своем государстве новое летосчисление и перенесли свою столицу в Султание. Все годы правления ильханов Ирана монголам приходилось отражать нападения своих собратьев из Золотой Орды и потомков Джагатая из Орды, а также подавлять восстания населения в многочисленных провинциях. Государство ильханов Ирана распалось в середине XIV в.
Земли улуса Джагатая были территориально ближе всего к столице Монголии, поэтому зависимость от Великого хана здесь проявлялась в большей мере, чем в других улусах монгольской империи. Поддерживать спокойствие внутри этого улуса было достаточно сложно из-за того, что на востоке проживали в основном кочевники, исповедующие христианство и буддизм, а на западе главным образом оседлое мусульманское население.
Роду Джагатая не нужно было расширять свою территорию, которую со всех сторон окружали земли монгольской империи, поэтому основной деятельностью в этом улусе была торговля и организация ямской службы от собственно монгольской территории до территорий ильханов Ирана и ханов Золотой Орды. На востоке торговлей занимались уйгуры, а на западе торговцы Бухары и Самарканда. Сама же орда Джагатая кочевала в долине реки Или.
Преемникам Джагатая в силу географического расположения своей территории внутри монгольской империи пришлось постоянно лавировать в сложной политической борьбе за власть в империи и поддерживать того или иного родственника в междоусобицах, раздирающих империю по завершении правления Великого хана Мункэ.
После 1360 г. джагатайских ханов сверг Тимур, тоже монгол, создавший свою великую империю, которая не имела отношения к потомкам Чингисхана.
Территория Золотой Орды простиралась от Аральского моря до Карпат. Столица хана Батыя и его сыновей Сартака и Улагчи находилась в низовьях Волги и называлась Сарай-Бату, в отличие от Сарай-Берке, основанного несколько выше по течению реки следующим ханом Берке, братом Батыя. При этом азиатскими территориями улуса Джучи управлял Орда, старший брат Батыя, которому были подчинены и другие их братья.
После завоевания причерноморских степей и русских княжеств хан Батый по какой-то причине не стал ссориться с генуэзцами и венецианцами. «Итальянские торговые поселения в крымских Кафе (совр. Феодосии), Судаке и Керчи продолжали принадлежать генуэзцам и венецианцам. Им была предоставлена некоторая независимость в обмен на услуги. Итальянцы проживали также и в Сарае» (54, 142).
В отличие от монгольских правителей в Китае и Иране ханам Золотой Орды во время своего правления не удалось увеличить свою территорию за счет государств, не входивших в монгольскую империю, а может быть, это и не входило в их планы. В своей внутренней монгольской политике хан Берке поддерживал Арика-Богэ, воевавшего с Хубилаем, а с ильханами Ирана хану Берке и его преемникам пришлось долго воевать из-за обладания государствами Кавказа, но сильно продвинуться и закрепиться дальше Дербента им так и не удалось. Кроме войны за Кавказ, ханам Золотой Орды постоянно приходилось участвовать в междоусобицах русских князей, не позволяя им прийти к согласию и объединиться против татаро-монголов.
Хан Золотой Орды Берке (1258—1266) не только принял ислам, но и заключил союз с египетским султаном Бейбарсом против хана Хулагу. Его преемник хан Мункэ Тэмур тоже был мусульманином. Он то мирился с ильханами Ирана, то снова был в союзе с Бейбарсом. В 1270 г. сложились два на первый взгляд невозможных союза, в которые входили «объединенные силы Золотой Орды и мамлюков, Венеция, Якоб Сицилийский и Альфонс Арагонский с одной стороны; ильханы с генуэзцами, папа, Людовик IX и Карл Анжуйский с другой» (54, 145). И это был знаменательный момент, означавший, что после отвоевания греками Константинополя у латинян расклад военных и политических сил в Евразии сильно изменился.
В 1277 г. умер Бейбарс, его преемники старались поддерживать мирные отношения с ильханами Ирана. А в 1280 г. умер Мункэ Тэмур, и ханом Золотой Орды стал его брат Туда Мункэ, принявший в 1283 г. ислам. Однако настоящим правителем был их троюродный брат Ногай, который не мог стать ханом, так как его отец и дед не были ханами, хотя и относились к прямым потомкам Джуче. Еще в правление Мункэ Тэмура он посадил на царство одного за другим царей Болгарии, а также оказывал давление на политику императора Византии. При Туда Мункэ Ногай начал новый поход на территории Венгрии и Польши, но большого успеха не достиг.

Туда Мункэ, став суфийским дервишем, отказался от ханства в пользу своего племянника Телебогэ, которого за бездарность в военных действиях Ногай отдал на расправу Тохте, сыну Мункэ Тэмура. Тохта удерживался у власти только с помощью Ногая, но вместо благодарности стал поддерживать его противников, в том числе Геную в борьбе с Венецией. В 1297 г. хан Тохта начал прямые военные действия против Ногая и после нескольких военных неудач сумел разгромить его в 1299 г. в битве на Кагамлыке, где Ногай был убит. После этой победы хан Тохта взял себе в жены внебрачную дочь византийского императора.
Тохта продолжил борьбу за Кавказ с ильханами Ирана Газаном и его братом Олджету, но эта борьба не принесла ни одной из сторон заметного успеха. В 1311 г. хан Тохта умер, ему наследовал его сын Узбек, который не только сам был мусульманином, но и сделал в 1312 г. ислам государственной религией в Золотой Орде. Примечательно, что ильханы Ирана в 1303 г. тоже узаконили ислам в своем государстве, и хотя Олджету в 1304 г. еще пытался наладить совместные действия против мамлюков Египта с Францией и Англией, но из этой затеи ничего не вышло. Тем более что во Франции в это время начинался судебный процесс по делу ордена тамплиеров.
Хан Узбек правил Золотой Ордой тридцать лет. Именно в его правление в Северо-Восточной Руси к власти пришли московские князья. Узбек успешно воевал против Чобана, военачальника Абу-Саида и занял территорию будущего Азербайджана. На Западе он сдерживал притязания Литвы на территории Венгрии, Польши и Западной Руси.
При его преемнике Джанибеке, а затем при Бердибеке в Золотой Орде наступил период длительного упадка, потерян был интерес к завоеваниям на Кавказе, а также к сдерживанию литовских князей в их желании расширить границы Литвы. После убийства хана Бердибека в 1359 г. в Золотой Орде началась смута, результатом которой был раздел Орды между Мамаем в Крыму, Хаджи Саркисом в Астрахани и Урусханом в Сарае.
С приходом к власти в Средней Азии Тимура, до конца ХГУ в. определявшего политику и расклад сил на Кавказе и в Причерноморье, возникла еще одна великая империя.
А могущественная империя монголов в середине XIV в. перестала существовать даже как совокупность отдельных образований, и только на территории Золотой Орды потомки Чингисхана сохранили свою власть еще на два столетия.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 5746


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы