Кузнецов Николай Герасимович. 1902–1974. Александр Игоревич Ермаков.Великие полководцы. 100 историй о подвигах и победах.

Александр Игоревич Ермаков.   Великие полководцы. 100 историй о подвигах и победах



Кузнецов Николай Герасимович. 1902–1974



загрузка...

   Адмирал Флота Советского Союза, главнокомандующий Военно-Морским флотом, военно-морской министр.



   Будущий адмирал родился в деревне Медведково, в двадцати верстах от Котласа, в июле 1902 года. Он успешно окончил три класса церковноприходской школы и буквально пристрастился к чтению. Возможно, что читал мальчик книги о море, о морских сражениях, знаменитых флотоводцах, но времени на чтение вскоре совсем не стало. В 1915 году умер отец, и семья осталась без кормильца.



   Брат отца забрал в Архангельск 13-летнего Колю. Там Николай поступил рассыльным в Архангельский порт. Судьба связала юношу с морем.

   Кузнецову было уже 15 лет, когда совершилась Октябрьская революция. Он поступил в Северодвинскую флотилию. Когда Красная Армия вышвырнула из Архангельска интервентов и белогвардейцев, Северодвинскую военную флотилию расформировали и военмор Кузнецов вновь оказался на берегу.

   Шесть месяцев он провел в Соломбале, во флотском полуэкипаже. Целыми днями краснофлотцы занимались строевыми занятиями, лишь изредка отвлекаясь на караульную службу и хозяйственные работы. Именно тогда Николай Кузнецов и стал отменным строевиком, обрел внутреннюю собранность, дисциплинированность, подтянутость.

   Позднее молодых военморов отправили на Балтику. Вскоре Кузнецов оказался в подготовительной школе военно-морского училища, а затем стал курсантом. Занимался Кузнецов прилежно, добросовестно. Особенное внимание уделял он морской практике. Четыре кампании отплавал курсант на крейсере «Аврора», линкоре «Парижская коммуна» и других кораблях. Он побывал в Северном и Норвежском морях, в Атлантическом и Ледовитом океанах. По окончании учебы отличник Кузнецов избрал Черноморский флот.

   Черноморского флота в 1926 году практически не существовало: часть кораблей во время гражданской войны была затоплена своими моряками, остальные корабли угнали за границу белогвардейцы и интервенты. Достраивался заложенный до революции крейсер «Адмирал Нахимов», получивший теперь название «Червона Украина». Вот на этом-то корабле и пожелал служить Николай Герасимович Кузнецов. Последовало назначение в Севастополь. Корабль достраивался на заводе, готовился к ходовым испытаниям. Н.Г. Кузнецов становился опытным моряком, вникал во все мелочи. Его направили на учебу в Военно-морскую академию. Стажировку Кузнецов проходил в штабе морских сил Балтики.

   В 1932 году Н.Г. Кузнецов с отличием закончил оперативный факультет Военно-морской академии и был награжден именным оружием. Он категорически отказался от высокой штабной должности, отказался принять командование большим кораблем, но согласился стать старшим помощником командира корабля. Должность старпома – важная ступень на пути становления командира.

   Н.Г. Кузнецов получил назначение на новый крейсер «Красный Кавказ» на Черном море. Все силы и знания он отдавал наведению уставного порядка, сколачиванию дружного экипажа.

   За короткое время корабль и экипаж поразительно изменились. Кузнецов заставил всех командиров боевых частей и даже флагманских специалистов (ему не подчиненных) работать над методикой боевой подготовки. Прежде на фло-те такой методики не существовало. Раньше старослужащие обучали новичков, как и что делать. Теперь же учения проводились по боевым частям и по кораблю в целом. Инициатива и опыт Н.Г. Кузнецова легли в основу «Курса боевой подготовки корабля», разработанного в масштабе всего флота.

   Через год крейсер «Красный Кавказ» стал одним из лучших кораблей Черноморского флота. В сентябре 1933 года после долгого заграничного похода Кузнецов был назначен командиром флагманского корабля «Червона Украина». Служить с Кузнецовым было нелегко, но очень интересно. Он во все вносил что-то свое, новое. Николай Герасимович достиг ювелирной точности в управлении кораблем.

   Во второй половине 30-х годов обстановка в мире становилась все более напряженной: явной становилась угроза новой большой войны. Открытая схватка с фашизмом уже несколько лет проходила в Испании. Николай Герасимович был направлен туда в качестве военно-морского атташе.

   В августе 1937 года его вызвали в Москву. В Кремле Николаю Герасимовичу были вручены ордена Ленина и Красного Знамени. Потом капитан 1-го ранга Н.Г. Кузнецов был назначен заместителем командующего Тихоокеанским флотом и отбыл в далекий город Владивосток. Японские милитаристы очень желали прибрать к рукам Приморский край. Советский флот на Тихом океане лишь начал наращивать силы. Только по подводным лодкам имелось примерное равенство. И тут поступил приказ о повышении. Из заместителя Кузнецов превратился в командующего флотом. Это был небывалый случай: капитан 1-го ранга в 36 лет возглавил флот. Новый командующий много внимания уделял строительству береговых батарей, усилению морской авиации. В ряде пунктов велось строительство аэродромов, военных городков. На заводах строились боевые корабли, во Владивостоке создавалось Высшее военно-морское училище, которое нужно было контролировать.

   Флот отрабатывал взаимодействие с сухопутными войсками, готовясь совместно отражать натиск самураев.

   Во время конфликта у озера Хасан Николай Герасимович ожидал ударов противника и с моря. Подводные лодки заняли позиции на возможных путях движения вражеских кораблей, в полной готовности были и торпедные катера. Он считал, что лучше сыграть три ложные тревоги, чем прозевать одну действительную опасность.

   В марте 1939 года Кузнецов был в Москве на съезде партии. Сталин назначил его первым заместителем наркома, а вскоре наркомом ВМФ СССР. Главной своей задачей новый нарком считал повышение флотской боеготовности. Не дать врагу застать нас врасплох, нанести внезапный удар – вот что занимало его помыслы.

   Результатом стала стройная, отработанная на практике трехступенчатая система боевой готовности. Это было детище Николая Герасимовича. Готовность № 3 – обычное состояние кораблей и частей. Они занимаются обычной боевой учебой. Когда же объявляется готовность № 2, корабли и части получают снаряды, торпеды, горючее и все другие запасы. Увольнения сокращаются до минимума, устанавливаются специальные дежурства. Такая готовность может длиться неделями и даже месяцами. И, наконец, готовность № 1. Объявляют ее лишь в случае действительной опасности. Корабли при этом полностью изготовлены к немедленным и решительным действиям. Начались упорные тренировки, которые позволили довести эту систему почти до совершенства.

   В июне 1941 года Николай Герасимович стал адмиралом. В ночь на 22 июня он без колебаний отдал приказ о введении на флотах и флотилиях готовности № 1. В результате Черноморский, Северный, Краснознаменный Балтийский флоты, Пинская и Дунайская военные флотилии дали отпор врагу с первых же минут нападения.

   Адмирал Кузнецов был озабочен возросшей минной опасностью: противник применял новые электромагнитные мины. Николай Герасимович добился создания специальной группы ученых для раскрытия секретов нового оружия немцев и выработки контрмер. Лучшие физики страны, в том числе И.В. Курчатов и А.П. Александров, успешно решили эту задачу.

   В начале войны трудности возникали из-за неумения координировать действия сухопутных войск и моряков. В Одессе и Севастополе удалось в конце концов навести порядок, а вот в Таллине царила неразбериха – моряки сражались сами по себе, пехота – сама по себе. Отстоять город не удалось. Однако эвакуация флота и войск проходила уже организованно.

   Около 200 кораблей и судов, взяв 23 тысячи солдат и офицеров, совершили прорыв из Таллина в Кронштадт через минные поля, подвергаясь постоянным ударам немцев.

   Морская авиация не понесла потерь при нападении германских войск. Морские летчики были хозяевами воздушного пространства над морем и побережьем.

   Позже эвакуации войск из Одессы и Севастополя была спланирована и организована так умело, что флот не имел потерь.

   7 августа 1941 года, стартовав с острова Эзель, 15 бомбардировщиков Балтийского флота направились к Берлину. Морские летчики метко бомбили намеченные объекты гитлеровской столицы. По всему миру разнеслась удивительная новость: русские бомбят Берлин. Налеты на Берлин продолжались до 5 сентября. Всего было сброшено 311 больших бомб. Эффект был велик, особенно психологический.

   Весьма сложной и ответственной задачей, которой пришлось заниматься Николаю Герасимовичу, была организация морских перевозок в СССР из США.

   В начале 1942 года Верховный главнокомандующий приказал Кузнецову сформировать из моряков новые полки, бригады для действий на берегу, использовав для этой цели 150 тысяч краснофлотцев, старшин и офицеров. Моряки показали себя на суше с самой хорошей стороны. Ни один город, который защищали моряки, ни одна флотская база не были оставлены без приказа. Моряки спасли Ленинград, отстояли Мурманск. Более того, на крайнем правом крыле советско-германского фронта, на Муста-Турунти, морская пехота не отошла от пограничного знака № 1. Это было единственное место, где врагам не удалось перейти нашу границу.

   Моряки были брошены на один из самых сложных участков фронта – Сталинград. Матросы сражались геройски и внесли значительный вклад в оборону города-героя.

   По инициативе Кузнецова была воссоздана и полностью укомплектована личным составом Днепровская военная флотилия. Моряки флотилии совершили весной 1945 года уникальный переход, пройдя пятьсот километров по рекам и полуразрушенным каналам от Днепра до Одера и Шпрее. Канонерские лодки, бронекатера, плавучие батареи, полуглиссеры приняли активное участие в штурме германской столицы.

   Во время разгрома милитаристской Японии Тихоокеанский флот в течение двух недель провел небывалый по дерзости и быстроте каскад десантных операций. Почти одновременно моряки высадились в Сейсине и Порт-Артуре, в Гензане и на Сахалине, на островах Курильской гряды. Они сломили яростное сопротивление японцев в кровопролитных боях. Активно действовала и морская авиация.

   Десятки моряков, особо отличившихся в борьбе с самураями, были удостоены звания Героя Советского Союза. Золотая звезда заслуженно украсила и грудь адмирала флота Кузнецова.

   В годы войны прославленный флотоводец пользовался любовью подчиненных, авторитет его был велик и среди моряков, и у руководства страны. После войны Сталин поступал с прославленными военачальниками иначе. Сперва он отдалил от себя маршала Георгия Константиновича Жукова, а затем пришел черед и адмирала Кузнецова.

   С 25 февраля 1946 года Наркомат ВМФ был упразднён, и Кузнецов остался главнокомандующим ВМС и заместителем министра Вооружённых Сил, но и с этого поста был снят в январе 1947 года по распоряжению Сталина; назначен начальником Управления военно-морских учебных заведений в Ленинграде.

   В 1948 году Кузнецов был под судом по сфабрикованному делу, оправдан, но разжалован до контр-адмирала. С июня 1948 года он был заместителем Главнокомандующего войсками Дальнего Востока по военно-морским силам. С февраля 1950 года – командующим 5-м военно-морским флотом на Тихом океане. 20 июля 1951 года Кузнецов вновь возглавил флот как Военно-морской министр СССР до 15 марта 1953, звание адмирала флота возвращено только после смерти Сталина 11 мая 1953 года.

   В 1955 году Кузнецову было присвоено звание адмирала флота Советского Союза.

   Когда по инициативе Н.С. Хрущева принялись ретиво сокращать армию и резать на металлолом военные корабли, он не смог молчать. И был полностью отстранен от морских дел.

   Прославленный флотоводец не числился больше на флоте. Однако он продолжал жить и трудиться ради любимого дела. Н.Г. Кузнецов написал ряд статей, очерков, выпустил несколько книг.

   Скончался прославленный советский флотоводец в декабре 1974 года. День его похорон был днем траура на всех флотах и флотилиях.


<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2080


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы