3. Египет. А. Л. Мортон.История Англии.

А. Л. Мортон.   История Англии



3. Египет



загрузка...

Деятельность англичан в Египте заслуживает того, чтобы мы на ней подробно остановились не только потому, что она представляет интерес сама по себе, но и потому, что она является наиболее концентрированным выражением всей сущности империалистических методов. То, на что в Индии потребовались столетия, здесь было проделано на протяжении жизни чуть ли не одного только поколения. Всю картину можно представить себе сразу, учитывая компактность и единообразный характер страны, представляющей собой долину единственной крупной реки.

Со времени магометанского завоевания в VII в. до начала XIX в. в Египте почти не происходило каких-либо значительных перемен. Возникали новые династии, появлялись и затем приходили в упадок новые торговые пути, но не изменялась постоянная база — возделывание земли крестьянами,— зависящая от годового цикла Нила. Пришел и исчез Наполеон, распалась Турецкая империя, оставив Египет фактически независимым под управлением хедива. Почти столь же призрачной, как и власть турецкого султана в Египте, была власть хедива над обширной территорией Судана и наиболее отдаленным побережьем Сомали.

В пятидесятых годах возник проект строительства Суэцкого канала, и европейские капиталисты начали проявлять интерес к долине Нила. Канал был открыт в 1869 г. Большая часть капитала принадлежала французам, но хедив Измаил получил почти половину акций. Египет сразу стал ключом к наиболее важному водному пути в мире. Великобритания была более заинтересована, чем Франция, в контроле над Суэцким каналом, так как канал лежал на главном пути в Индию. В то же самое время развитие крупных хлопковых плантаций в Египте, толчком к которому послужила гражданская война в Америке, было другой причиной интереса Великобритании к этому району; не надо забывать, что Великобритания была главным импортером хлопка и эти плантации были созданы в основном при помощи британского капитала.

Естественно поэтому, что когда Измаил в шестидесятых и семидесятых годах начал вводить европейские усовершенствования и когда ему понадобился капитал, которого не было в его стране, он обратился именно к Лондону. Это были годы оживления.. Немногим более чем за одно десятилетие было проложено 1440 км железнодорожных путей, были выстроены сотни мостов, прорыты тысячи миль каналов, создан телеграф и были построены дорогостоящие доки в Суэце и Александрии.

Все это оказалось чрезвычайно выгодным для британских банкиров и промышленников. Прежде всего Египту понадобились займы. С 1864 до 1873 г. было предоставлено под большие проценты четыре крупных займа на общую сумму, превышавшую 52 500 тыс. ф. ст. Но Египет получил только 35 400 тыс. ф. ст. из этой суммы, остальные же деньги попали в руки лондонских финансистов в качестве комиссионных и уплаты за расходы. Это явилось только началом, поскольку почти все полученные деньги немедленно вновь были выплачены британским поставщикам, которые также получали большие барыши. Так, работы в Александрийском порту, за которые египетское правительство уплатило 2500 тыс. ф. ст. дали подрядчикам прибыль, выразившуюся в сумме 1100 тыс. ф. ст. К 1876 г. задолженность Египта доходила приблизительно до 80 млн. ф. ст., а проценты с этой суммы составляли 6 млн. ф. ст. в год; их приходилось выплачивать из общего государственного дохода в 10 млн. ф. ст. Вся эта сумма выжималась из крестьянского населения, составлявшего приблизительно 8 млн. человек, обрабатывавших менее 2,2 млн. га земли. В 1875 г. хедив вынужден был продать свои акции Суэцкого канала, которые были куплены британским правительством с помощью Ротшильдов.

Из года в год, по мере того как страна получала один заем за другим, она все больше приближалась к банкротству. Из крестьян, менее всех выигравших от новых железных дорог и доков, выжимали все соки для того, чтобы расплачиваться с иностранными займодержателями. В 1878 г. у скота началась эпидемия чумы, наступил голод; было ясно, что приближается кризис. Египетская государственная машина была близка к крушению, и тогда Великобритания, охранявшая своих финансистов, решила выступить на защиту их интересов. Сильные волнения заставили хедива Измаила согласиться на конституцию; партия националистов, открыто выступавшая против иностранцев, начала усиливаться. Англичане не пожелали этого терпеть, сместили Измаила и заменили его более сговорчивым Тевфиком. Националистическое движение, под руководством Араби-паши и других армейских офицеров, разрасталось. В 1881 г. националисты захватили власть и создали правительство, полное решимости оказывать сопротивление иностранному вмешательству.

Великобритания и Франция послали военные корабли в Александрию, где они организовали «резню» христиан, главным образом греков и армян, при помощи наемных убийц-бедуинов; это должно было послужить предлогом для интервенции. Но антагонизм, существовавший между различными европейскими державами, лишал их возможности приступить к немедленным действиям. В 1882 г. в июне состоялась конференция, на которой Англия, Франция, Италия, Германия, Россия и Австрия пришли к соглашению не стремиться к «приобретению территории или концессий с особыми привилегиями» за исключением, как гласило британское дополнение, «особо важных случаев».

11 июля англичане создали «особо важный случай», подвергнув бомбардировке форты Александрии на том только основании, что египтяне проводили там ремонтные работы. Была высажена армия, разбившая войска Араби при Тель-эль-Кебире, и к концу сентября англичане уже осуществляли полный военный контроль над всей страной. Конечно, давались самые торжественные заверения в том, что оккупация эта только временная и окончится немедленно после водворения порядка. В течение последующих двадцати пяти лет подлинным правителем Египта являлся сэр Эвелин Беринг (из банкирской фирмы «Братья Беринги», впоследствии лорд Кромер), который имел официальное звание генерального консула.

Прежде чем приступить к описанию политики, к которой Беринг прибег для реорганизации Египта в интересах крупных финансистов, необходимо обрисовать события, способствовавшие распространению британского владычества на Судан.

Судан, простирающийся на юг от Египта почти до экватора, имел большое значение не только благодаря своей плодородности и естественным богатствам, но также и потому, что через него проходит верхнее течение Нила; поэтому тот, кто контролирует Судан, контролирует также и Египет. К концу столетия Судан приобрел особое значение для Англии как часть того пути, который, как надеялись, должен был пересечь Африку от Египта до мыса Доброй Надежды6.

Около 1880 г. религиозное национальное движение, руководимое Мохаммедом Ахмедом, более известным под именем Махди, распространилось по всей стране. От Дафура на западе до Суакима на Красном море и к югу до Великих Озер египетские гарнизоны были сметены. В 1883 г. египетская армия, посланная к Нилу против Махди под командованием полковника Хикса, была полностью разгромлена восставшими. Только Хартум остался в руках египтян, но и там большой египетский гарнизон находился под угрозой.

Сэр Эвелин Беринг и большинство членов британского кабинета, в том числе и Гладстон, который был в то время премьер-министром, решили, что на некоторое время Судан следует оставить. Но влиятельное меньшинство, работавшее в тесном контакте с лордом Уолсли и другими лицами, принадлежавшими к командному составу армии, придерживалось другого мнения. Использовав услуги захудалого журналиста У. Т. Стида, они начали проводить усиленную, внешне якобы стихийную агитацию за то, чтобы послать генерала Гордона в Хартум и организовать вывод гарнизона из Хартума, хотя он публично и высказал свое отрицательное отношение к этим планам. С протестами Беринга также не посчитались, и Гордон прибыл в Хартум в феврале 1884 г.

Вместо того чтобы приступить там к эвакуации, согласно полученным им инструкциям, Гордон довел дело до того, что сам оказался в осаде, по-видимому с целью заставить правительство послать подкрепления, разбить Махди и вновь завоевать Судан. Подкрепления действительно были посланы, но после большого промедления, и они прибыли только 28 января 1885 г., через два дня после того, как Хартум пал и Гордон был убит. Экспедиционные войска вернулись обратно, поскольку вновь завоевать Судан было невозможно до завершения реорганизации Египта. Все происшедшее оказалось для британского империализма более выгодным, чем присоединение новой провинции: британский империализм получил святого и мученика. Те самые черты характера, которые при жизни считались недостатками в Гордоне: его наивное благочестие, недисциплинированность и презрение к условностям, делали его наиболее подходящим для канонизирования; ведь британский правящий класс, обладающий некоторой долей сентиментальности, не пожелал бы признать святого, который не был бы в известной степени простачком.

Судан оставили на двенадцать лет. За это время произошло много событий: положение в Египте упрочилось, Англия, Франция и Италия проникли на побережье Сомали, в Абиссинию и Уганду. Мечта Родса о принадлежащей Великобритании империи, идущей непрерывной полосой с севера на юг, была осуществлена с помощью колонизации Родезии. В противовес этому французы замышляли создать массив своих владений, который распространился бы с востока на запад и врезался в британские владения где-нибудь в верхнем течении Нила.

1 марта 1896 г. первая попытка итальянцев завоевать Абиссинию закончилась поражением под Адуа. Неудачи под Адуа были более чем поражением Италии. Косвенно это было также поражением Великобритании, союзницы Италии в Восточной Африке; это было также победой Франции, снабжавшей Абиссинию оружием и разыгравшей роль ее единственного верного друга. Роль эта понадобилась Франции, чтобы использовать эту страну в качестве базы для завоевания Судана и угрозы Великобритании с фланга. Победа под Адуа означала, что теперь расчищен путь для того, чтобы попытаться осуществить задуманное.

Через неделю британское правительство приняло решение начать вторжение в Судан. Генерал Китченер, под командой которого находилась сильная англо-египетская армия, медленно двинулся вверх по Нилу, закрепляя каждый свой шаг и прокладывая железную дорогу по мере продвижения. В сентябре 1898 г. Хартум был вновь взят после разгрома суданцев в кровавой битве при Омдурмане. Вскоре после этого победоносная армия вступила в сражение с горсточкой французских солдат, занявших Фашоду, расположенную выше по реке. В течение некоторого времени казалось, что близка война между Францией и Англией, но французы отступили — отчасти потому, что Судан был фактически уже занят вооруженными силами их противников, но главным образом потому, что они не решались начать войну, которая могла оказаться на руку враждебной Германии.

Завоевание Судана привело к довольно странному финансовому положению. Египет должен был уплатить две трети из суммы по счету в 2500 тыс. ф. ст. И в дальнейшем в течение целого ряда лет оплачивал львиную долю расходов по управлению. Но прибыли от эксплоатации новой провинции попадали исключительно в руки британских капиталистов. Строительство железных дорог и другие работы проводились на тех же условиях, что и в Египте, и вскоре Судан стал производителем высококачественного хлопка. Сотрудничество между британским правительством и владельцами хлопковых плантаций стало наиболее тесным при создании «Синдиката суданских плантаций», одним из директоров которого был бывший премьер-министр Асквит. Большое количество земли, где были проведены ирригационные работы, насильственно отбиралось правительством в аренду у владельцев-суданцев до 2 шиллинга за 0,4 га. Затем эта земля перераспределялась среди ее прежних держателей — крестьян, на условиях, что одна треть каждого участка в 12 га будет использована под хлопок. Земледелец получал 40% урожая хлопка, а остальные 60% делили между собой синдикат и правительство. Не приходится удивляться, что за первые восемь лет своей работы синдикат получал в среднем 25% прибыли. Помимо того, что в нем выращивается большое количество хлопка, Судан является важным и обеспеченным рынком сбыта для продукции британской тяжелой промышленности.

В течение двадцати пяти лет, пока Беринг был консулом и управлял Египтом, он руководствовался принципом, что «интересы займодержателей совпадают с интересами египетского народа». На практике это означало, что экспорт должен увеличиться настолько чтобы была возможность своевременно уплачивать взносы по займам. К 1907 г. сумма, получаемая с экспорта хлопка, возросла с 8 млн. ф. ст. в год примерно до 30 млн. ф. ст. Поскольку под хлопок забиралось все большее количество земли, для населения, которое раньше могло само себя прокормить, теперь стало необходимым ввозить хлеб. Таким образом с крестьян удавалось получить двойной барыш: на них наживались экспортеры хлопка, а также и импортеры пшеницы. По мере того как возрастала общая производительность страны, крестьяне получали все уменьшающийся процент стоимости своих урожаев.

Египет управлялся чиновничеством, находившимся целиком под британским контролем, и в течение долгого времени никакое организованное сопротивление не было возможно. Однако в 1906 г. судебные убийства в Деншаваи явились особенно ярким свидетельством пороков управления и стали искрой, превратившей в пожар тлеющее недовольство; начало развиваться новое национальное движение. Под влиянием движения пришлось сделать незначительные уступки, но первая мировая война, во время которой Египет стал пунктом, имеющим необычайное стратегическое значение, дала возможность осуществить даже более строгий контроль над ним. В Египте было объявлено военное положение, его номинальная связь с Турецкой империей была наконец порвана, была введена строгая цензура, и почти миллион крестьян и рабочих были призваны на военную службу, невзирая на специальные заверения о том, что этого сделано не будет.

По окончании войны возобновилось движение за национальное освобождение. В 1919 г. повсюду происходили восстания и стачки, во время которых было убито свыше тысячи египтян. После борьбы, продолжавшейся больше десятилетия, Великобритания была вынуждена предоставить Египту номинальную независимость, при которой фактическое британское управление оставалось в силе, прежде всего благодаря военной оккупации зоны Суэцкого канала, а также в связи с продолжавшейся оккупацией Судана. Крупные ирригационные сооружения, созданные в верхнем течении Нила, дают возможность в любое время прекратить жизненно важную для египтян подачу воды, поэтому египетские националисты прежде всего требовали объединения всей долины Нила под властью независимого правительства. Ни одно британское правительство никогда не соглашалось удовлетворить это требование, без чего любая форма независимости Египта остается пустым звуком.




6 См. стр. 404.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2898


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы