С.М. Агульников (Кишинев). Погребальные комплексы позднесабатиновского-раннебелозерского времени в Пруто-Днестровском междуречье. под ред. Е.В.Ярового.Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.).

под ред. Е.В.Ярового.   Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)



С.М. Агульников (Кишинев). Погребальные комплексы позднесабатиновского-раннебелозерского времени в Пруто-Днестровском междуречье



загрузка...

В результате полевых исследований последних четырех десятилетий XX столетия в степной зоне Молдовы и Одесской области Украины был накоплен значительный фактологический материал, в том числе по проблеме формирования белозерской культуры Северо-Западного Причерноморья.

На рубеже XII-XI вв. до н.э. на обширной территории от восточного Приазовья до Нижнего Подунавья происходит смена сабатиновской культуры культурой Белозерска. Прекращают свое существование сотни сабатиновских поселений, и появляются поселения белозерской культуры, хотя количество их крайне незначительно и измеряется лишь десятками.

Одной из мало разработанных остается проблема выделения сабатиновского погребального обряда, основными характеристиками которого являются: впускные, реже, основные погребения в курганах; сильно скорченное положение скелета; не всегда прослеженные формы погребальных камер; практически полное отсутствие инвентаря, иногда представленного сосудами баночной или горшковидной формы (Ванчугов, 2000). К числу стабильных признаков сабатиновского погребального обряда относятся: концентрация впускных могил в юго- восточных секторах курганов; преобладающая восточная ориентировка скелетов; присутствие в качестве инвентаря чаш и черпаков с вертикальными петлевидными ручками (Черняков, 1985, 135; Левицкий 1995, 159-165). При этом количество достоверных погребальных памятников сабатиновского времени в регионе неоднократно варьировало - от 20-25 (Дергачев, 1986, 180) до 40-50 (Черняков, 1985) или же больше 100 (Ванчугов, 2000).

В последнее время в ряде работ наметилась реальная возможность достоверной культурной атрибуции сабатиновских погребений в Северо-Западном Причерноморье (Савва 1992; Агульников, Бубулич 1998,135-141; Ванчугов 2000). При этом выявился такой факт - на сотни сабатиновских поселений приходятся всего десятки погребений этой культуры, а на десятки поселений белозерской культуры - более 200 атрибутированных захоронений, сконцентрированных в десятках курганов и курганно-грунтовых могильников Пруто-Днестровского междуречья.

По сравнению с сабатиновскими погребениями, отличающимися крайним рационализмом в обряде и инвентаре (Ванчугов, 2000, 41), белозерские захоронения обладают разнообразием и сложностью погребальных конструкций, а также богатством погребального инвентаря. В отличие от преобладающей восточной ориентировки сабатиновской культуры, в белозерское время ориентировка становится южной и доминирует в течение всего периода существования белозерской культуры. В положениях скелетов отмечаются самые разные виды, варьирующие от сильно скорченных на боку до средне и слабо скорченных и даже скорченных на спине с наклоном.

На переходном этапе от сабатиновской к белозерской культуре наблюдаются взаимовлияния и можно выделить комплексы, имеющие черты обеих культур. К числу таковых в Днестро-Прутском междуречье относится более 20 комплексов.

В достаточно компактном Тараклийском могильнике белозерского времени (Агульников, Хахеу, 1988,74-79) хорошо прослеживаются подобные взаимовлияния. В кургане 7 основное погребение 1 было ориентировано по оси запад-восток (сабатиновский признак), но погребенный сопровождался серолощеным кубком и фрагментом верхней части типично белозерской корчаги (рис. 1/5, 3). В кургане 9 основное погребение 3 было совершено в прямоугольной погребальной камере с четырьмя «столбовыми» ямками по периметру и южной ориентировкой (белозерские признаки), а сосуд представлял собой типичную для круга Ноуа-Сабатиновка-Кослоджень лощеную чашу с двумя петлевидными вертикальными ручками (рис. 1/2). Любопытно и основное погребение 2 кургана 11 (рис. 1/11), где в простой овальной яме с юго-восточной ориентировкой находился скелет в сильно скорченном положении, сопровождавшийся подлощенным баночным сосудом с оттянутым вверх краем (рис. 1/12), аналогичный сосуду белозерского поселения Чобручи (Агульников, Чеботаренко 1990, 90-99). Курган 5 этого же могильника имел каменную куполообразную конструкцию чад основным захоронением 1 с южной ориентировкой. Каменная конструкция подобного типа отмечена над основным погребением сабатиновской культуры у с Борисовка Одесской области (Шмаглий, Черняков, 1970, 54-65), в то же время из этого захоронения происходят фрагменты двух лощеных типично белозерских кубков.

Рис. 1. 1-3 — Тараклия, кург. 9 погр. 3 (2 — чаша; 3 — фрагмент корчаги); 4 — Плавни, кург. 9 погр. 7; 5,6 — Тараклия, кург. 7 погр. 1 (5 — кубок); 7 — Плавни, кург. 9 погр. 7 (кубок); 8,10 — Олонешты, кург. 2 погр. 3 (10 — кубок); 9 — Надлиманское, кург. 4 погр. 3 (бронзовый кинжал); 11-12 — Тараклия, кург. 11 погр. 3 (12 — сосуд); 13-14 — Щербанка, кург. 1 погр. 21 (14 — сосуд).
Рис. 1. 1-3 — Тараклия, кург. 9 погр. 3 (2 — чаша; 3 — фрагмент корчаги); 4 — Плавни, кург. 9 погр. 7; 5,6 — Тараклия, кург. 7 погр. 1 (5 — кубок); 7 — Плавни, кург. 9 погр. 7 (кубок); 8,10 — Олонешты, кург. 2 погр. 3 (10 — кубок); 9 — Надлиманское, кург. 4 погр. 3 (бронзовый кинжал); 11-12 — Тараклия, кург. 11 погр. 3 (12 — сосуд); 13-14 — Щербанка, кург. 1 погр. 21 (14 — сосуд).

В прикурганной зоне кургана 14 Тараклийской курганной группы, в процессе раскопок поселения культуры Гумельница, был выявлен грунтовый некрополь из 12-ти погребений эпохи бронзы, впущенных в культурный слой поселения, из них девять были совершены в эпоху финальной бронзы. Все эти погребения образуют достаточно четко фиксируемый широтный ряд: шесть захоронений ориентированы на юг, а два имеют восточную ориентировку. Все скелеты в данных погребениях совершены в скорченном положении, с преобладанием сильной степени скорченности. В этом некрополе прослеживаются черты как сабатиновского, так и белозерского погребального обрядов. Подобный могильник отмечен и в юго-восточном секторе того же кургана 14, но там преобладает преимущественно восточная ориентировка скелетов, и лишь в двух случаях скорченные на боку погребенные ориентированы в южном полукруге.

В кургане 9 могильника Плавни Белградского района Одесской области (Андрух и др., 1985, 183) имелось впускное погребение 7, совершенное в скорченном положении на боку с северо-восточной ориентировкой в прямоугольной погребальной камере обряд, присущий сабатиновской культуре (рис. 1/4). В этом захоронении найден лощеный кубок с округлым туловом, цилиндрическим горлом и устьем в виде раструба, орнаментированный в верхней части рядами несквозных наколов - оттисков круглого штампа - традиция, свойственная белозерской культуре (рис. 1/7).

В кургане 2 могильника Оланешты I (Мелюкова, 1962) впускное погребение 3 было совершено в прямоугольной яме. Скелет, скорченный на левом боку, ориентирован на восток (рис. 1/8). Инвентарь погребения представлен лощеным кубковидным сосудом с округлым туловом, цилиндрическим горлом и выделенным венчиком. Здесь сочетаются погребальный обряд сабатиновской культуры и сосуд белозерского облика.

В кургане 7 могильника у с. Кырнацень Каушанского района Молдовы (Демченко, Левицкий 1995) было исследовано погребение 8, где скелет в скорченном на боку положении, перекрытый каменными плитами, был ориентирован на восток. Из этого погребения происходит биусеченно-конический горшок, снабженный топким оттянутым валиком по горлу. Данный сосуд Е.Н. Савва отнес к культуре многоваликовой керамики (Савва, 1992, 226). Подобные горшки, по аналогии с материалами Кировского поселения и Тудорова, свойственны белозерской культуре, хотя известны и в позднесабатиновское время и относятся, по классификации Я.П. Гсршковича, к типам ГI III либо ТГIII - выпуклобокие сосуды, орнаментированные по горлу тонким сплошным валиком (Гершкович, 1997, 125- 145). Характерно, что керамика подобных типов встречена в тризне могильников белозерской культуры Степной, Чернянка, Кочковатое, Будуржель, Дивизия.

Аналогичный биусеченно конический сосуд, но без валика, имеется в погребении 50/1 Кочковатовского могильника белозерской культуры Северо-Западного Причерноморья (Ванчугов и др., 1992, 88).

Примечательно, что конструкция основного погребения 3 кургана 1 у с. Кырнацень (Левицкий, Демченко, 1995) - прямоугольная камера с юго-восточной ориентировкой и четырьмя столбовыми ямками - не имеет прямых аналогий в погребальном обряде сабатиновской культуры. Для круга срубно-сабатиновских памятников Днепровского Левобережья имеются подобные конструкции но в столбовых ямках сохраняются остатки дерева. В белозерское же время нив одном случае следов дерева в подобных ямках не выявлено, хотя в дальнейшем такая конструкция погребальной камеры становится ведущей для белозерской культуры, где число ямок по периметру камеры варьирует от 2 до 12 (Ванчугов, 1990, 163). Не исключено, что захоронение 1/3 у с. Кырнацень является позднесабатиновским - переходным к белозерскому времени. Сосуды из этого погребения, представленные чашей и черпаком с петлевидной ручкой, имеют хорошие аналогии в раннебелозерских комплексах (Тараклия, Казаклия, Васильевка, Кочковатое, Широкое).

В кургане 1 у с. Щербанка Одесской области, Днестровское Левобережье, имелась группа скорченных захоронений, образующих небольшой могильник в юго-восточном секторе кургана (Бейлекчи, 1993, 62-79). Интерес представляет парное погребение 21, совершенное с традиционной для белозерской культуры южной ориентировкой (рис. 1/13). В состав инвентаря этого погребения входил лощеный баночно-кубковидный сосуд с коротким цилиндрическим горлом и выделенным венчиком (рис. 1/14). Как и в предыдущих случаях, наблюдаются как сабатиновские, так и белозерские признаки в погребальном обряде и инвентаре.
В кургане 4 у с. Лиманское Одесской области (Иванова, Ветчинникова, 1992, 176-183) основное погребение 3 белозерской культуры было совершено в прямоугольной погребальной камере, ориентированной по оси север-юг, с поперечным деревянным перекрытием. В захоронении были найдены 73 янтарные бусины, бронзовая обкладка деревянного сосуда и бронзовый кинжал с параллельными лезвиями и кольцевым упором так наз. «киммерийского» типа (рис. 1/9). По классификации Е.Н. Черныха, данные кинжалы относятся к типу Н-40 и, по аналогиям с изделиями из Соколенского клада, Березок и Афанасьевки, датируются XII-XI вв. до н.э., что соответствует позднесабатиновскому - раннебелозерскому времени.

Вышеперечисленные захоронения Пруто-Днестровского междуречья являются погребальными комплексами, характеризующими переходный этап от сабатиновской к белозерской культуре в Северо-Западном Причерноморье. Взаимовлияния и генетическая связь обеих культур объективно отражены в особенностях погребального обряда и сопровождающего инвентаря.

Археологические материалы, полученные в результате раскопок отдельных поселений финальной бронзы как Каушаны, Чалык, II-ой слой Болградского поселения подтверждают процесс перехода одной культуры в другую, что проявляется в изменении традиций домостроительства, материальной культуры и хозяйства. На рубеже XII-XI вв. до н.э. приходится переход от поздней бронзы к раннему железному веку - уменьшается количество поселений, увеличивается число погребальных комплексов. В Юго-Восточной Европе отмечается кризис бронзолитейного производства, а также переориентирование населения степей региона от оседлого земледельческого к кочевому скотоводческому укладу, который становится ведущим в последующий предскифский и раннескифский периоды. Ярким отражением данного процесса является наличие позднесабатиновских-раннебелозерских комплексов в степной зоне Пруто-Днестровского междуречья.


Литература

Агульников С.M., Бубулич В.Г., 1998 - Погребения финального этапа эпохи средней бронзы степной зоны Республики Молдова // Сб: Проблемы изучения катакомбной культурно-исторической общности и культурно-исторической общности многоваликовой керамики, Запорожье

Агульников С.М., Хахеу В.П., 1988 - Курганный могильник белозерского времени у п. Тараклия // Сб: АИМ в 1983 г., Кишинев

Агульников С.М., Чеботаренко Г.Ф., 1990 - Поселение белозерской культуры Чобручи // Сб: АИМ в 1985 г., Кишинев

Андрух С.И. и др., 1985 - Добролюбский А.О., Тощев Г.Н. - Курганы v с. Плавни в низовьях Дуная //Мон. деп. в ИНИОН в 1985 г., № 2111, Киев

Бейлекчи В.В., 1995 - Курган 1 у с. Щербинка // ДСПК, вып. IV, Запорожье

Ванчугов В.П., 1990 - Белозерские памятники в Северо-Западном Причерноморье // Киев

Ванчугов В.П., 2000 - Проблема погребального обряда сабатиновской культуры Северо-Западного Причерноморья // Сб: Археология та eтнологiя Cxiдноi Европы, Одеса

Ванчугов В.П., Субботин Л.В., Дзиговский А.Н., 1992 - Курганы приморской части Днестро-Дунайского междуречья // Киев

Гершкович Я.П., 1997 - Происхождение и эволюция сабатиновского керамического комплекса //Археологический альманах, № 6, Донецк

Дергачев В.А., 1986 - Молдавия и соседние территории в эпоху бронзы // Кишинев

Иванова С В., Ветчинникова Н.Е., 1995 - Раскопки у с. Лиманское Раздельнянского района Одесской области // ДСПК, вып. IV, Запорожье

Левицкий О.Г., 1995 - Погребальный комплекс сабатиновской культуры у с. Кырнацень // ДСПК, вып. V, Запорожье

Левицкий О.Г., Демченко Т.И. - Отчет о полевых исследованиях Каушанской новостроечной экспедиции в 1985 г. // Архив ИЭА АН РМ, инв. № 223, Кишинев

Савва Е.Н., 1992 - Культура многоваликовой керамики Днестровско-Прутского междуречья // Кишинев

Черняков И.Т., 1985 - Северо-Западное Причерноморье во II половине II тыс. до н.э. //Киев

Шмаглий Н.М., Черняков И.Т., 1970 - Курганы степной части междуречья Дуная и Днестра // МАСП, вып. 6, Одесса

<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2450


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы