Соглашение в Мукье, или фронт против фронта. Под редакцией Г.Л. Арша.Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней.

Под редакцией Г.Л. Арша.   Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней



Соглашение в Мукье, или фронт против фронта



загрузка...

В прокламации Генсовета и генштаба от 10 июля содержался призыв к «Балы комбтар» и ко всем албанцам присоединиться к национальному антифашистскому фронту: «Сегодня мы переживаем поворотный момент, сегодня пришло то время, когда проблемы разрешаются с мечом в руках и нет места политике сиденья между двумя стульями». По мнению Генсовета, все утверждения о коммунистическом характере национально-освободительного движения следует считать антинациональной пропагандой.

Генеральный национально-освободительный совет следующим образом определил цели общенациональной освободительной организации в Албании: 1. Это организация, в которой принимают участие все честные патриоты, независимо от вероисповедания, места жительства (имеются в виду региональные различия. — Авт.), партийной принадлежности. Двери ее открыты для всех тех, кто действительно желает бороться против внешних врагов; 2. Бороться за освобождение Албании от ига итальянского фашизма, за независимую, демократическую, народную Албанию; 3. Частная собственность и частная инициатива в промышленности и хозяйстве гарантируются; 4. Не производятся радикальные изменения в общественной жизни (законы и т. д.) и в организации труда; 5. Офицерам, вступающим в национально-освободительную армию, сохраняются их звания; 6. После изгнания внешних врагов сам народ решит вопрос о форме правления.

Перечисленные шесть пунктов представляли основу платформы, которая была выдвинута НОФ на переговорах с «Балы комбтар», которые проходили осенью 1943 г. Высадка союзных войск в Италии, падение Муссолини — все это приближало конец итало-фашистской оккупации в Албании. Внесение ясности во взаимоотношения двух крупных организаций, выступавших под лозунгами национального освобождения, стало неотложной задачей. ЦК КПА внес предложение в Генсовет НОФ, обсужденное и одобренное на одном из июньских заседаний, а именно: предложить «Балы» безоговорочно включиться в борьбу против оккупантов, прекратить борьбу против национально-освободительного фронта и КПА, очистить свои ряды от коллаборационистов. Выполнение этих предварительных условий должно было служить доказательством доброй воли «Балы комбтар» к сотрудничеству. Генсовет выделил делегацию НОФ на переговоры с «Балы», в которую вошли от КПА Юмер Дишница, Мустафа Гиниши, от националистов Омер Нишани, Абаз Купи и Мюслим Пеза.

Переговоры проходили в деревнях Тапизе около Тираны (26 июля) и Мукье около Круи (1—2 августа). Делегация «Балы» готова была сделать любые формальные заверения, которых требовали представители НОФ. Главным для нее являлось разрешение вопроса о власти по греческому образцу. В этом отношении политическая линия балыстов, как, впрочем, и большинства националистов в Албании, Греции, Югославии, отличалась вполне определенной направленностью. Она исходила из своего рода международного опыта антикоммунистических националистических организаций, обобщенного британскими специалистами по борьбе против национально-освободительного движения.

Через английскую секретную службу и путем обмена своими собственными эмиссарами балканские националистические организации поддерживали между собой контакты. При всех нюансах политики, вызванных национальными и социальными различиями, их тактика была единой: под лозунгами пропорционального представительства войти в руководящие военные или административные органы освободительных фронтов с тем, чтобы после ликвидации оккупационных режимов не только занять место в новых правительствах, но и направлять их деятельность. В то же время координация действий коммунистических освободительных организаций была менее успешной. Взаимная информация существовала, однако попытки выработать единую политическую линию не предпринимались. В значительной степени это объяснялось не только сложностью самой проблемы, но и трудностями военного времени.

Идя на переговоры с балыстами, албанский НОФ имел перед собой два образца взаимоотношений с националистическими организациями и течениями — югославский и греческий. ЦК КПА, а под его влиянием и Генсовет НФО следовали югославской линии, которая отвергала все то, что могло нанести ущерб единству народно-освободительного движения, руководимого коммунистической партией. С этим критерием ЦК КПА подходил к вопросу о «Балы комбтар». Однако политика компартии в отношении этой организации была непоследовательной, прежде всего из-за разногласий внутри самого ЦК. Некоторые его члены заявляли, что следовало начать вооруженную борьбу против «Балы» сразу же, как только она возникла. Другие придерживались более умеренных взглядов и считали возможным сотрудничество с ней. Правильное отношение к «Балы» (борьба против руководства, разъяснительная работа среди рядовых членов) вырабатывалась в течение длительного времени. На этом пути встречались большие трудности, которые не удалось преодолеть, не совершая ошибок.

На встрече в Тапизе делегация «Балы» выдвинула на первый план не участие в борьбе (Муссолини пал, и, как считали балысты, конец оккупации был предрешен), а формирование правительства. К этому вопросу делегация НОФ, по всей вероятности, не была готова. Неделя размышлений также ничего не дала. Поэтому, когда 1—2 августа произошла вторая встреча, в Мукье, инициативой завладели балысты, добившиеся согласия на создание Комитета спасения Албании, в который предстояло войти по шесть человек от «Балы» и НОФ. Таким образом, делегация НОФ соглашалась на равную долю участия в будущем правительстве с организацией, вклад которой в национально-освободительную войну не представлялся столь значительным, а был обратно пропорционален амбициозным претензиям на власть.

Протокол, подписанный в Мукье, руководство НОФ денонсировало сразу же, как только стало известно его содержание. Уже 6 и 9 августа в первичные парторганизации разосланы письма за подписью Энвера Ходжи, в которых позиция представителей КПА на переговорах квалифицировалась как оппортунистическая. Согласие с предложениями «Балы» было тем более опасным, что к тому времени эта организация на основе секретного соглашения с итальянскими оккупантами (так называемого протокола Далмаццо — Кельцюра) вошла во взаимодействие с ними. Отказ от признания «компромисса в Мукье» лишил балыстов возможности воздействовать на политику НОФ изнутри, и они перешли к открытой вооруженной борьбе против него под знаком антикоммунизма. Выдвигая лозунги борьбы за «этническую Албанию», за «албанскую Албанию от долины Вардара до берегов Адриатики», они пытались противопоставить узкий национализм стремлению к интернациональной солидарности балканских народов в их борьбе против фашизма.

Денонсация Генсоветом НОФ результатов соглашения с «Балы» дала единовременный моральный перевес последней. Возлагая на НОФ вину за несостоявшееся объединение, лидеры балыстов смогли сохранить свое влияние в массах. Впрочем, быстро развивающиеся события осени 1943 г. свели к минимуму этот выигрыш. Вооруженные силы НОФ успешно теснили оккупантов, освобождая значительные территории страны, а балысты продолжали придерживаться выжидательной тактики. И народ стал делать самостоятельные выводы, сравнивая конкретные дела НОФ и бездеятельность балыстов. Генсовет через головы их руководителей обращался к рядовым членам этой организации с призывом принять участие в совместной борьбе против оккупантов. И крестьянство начало постепенно отходить от «Балы», хотя и не торопилось вливаться в НОФ. Поэтому тогда же, осенью 1943 г., со всей остротой встал вопрос об окончательном завоевании крестьянства. Он был одним из главных на общенациональном форуме НОФ, разработавшем основные принципы организации власти в будущей народной республике.

4 сентября 1943 г. в Лябиноте открылась вторая конференция Национально-освободительного фронта. Она подвела итоги работы за год, прошедший с первой конференции НОФ в Пезе. Подверглись особому обсуждению вопрос об отношении к различным политическим течениям, о деятельности советов и их задачах в новой обстановке, о работе союза антифашистской молодежи, о положении на севере.

Отношение к «Балы комбтар» было одним из главных предметов обсуждения. В докладе Генсовета подтверждалась обоснованность осуждения и денонсации компромисса в Мукье. Но неожиданную остроту этот вопрос приобрел в связи с тем, что на конференцию не явился член Генсовета Абаз Купи, выдвинувший в качестве условия своего дальнейшего участия объединение «Балы» и НОФ. Абаз Купи пытался оказать давление на делегатов конференции. Он выступал в качестве выразителя настроений некоторых влиятельных националистов, принимавших непосредственное участие в НОФ или сотрудничавших с ним, настаивая на удовлетворении его требования. Он стремился вызвать раскол в движении, но это ему не удалось. Конференция выработала гибкую и в то же время принципиальную позицию: заслуги Абаза Купи в борьбе против итальянских оккупантов были подтверждены и его вновь избрали в Генсовет, но признания соглашения, заключенного в Мукье, не последовало. Более того, ни специальное решение об отношении к различным течениям, не входившим в НОФ, ни сам подход к другим вопросам, обсуждавшимся на конференции, не свидетельствовали о том, что путь таких компромиссов, которые равнозначны капитуляции, будет возможен в будущем.

На конференции впервые в полный голос дали оценку деятельности коммунистической партии. Подчеркивалась ее руководящая роль в организации антифашистской общедемократической национально-освободительной борьбы, и отказ от антикоммунистической пропаганды был вновь поставлен в качестве непременного условия вхождения в НОФ. Повторяя все основные положения, выдвинутые еще на конференции в Пезе, новая резолюция выдвигала дополнительное требование: «Признать национально-освободительные советы единственной формой власти народа в Албании». Ни «Балы», ни другим организациям не возбранялось вступать в НОФ, но они должны были придерживаться следующих принципов: вести беспощадную борьбу против оккупантов; заявить о присоединении к антифашистской коалиции и о поддержке борьбы соседних народов (Греции и Югославии); признать национально-освободительные советы единственной формой власти в Албании; очистить свои ряды от людей, связанных с оккупантами; отказаться от антикоммунистической пропаганды.

Устав гарантировал открытые всеобщие выборы в Генсовет НОФ, создание Генсоветом исполнительного органа — президиума из 8 человек. Должность председателя не предусматривалась уставом (ни для Генсовета, ни для президиума). Заседания Генсовета и президиума предусматривалось вести всем членам президиума по очереди. Смысл этих законодательных положений был сконцентрирован в формулировке: «Национально-освободительные советы, порожденные борьбой против оккупантов, являются основой политической власти албанского народа. После ликвидации иностранного господства он сам изберет форму правления».

Право голоса предоставлялось всем гражданам, достигшим 18-летнего возраста, независимо от политических и религиозных взглядов. Каждый совет деревни, района или префектуры избирал исполнительный комитет из восьми человек. В префектуре исполнительный комитет определялся в количестве пяти членов.

Устав национально-освободительных советов повторял в основном все те положения, которые были разработаны и утверждены в 1942 г. на конференции в Пезе. Но их задачи и функции разграничивались более конкретно в зависимости от того, в каких районах — освобожденных или оккупированных — они действовали. Новым в функциях советов являлось закрепление за ними права производить реквизиции, в том числе и транспортных средств, если это обусловливалось военными нуждами. Они получили право осуществлять мобилизацию людей на трудовой фронт.

В последний день работы конференции пришло известие о капитуляции фашистской Италии. 270 тыс. итальянских солдат, находившихся в Далмации, Черногории и Албании, по условиям капитуляции должны были сложить оружие. Однако командующий войсками в Албании генерал Далмаццо отдал приказ сдаваться только немецко-фашистским войскам. Вся 9-я итальянская армия, за исключением 16 тыс. солдат и офицеров, сдавшихся партизанам, а частично попытавшихся пробиться к морю, выполнила это распоряжение. Только 1,5 тыс. итальянских пленных вступили в ряды албанской партизанской армии. В составе 1-й ударной бригады был сформирован итальянский батальон им. Антонио Грамши.

Наряду с чисто военными мерами, предпринятыми президиумом Генсовета НОФ и генштабом, осуществлялись также мероприятия социально-экономического порядка. Уже в конце сентября президиум создал секции (наподобие министерств), которые занимались вопросами экономики, финансирования, здравоохранения, образования и т. д. 14 октября секция экономики издала распоряжение о секвестровании собственности итальянских акционерных обществ (фабрики, шахты, фермы, склады, жилые здания и т. п.). Все предприятия ставились под контроль советов, которым следовало наладить их нормальную работу. Это было пробой сил народной власти по организации хозяйства страны на новых принципах.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1882


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы