Глава 3. Торговые морские республики и их конкуренты. Юрий Денисов.Кто заказал татаро-монгольское нашествие?.

Юрий Денисов.   Кто заказал татаро-монгольское нашествие?



Глава 3. Торговые морские республики и их конкуренты



загрузка...

К XIII в. в регионе Средиземного моря сложилась ситуация, когда три купеческие морские республики контролировали большую часть всей торговли. Это были Венеция, Генуя, Пиза, для которых торговля с Востоком служила неисчерпаемым источником богатств.
Трактат «О земле Иерусалимской и ее обитателях», созданный неизвестным автором в конце XII столетия, дает следующую характеристику представителям этих держав: «Из Италии в стране Иерусалимской три народа: пизанцы, генуэзцы, венецианцы, – они во многих делах неутомимы и полезны, они руководят флотом, на море непобедимы и искушены во всякого рода военных действиях, блистая коммерческими дарованиями. Они освобождены от всех податей и неподвластны судьям, сами себе составляют законы, друг к другу относятся с завистью, разногласиями и непоколебимой невозмутимостью напоминают сарацин» (10, 144).
Жадные до прибыли, мало разборчивые в средствах, эти города-республики поддерживали связи и с мусульманскими князьями, и с греческим императором, извлекали свои выгоды из крестовых походов, основывали колонии и учреждали конторы во всех странах вплоть до Черного моря. Руководимые своими интересами, они еще задолго до крестовых походов оспаривали у арабов Средиземное море. В 1001 г. Пиза вместе с Генуей предприняла поход в Сирию, в 1008 г. – в Тунис. В первом крестовом походе Генуя участвовала 34 кораблями, Пиза – 120; Венеция снарядила 200 кораблей.
Нередко эти купеческие города предпринимали крестовые походы за свой счет: в 1113 г. Пиза объявила войну королю Майорки Назардеку и отняла у него его остров, в то время как ее соперница Генуя завладела островом Миноркой. Греческая империя считалась с ними и искала их союза, а венецианцы устраивались в Константинополе, как у себя дома. Пизанцы и генуэзцы также имели здесь свои кварталы и пользовались привилегиями, дарованными им специальными императорскими грамотами. В городах латинских королевств – Триполи, Яффе, Тире, Акре, Сидоне, Иерусалиме – этим морским державам принадлежали целые кварталы с площадями, улицами, церквами.
Главной целью купеческих морских держав была нажива, вопросы религии их занимали гораздо меньше. Яков де Витри, архиепископ Акры, в 1216 г. отметил в своем письме, что встретил среди своей паствы «людей, которые не подчиняются нашей Церкви, но по своей воле назначают себе капелланов в своих часовнях, нечестиво совершают все, что пожелают, и не придают никакого значения объявленным нами отлучениям, а именно коммуну генуэзцев, коммуну пизанцев и коммуну венецианцев. Они почти никогда не ходят на проповеди и мои проповеди пренебрегли посетить, тогда я сам отправился к ним и прямо на улице перед их жилищами вещал слово Божье» (10, 158). В Акре архиепископу удалось благожелательно воздействовать на этих купцов, видно умел Яков де Витри проповедовать слово Божье, за что и стал в дальнейшем кардиналом римской курии. В других же городах торговцы из Генуи, Пизы и Венеции продолжали вести себя по-прежнему.
Кроме этих трех торговых гигантов в Европейской части Средиземноморья существовали и другие морские торговые города, чье военно-торговое значение было поменьше – Амальфи, Анкона, Марсель, Барселона. Судьба этих морских портов сложилась по-разному: одни, не выдержав конкуренции, исчезли или были завоеваны, а другие только начинали завоевывать позиции на этом рынке.

Ни один центр торговли в мире не мог сравниться по оживлению и величине торгового оборота с портами Средиземного моря. Если Амальфи была разрушена норманнами, то Пиза имела конторы в Акре, Тире, Триполи, Антиохии и Константинополе. Генуя, которая помогла Палеологам низвергнуть Латинскую империю в Византии, обладала чрезвычайно важными торговыми пунктами Архипелага – в Хиосе, Митилене, Тенедосе и Смирне. В Константинополе ей принадлежали два предместья, Пера и Галата, а завладев Кафой и Азовом, она обеспечила себе торговлю на Черном море. Ее соперница Венеция была еще богаче.
Между метрополиями и их колониями происходил постоянный обмен продуктами. В этих богатых торговых государствах в XII—XIII вв. расцветают искусство, наука, медицина, ремесло.
Венеция – самый удивительный и знаменитый город в мире, город на воде. Венеция построена в четырех километрах от берега на архипелаге, насчитывающем 118 островов, расположенных в живой лагуне (воды ежедневно очищаются во время отливов и приливов). Западнее города находится мертвая лагуна со стоячей водой, где для людей жизнь невозможна.
В окрестностях Венеции существовало несколько римских городов: Аквилея, Патавий (Падуя) и др. В 452 г., когда Западная Римская империя уже утратила свою военную мощь, эти города захватили и разграбили гунны во главе с Аттилой. Некоторые жители Аквилеи, города на северном побережье Адриатического моря, спасаясь от войск Аттилы нашли убежище в болотистых лагунах на западном побережье. Именно они основали первые поселения на том месте, где позже возникнет Венеция.
В период раннего Средневековья островное население пополнилось беженцами из Мантуи, Флоренции, Болоньи и других городов. Вся жизнь этих людей была связана с морем: оно кормило их рыбой, а также открывало им путь в другие страны. Они научились плавать по морю, строить корабли и занялись торговлей между Европой и Востоком. Много веков венецианские купцы считались самыми деятельными и богатыми в мире, они везли соль, рыбу, хлеб, масло и вино, лес, шелк, шерсть и множество других товаров.
С 697 г. во главе города стоял герцог (на венецианском диалекте он назывался дож). В 811 г. резиденция дожей переместилась с Маламукко на Риальто – так назывался островной город вплоть до XIII в.
К началу IX в. островитяне смогли в значительной мере избавиться от византийской зависимости. Внешним выражением фактически обретенной самостоятельности явилось то, что Венеция приобрела собственного святого покровителя – евангелиста Марка. Венецианские купцы тайно вывезли его мощи, находившиеся в Александрии. Их прибытие в Венецию в 828 г. стало важнейшим событием в политической жизни города. Крылатый лев, символ св. Марка, отныне навсегда сделался символом Венеции.
В XII в. Венецианская республика стала очень богатой, а подлинный расцвет города наступил в XIII в. во время Четвертого крестового похода. После взятия Константинополя Венеция получила значительную часть прежних византийских владений на побережье Южной и Восточной Греции и еще несколько островов в придачу. Венеция вступила в долгий период процветания: к ней перешло господство в торговле между Европой и Востоком. Республика в 1284 г. начала чеканить свою монету. Венецианские купцы уже в XIII в. добрались до Киева.
В 1286 г. в Венеции, да и во всей Италии, разразился голод вследствие катастрофического неурожая. Итальянский летописец свидетельствует об оказании помощи его народу из державы монголов, спасшей их от голода: «татары, аланы, зихи, руссы, турки, армяне и греки дали жизненные припасы венецианцам» (20, 132).
О заботе монгольского великого хана о страждущих и голодных рассказал также Марко Поло после своего путешествия в Каракорум. Известный путешественник прожил среди татар долгое время вместе со своим отцом Николаем и дядей Матвеем, которые находились там по своим купеческим делам. «Рассылает великий хан гонцов по всем своим землям, царствам и областям узнавать, не погиб ли где хлеб от непогоды, града или другого какого бедствия. Узнает, кто пострадал, без хлеба; с таких не приказывает брать податей за год, а еще приказывает дать им своего хлеба для прокормления и на обсеменение. И великая та милость великого хана! Это делается летом, а зимою раздает скотину: как узнает, что у такого-то пал скот, приказывает дать ему скотину, помогает ему и тот год податей с него не берет. Так-то, как вы слышали, помогает и поддерживает своих подданных великий хан» (20, 132).
Весьма разумно, хоть и похоже на сказку. Сам венецианец Марко Поло «Книгу о разнообразии мира» не писал. Через некоторое время после своего возвращения из государства монголов он попал в генуэзскую тюрьму по обвинению в шпионаже. В тюремной камере с ним находился Рустичиано из Пизы, автор романа о Тристане и Изольде. Именно этот писатель из Пизы и записал рассказы Марко Поло о его путешествии.
В 1372—1381 гг. Венеция успешно соперничала на море с главным своим конкурентом – Генуей, флоту которой в 1378 г. венецианцы нанесли поражение.
В первой половине XV столетия Венеция распространяет свою власть как в Италии, так и за ее пределами. Это было время наивысшего экономического и политического благосостояния Венеции. Впоследствии были войны с Императором и римским папой. В это же время у республики появился новый соперник на Востоке – турки османы, с которым она ведет войну в 1463—1479 гг.

Венеция вступает в переговоры с великим князем Московским Иваном III, надеясь найти союзника против Турции. Завязались дипломатические отношения, и из Венеции в Россию поехали мастера строительного и пушечного дела. При Иване Грозном венецианские купцы пользовались правом торговли в Москве и во многих других русских городах.
В XVII столетии Венеция направила в Россию посольство. Послы обратились к царю Алексею Михайловичу с просьбой, чтобы он приказал донским казакам напасть на Турцию. Венеция также хотела получить право на льготную торговлю в Архангельске. В первой просьбе Россия отказала, однако предоставила венецианским купцам право торговли в Холмогорах и Архангельске. Одновременно Россия решила занять денег у Венеции. Русские послы просидели в Италии три месяца, однако денег им так и не дали.
В 1697 г. Священная Римская Империя (Австрия), Россия и Венеция заключили союз сроком на три года в борьбе против Турции.
В начале XVIII в. Венеция утратила все свои греческие владения и перешла к политике нейтралитета. Город, утратив былую мощь, предался наслаждению благами жизни, сделавшись самым веселым местом Европы.
Генуя – один из самых крупных портов Средиземноморья. Эмблемой города является изображение Лантерны – высокого маяка, стоящего у входа в гавань. В период древнего Рима Генуя была цветущим городом, а во времена крестовых походов ее влияние распространялось на все Средиземноморье. Она стала свободной коммуной, потом морской республикой и основала свои колонии на Черном море.
Папа Иннокентий IV (Синибальдо Фиески) был родом из Генуи. В связи с возобновлением противостояния гвельфов и гибеллинов в 1244 г. Иннокентий вынужден был бежать на родину, а спустя некоторое время в Лион.
Кроме торговли экзотическими товарами Востока и предметами первой необходимости, генуэзские и венецианские купцы занимались также и менее благородным делом – торговали невольниками. Они отправлялись к берегам Черного моря, покупали красивых юношей и девушек и продавали их египетским мусульманам и даже богатым итальянцам.
В середине XIII в. Генуя сокрушила своего торгового соперника Пизу, а война с Венецией продолжалась до конца Средних веков.
В 1373 г. генуэзцы победили в долгой борьбе против Кипрского королевства и захватили кипрскую гавань Фамагусту, которая была после поражения латинских государств самым значительным портом Ближнего Востока. В Фамагусте христианские купцы забирали товары, привозимые туда мусульманскими купцами, и наоборот, поскольку прямая торговля между христианами и мусульманами была запрещена папой под страхом отлучения от церкви. Генуя владела Фамагустой почти сто лет. Впоследствии вдова последнего короля Кипра завещала королевство своим соотечественникам – венецианцам.
В 1386—1578 гг. Генуя находилась в политическом и военном союзе с Францией, которая выступала в роли протектора этой морской республики. Генуэзское купечество имело огромные привилегии в Византии, данные Михаилом Палеологом в XIII в. за оказанную помощь в отвоевании Константинополя в 1261 г., и поэтому пользовалось доверием и в Московской Руси, где, в принципе, настороженно относились к другим иностранцам. Именно через генуэзцев в Москву впервые попадает спирт, изобретенный алхимиками Прованса в 1333 г. и применявшийся, как правило, в медицине. В 1386 г. генуэзское посольство, следовавшее через Москву из Кафы (Феодосии) в Литву, привезло живую воду – аквавиту.
Пиза – один из самых древних городов Италии, основана в VII в. до н. э. греческими колонистами. В 180 г. до н. э. город попал в зависимость от Рима. В Средневековье Пиза стала активным торговым центром благодаря своему большому порту, который впоследствии был занесен песком из-за продвижения морского побережья. Будучи союзником норманнов, Пиза в XI в. участвовала в походе против арабов и была одним из городов – инициаторов первого крестового похода. В ту эпоху через пизанский порт шел большой поток грузов с Востока.
Пиза была главным портом Лигурийского моря до разорения ее Генуей и одним из главных портов Тирренского моря после Амальфи, но в 1136 г. Пиза овладела этим городом-соперником.
После длительной борьбы Генуя окончательно победила Пизу в битве при Мелории в 1284 г. А в позднем Средневековье Флоренция завоевала Пизу в 1405 г., но так и не сумела сделать ее своим торговым портом.
Амальфи – один из самых крупных морских портов в раннем Средневековье. Как и многие другие итальянские порты, Амальфи не выдержала торгово-экономической и военной конкуренции с Венецией, Генуей и Пизой. С середины XIII в. Амальфи вместе с Пизой входят в состав Генуэзской республики.
Сегодня от славного прошлого Амальфи сохранились готический арсенал и прекрасный собор XIII в.

Анкона – торговый порт в Адриатическом море. До 1204 г. город находился в зависимости от Византийской империи, которая по договору держала в Анконе свой гарнизон. В конце XII в. Анкона совместно с флотами Генуи и Пизы поддерживала Византию в борьбе с венецианцами. Однако после длительной войны император помирился с венецианцами, а Анкона, так и не сумевшая стать вровень со своими конкурентами, осталась в проигрыше что от войны, что от мира. В 1250 г. Анкона вошла в состав папской области и находилась в ней до самого конца ее существования (1860 г.).
Марсель – в XIII в. один из центров Прованского графства. Этот морской порт, расположенный на побережье Лионского залива Средиземного моря, был основан в 599 г. до н. э. как греческая колония Массалия. В 49 г. до н. э. Массалия была захвачена Римом. В V—VI вв. город неоднократно подвергался разрушительным нашествиям вестготов, франков, остготов. С IX в. Марсель входит в состав Прованса.
В эпоху крестовых походов и создания религиозно-рыцарских орденов тамплиеров и иоаннитов марсельские купцы вынуждены были конкурировать с торгово-транспортными предприятиями этих орденов по доставке паломников на Святую землю. Паломники прибывали в Палестину преимущественно весной и осенью со всех портов Средиземноморья, но паломники из Франции в основном садились на суда в Марселе. Во Франции тамплиерам принадлежало несколько рейдов, их суда также отправлялись из Марселя.
«Соглашение от 3 октября 1234 г. между марсельским муниципалитетом, с одной стороны, и двумя орденами – с другой, положило конец этому конфликту. Два раза в год, в апреле и в августе, из Марселя отплывали судно ордена Храма и судно ордена Госпиталя; эти суда могли загружаться по тоннажу товарами без ограничения, но они не должны брать более 1500 пассажиров». (35, 171). Взамен марсельские купцы получили концессию на торговые кварталы в некоторых городах Иерусалимского королевства.
Барселона в XIII в. – это морские ворота христианской Каталонии. Город зародился на небольшой возвышенности, поднимающейся среди равнин в междуречье Безоса и Льобрегата, на берегу Средиземного моря, защищенный от северных ветров Каталонскими горами.
В 133 г. город, основанный иберами и называвшийся Лайе, был завоеван римским полководцем Луцием Корнелием Сципионом и превращен в римскую колонию, получившую название Колония Фавенция Юлия Августа Паттерна Барцино. Впоследствии это длинное название сократилось до Барселоны.
В V в. город недолго был столицей короля вестготов Атаульфа. Затем Барселона приходит в упадок после разграбления ее в VIII столетии мусульманами. Восстановление началось с приходом франков в 801 г. во главе с Людовиком Благочестивым, который создал к югу от Пиренеев Испанскую марку. Затем на этой пограничной с мусульманами территории образуется Барселонское графство.
В 985 г. Барселона подверглась разрушению войсками Аль-Мансура, но эта беда помогла графству освободиться от власти Каролингов и провозгласить независимость в 988 г. Подлинный расцвет Барселоны начинается с XI в. в результате династического союза Каталонии и Арагона, а в XII в. графство превращается в королевство во главе с первым королем Альфонсом I. Последующие короли расширили территорию королевства, и в XIII в. ими была создана могущественная каталоно-арагонская конфедерация, ставшая основой торговли западного Средиземноморья.
Другая дорога, параллельная Средиземному морю, открывала западноевропейским купцам доступ на скандинавские, немецкие и русские рынки: это были Северное и Балтийское моря. Но эта морская дорога сделалась центром оживленного обмена только в XIV и XV столетиях. А в XII в. в этих морях было так много опасностей для мореплавания, что на это отваживались лишь немногие смельчаки. Да и береговые жители упорно сопротивлялись «цивилизации». Торговля здесь только в XIII в. начала развиваться и приобретать постоянный характер.
Условия торговли тоже сильно отличались от тех, что сложились на Средиземном море. Средиземноморские купцы снабжали Европу в основном предметами роскоши, Балтийское и Северное моря – сырыми продуктами. Любекские, гамбургские, бременские и амстердамские судовладельцы ходили в Англию за шкурами, в Берген – за норвежским лесом, в Швецию – за смолой и древесной золой для окраски, в Новгород, Ригу и Ревель – за русскими мехами, кожей, смолой, воском и медом.
В обмен на эти товары, которыми они снабжали Европу, ганзейские купцы приобретали в Брюгге высоко ценимые повсюду фламандские ткани, а также пряности, съестные припасы и ценные вещи, привозившиеся сюда по рекам через всю Европу со Средиземного моря, и развозили их по северным странам. Наконец, источником обогащения была и торговля рыбой, в основном сельдью, которая в Средние века ловилась в огромных количествах не только в Северном море, но и в Балтийском.
Купцы, торговавшие за свой счет или за счет торговых обществ в иностранных городах, объединялись и сообща владели конторами, складами и базарами. Каждая группа купцов находилась под покровительством авторитетного человека, называвшегося в городах Запада капитаном, а в портах Средиземного моря – морским консулом.
Иногда образовывались более крупные торговые товарищества – Ганзы. Наиболее известным был торгово-политический ганзейский союз балтийских городов. Но существовало и множество других торговых союзов, одни быстро исчезали, другие просуществовали несколько веков. К последним в XIII столетии относились Ганза семнадцати городов, объединившая торгово-промышленные города Шампани, Фландрии, Пикардии и Генегау, и Лондонская Ганза, состоящая в основном из городов материковой части Англии с центром в Брюгге. Что касается товаров островной Англии, то в XIII в. они еще слабо были представлены в торговых отношениях.
Историческая предпосылка к созданию Немецкой Ганзы заключалась в том, что еще в XII в. немецкие и датские короли спорили за право владеть возникшими городами, а соответственно, награждали жителей этих городов различными привилегиями и поощряли развитие торговли в них. Так, к XIII столетию некоторые города севера Европы стали самоуправляемыми и независимыми от чьей-либо власти.
Если центром торговли в XII в. в балтийском бассейне был город Висби на острове Готланд, то в XIII в. пальма первенства перешла к Любеку. Привилегии английских королей, владетелей Фландрии и скандинавских государей помогли развитию этого союза и обеспечили, в том числе, возможность беспрепятственного плавания по Балтийскому морю. Но это не означало, что плавание там было безопасным: шайки морских разбойников иногда были настолько сильны, что государства обращались с ними, как с реальной силой, и заключали перемирия на конкретный срок.
В Немецкую Ганзу входили города Любек, Бремен, Гамбург и другие, всего числом около семидесяти, среди них Новгород, а в дальнейшем – Рига и Ревель.
В городе Висби до XVII в. сохранялись предания, как это отмечает Н.М. Карамзин, что некогда товары индийские, персидские, арабские шли через Волгу и другие русские реки к пристаням Балтийского моря.
В XIV в. в Немецкой Ганзе был создан сейм союзных городов. Новгородская фактория в это время получила больше самостоятельности в своих действиях, а в важнейших случаях ее жизнедеятельность стала зависеть от сейма.
Отношения немецкого двора с Новгородом и вообще торгующих иностранцев с новгородцами определялись в договорах, заключавшихся городом с Ганзой. Этих договоров насчитывается пять: договор 1195 г., заключенный в новгородское княжение Ярослава Владимировича; договор 1257—1259 гг., заключенный в великое княжение Александра Ярославича; договор 1270 г., считаемый проектом и подготовленный во время великого княжения Ярослава Ярославича; договор 1301—1302 гг. в великое княжение Андрея Александровича; проект договора 1371 г., который новгородцы не подписали.
В 1229 г. папа Григорий IX запретил торговлю с русскими как с врагами всего римско-католического христианства, которые препятствовали шведским миссионерам в распространении латинской веры среди финнов. Этот запрет осуществлялся довольно долго, и торговля в Новгороде с Ганзой продолжилась в полном объеме только с приходом к власти во Владимирской Руси Александра Ярославича Невского.
Однако, несмотря на запрет папы, были случаи, когда торговля возобновлялась. Так, Н.М. Карамзин под 1231 годом отмечает: «Новгородцы весною испытали еще иное бедствие; весь богатый конец Славянский обратился в пепел; спасаясь от пламени, многие жители утонули в Волхове; самая река не могла служить преградою для огня. «Новгород уже кончался» по словам летописи… Но великодушная дружба иноземных купцов отвратила сию погибель. Сведав о бедствии новогородцев, немцы из-за моря спешили к ним с хлебом и, думая более о человеколюбии, нежели о корысти, остановили голод; скоро исчезли ужасные следы его, и народ изъявил живейшую благодарность за такую услугу» (25, 133).
Согласно договорам между Новгородом и Ганзой новгородец за границей или немецкий торговец в Новгороде не могли быть арестованы в течение трех лет из-за просрочки возврата долга, давая, таким образом, торговцу время поправить свои финансовые дела. Только по истечении этого срока на имущество должника накладывался арест.
Торговля была меновая или должна была производиться в обмен на металлы, достоинство которых оценивалось и гарантировалось правительственными лицами и удостоверялось штемпелем.

Наибольшим спросом из немецких товаров пользовались: фламандские сукна разных сортов, нидерландские и вестфальские полотна. В большом количестве привозили вина и пиво, которое продавали бочками. Вино было одной из главных статей торговли, особенно сладкое вино, которым Новгород снабжал весь русский мир для церковных служб.
Немцы привозили на продажу такие металлические изделия, как иголки и оловянная посуда. Привозили также металлы в кусках: олово из Англии, медь из Швеции, железо из Богемии, свинец из Испании. В числе поставляемых немцами товаров были шелк, получаемый через Фландрию, обделанная кожа, пергамент, стекло, копченое мясо, сушеная рыба и хлеб (в случаях войн с Суздалем). Серебро и золото Ганза ввозить на новгородский рынок не разрешала, а вот Новгород продавал немцам серебро, доставляемое из-за Камы.
Из товаров, которые Новгород получал из Руси, самыми ходовыми были меха, распространявшиеся по всей Европе. Для увеличения торговли мехами новгородским купцам нужно было соответственно расширять территорию добычи мехов на северо-восток и север. Меха получали из Заволочья, Печоры, Югры и Перми. С севера получали китовое и моржовое сало, морских птиц, а с берегов Ваги – деготь и поташ. Из Перми и Югры доставляли серебро.
Кроме того, на рынок поставлялись кожи и воск. Кожи продавали как сырыми, так и обделанными. Воск и мед поставлялись из стран приволжских, где угро-финские народы занимались бортничеством. Воск для христиан являлся сырьем первой необходимости, так как из него изготавливали свечи.
С XV в. уже Новгород стал получать мед от ливонских немцев, которые закупали его в Литве, которая в Средние века была главным центром торговли медом и воском в Европе. Здесь его запасы еще не подвергались такому сильному истощению, как в русских княжествах. Кроме того, ставшая с 1386 г. католической страной, Литва должна была увеличивать, расширять производственную базу меда, дополняя древнее бортничество пасечничеством. Папским престолом Литва рассматривалась как главная база поступления воска для свечной промышленности в Европе, находившейся в руках католических монастырей.
В Московском княжестве в XIII—XIV вв. бортничество исчезло полностью, а пасечничества еще не знали. Псковская земля, союзница, иногда соперница, а чаще всего находящаяся в вассальной зависимости у Новгорода, поставляла на рынок лен и коноплю. Немцы закупали также у русских торговцев хмель для производства пива и других напитков. К XIII в. производство хмеля настолько расширилось, что Новгород скупал его в Тверском княжестве в больших количествах и продавал немцам. Ганза закупала и помимо Новгорода хмель в Смоленском и Полоцком княжествах.
Так как Новгород часто находился в состоянии войны, то в договорах с немцами специально оговаривалось нейтральное положение торговых гостей. Немцы в Новгороде держались особой колонией и составляли отдельную корпорацию, которая управлялась собственными правилами. Корпоративной силе способствовало то, что контора вела только оптовую торговлю, а розничная торговля иностранными товарами предоставлялась новгородским купцам. Покупки сырья у русских купцов тоже производились оптом.
В торговых сделках существовало недоверие к русским купцам, выражавшееся в том, что «немцы обвиняли русских в недобросовестности и обманах. Так, в 1414 г. жаловался купец из Брюгге, что новгородец, продав ему воск, наложил туда кирпичей для увеличения веса. Когда продавали русским товары или покупали у них, то сделки всегда происходили при свидетелях. Русских купцов непременно заставляли при себе пересчитать, перемерять и поверить, и немец платил русским не иначе, как с большой осторожностью» (29, 386).
Правда, надо отметить, что, избегая нечистоплотности и обмана в торговле, на продажу в Новгород немецкие купцы привозили зачастую товар низкого качества. Костомаров отмечает под 1401 годом, что «новгородские послы… жаловались Ганзе, что немцы привозят им очень короткие сукна, мед в самых малых бочках, сладкое вино в малых сосудах и дурного качества, и соль в малых мешках; не принимают от них воск иначе как с тугой набивкой, и вообще русские товары подвергают осмотру и налогам» (29, 391).
Однако Новгород, уступая немцам в торговле с Западом, держал в своих руках торговлю с остальной Россией. Одни новгородские купцы вели торговлю в Кореле, на Онеге, другие ездили на Двину и в Пермь, третьи торговали в Суздале и Владимире. Расширяя круг торговых связей, новгородцы плавали по Волге до Нижнего Новгорода, основанного в 1220 г., и города Великий Булгар, куда мусульманские купцы привозили товары из Средней Азии, Персии и государств Закавказья. Новгородцы для торговли в этом регионе составляли компанию под именем низовских гостей.
«После падения Хазарской державы Поволжье наполняли бродячие орды; но монголы завели там города. Богатства, приобретенные грабительством во время опустошительного Батыева похода, возбудили в них потребность цивилизации» (29, 394). Золотая Орда заняла место Волжской Булгарии на волжском торговом пути и стала контролировать все товарные потоки в этом регионе как с севера на юг, так и с востока на запад.
Новгородцы вели торговлю с бессерменскими, хивинскими и персидскими купцами. Покупая восточные изделия, везли их на запад, а товары севера привозили в Орду. Однако новгородцы вряд ли могли выдержать соперничество с итальянскими торговцами, привозившими в Орду европейские товары через Черное море.

Новгородцы также вели вялотекущую торговлю с Киевом, Черниговом и Владимиром-Волынским, а с XIV в. они начали торговать с Литвой.
Кроме этих магистральных торговых путей в Средиземноморье и на Балтике, с юга на север протянулись транзитные дороги. Главным из этих путей сообщения до XI в. был Дунай, по которому немецкие купцы спускались к Константинополю, закупали восточные товары, продавали свои северные, в том числе янтарь. В дальнейшем дунайский путь стали контролировать венгры, они собирали пошлины за каждым поворотом, а то и просто грабили купцов. И Дунай перестал быть привлекательным, удобным речным путем для доставки товаров.
Со времени возрождения морской торговли товары покупались в итальянских морских республиках, преимущественно в Венеции. Затем купцы переходили Альпы через перевалы Бреннер, Малый или Большой Сен-Бернар, Сен-Готард, Мон Сени. Далее одни спускались по Изеру и Дунаю к Австрийским герцогствам, другие – по Леху и направлялись в такие центры, как Аугсбург и Нюрнберг, а далее по Рейну в города Голландии и Фландрии. Третьи и вовсе ходили с товарами от Марселя по Роне и Соне, затем через Мозель шли к Рейну или через Маас, Сену – в Шампань, парижский бассейн, Нормандию, Фландрию и Англию.
Купцы предпочитали речные дороги как более дешевые и безопасные пути сообщения. Но и здесь их ждала та же напасть – дорожные пошлины. Способ взимания этих поборов был очень прост, реку перегораживали цепью и пропускали только за плату. Королевская власть пыталась уменьшить аппетиты местных сеньоров, но тщетно: поборы делались в каждом населенном пункте, а в крупных городах и не один раз.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 7582


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы