Глава 4. Экономическая и политическая ситуации в средиземноморском регионе. Юрий Денисов.Кто заказал татаро-монгольское нашествие?.

Юрий Денисов.   Кто заказал татаро-монгольское нашествие?



Глава 4. Экономическая и политическая ситуации в средиземноморском регионе



загрузка...

Эпоха татаро-монгольского нашествия совпала с эпохой крестовых походов западноевропейских стран на Ближнем Востоке для отвоевания у арабов Гроба Господнего, а заодно и для завоевания территорий в этом регионе. Христианские цели послужили поводом для вторжения крестоносцев на земли арабского мира, причинами же крестовых походов были вещи, не связанные с христианской идеологией.
Во-первых: слабеющая Византийская империя, потерявшая значительные территории в борьбе с арабским миром, приобрела нового противника в лице турок сельджуков. Это противостояние привело к экономическому упадку Византийской империи и торговому дисбалансу в средиземноморском регионе. Восстановить свое влияние в этом регионе и вернуть потерянные территории Византия самостоятельно не могла. Отсюда и просьба к католическим государям византийского императора о военной помощи.
Во-вторых: католическая церковь во главе с римским папой в это время вела борьбу с императором Священной Римской империи за главенство во власти. Поэтому возглавить движение христиан за обладание Гробом Господним и за возврат Иерусалима было выгодно для римской курии не только по политическим и общехристианским мотивам, но и с экономической точки зрения.
В-третьих: образовавшиеся в это время на обломках византийской торговой системы средиземноморские купеческие государства (Венеция, Генуя, Пиза) претендовали на статус полноправных участников средиземноморской, черноморской и общеевропейской торговли.
В результате трех первых крестовых походов были отвоеваны у арабов и турок сельджуков значительные территории, в том числе Иерусалим, и создано несколько новых христианских государств. Тысячи христиан со всей Европы погибли в этих походах. В выигрыше остались новоявленные государи королевств и герцогств, созданных на завоеванных территориях, римская курия во главе с римским папой, а также Венеция, Генуя и Пиза, участвовавшие в морских перевозках войск и паломников, в перепродаже награбленных товаров и ценностей. Византия скорее потеряла свое политическое и экономическое влияние, чем что-либо приобрела в результате этих первых крестовых походов.
Армии крестоносцев по пути к Иерусалиму проходили через христианскую Киликийскую Армению, которая тоже была вовлечена в круг событий, происходивших на Ближнем Востоке. При Левоне I Великом Киликийская Армения становится королевством. Коронацию, происходившую в 1199 г. в Тарсе, освятили папский легат кардинал Конрад Виттемсбахский и армянский католикос Григорий VI Пахлавуни. Генуя и Венеция поспешили направить к Левону I своих послов, чтобы договориться о торговых соглашениях и льготах.

В 1201 г. Генуя и Киликийская Армения подписали торговый договор. Киликия была перевалочным пунктом, где экзотические товары из Центральной Азии, доставляемые караванами из-за Каспия, обменивались на товары европейских стран. Генуэзцы получили право построить свои резиденции и создать коммерческие предприятия в Сисе, Мамистре и Тарсе с собственными церквами и консульствами. Сегодня эти города не являются приморскими, так как береговая линия сильно изменилась из-за речных наносов и песка с гор Тавра. Вслед за генуэзцами такие же привилегии получили и венецианцы.
Киликия в это время являлась «международным центром торговли пряностями. Другие товары, постоянно упоминаемые в записях той эпохи, – это сахар, древесина цезальпиния (иногда называемая теперь бразильским деревом), хлопок, железо, медь, лен и шкуры скота. Караванные пути связывали Киликию с Иконием и Константинополем на северо-западе и Марашем и Тавризом (Тебризом) на востоке» (32, 248).
Четвертый крестовый поход довершил разгром Византийской империи. Воспользовавшись внутриполитическими неурядицами Византии, крестоносцы захватили в 1204 г. с помощью венецианского флота Константинополь, в результате чего Византийская империя на целых полвека перестала существовать как христианская православная держава и основной торговец в европейском и азиатском регионах, вплоть до Китая и Индии.
После падения Византийской империи у католической церкви появилась объективная возможность распространить свое влияние на христиан не только бывшей Византии, но и на христиан тех государств, церкви которых находились в вассальной зависимости от константинопольского патриарха. В европейской части Византии была создана Латинская империя во главе с императором Балдуином I. Для окормления православных христиан был избран патриарх Фока (Томмазо Моросини) венецианского происхождения.
На обломках византийской империи появилось еще несколько самостоятельных государств, политически ориентированных на создание унии с католической церковью, в том числе и Никейская империя на территории Малой Азии. Болгарское государство Асени I тоже вело переговоры о создании унии болгарской церкви с римской католической.
Антиохийский и иерусалимский патриархаты еще раньше попали в зависимость от Римской церкви. Оставались неохваченными русские княжества восточной Европы. Правда, западные русские княжества – Галиция и Волынь время от времени попадали в зависимость от Венгрии и Польши, но это не приводило к переделу зон влияния католической и православных церквей, по крайней мере, на долгое время.
Если бы в это время не было распрей между римским папой и императором Священной Римской империи Фридрихом II, вплоть до отлучения от церкви Фридриха, католическая церковь могла бы создать «мирным» путем унию с православными церквами во всех государствах христианского мира. Но в сложившихся обстоятельствах этот процесс был сложным и долгим.
Изменение политической ситуации требовало изменений и в торгово-экономической сфере. Поскольку торговцам католических стран было запрещено торговать с мусульманами, торговля велась через византийских посредников. В сложившихся условиях Венеция, а следом за ней Генуя и Пиза, выкупили у папы римского права на прямую торговлю с арабами, которые доставляли на европейский рынок китайские и индийские товары, в том числе китайские шелк, фарфор и индийские пряности. Торговля пряностями приносила прибыль в 2—2,5 тыс. процентов от первоначальной цены. К этому периоду, как пишет В.В. Похлебкин, относится возникновение французской пословицы «Дорог, как перец», поскольку перец ценился в то время буквально на вес золота, а то и выше. Еще в Древнем Риме пряности составляли одну из важнейших статей расходов из-за их высокой цены на европейских рынках. В.В. Похлебкин пишет: «Римский историк Плиний жаловался, что ежегодно на экзотические ароматические снадобья тратится до 50 миллионов сестерций (около 4 миллионов рублей золотом) и что эти товары продаются на рынках империи в 100 раз дороже их первоначальной стоимости» (47, 341).

О выгодах торговли китайским шелком можно сказать словами Л.Н. Гумилева, что «шелк был валютой» и ценился в Византии, а в XIII в. по всей Европе, наравне с золотом и драгоценными камнями.
В дальнейшем итальянские торговцы выкупили у римского папы права на ростовщическую деятельность, на которую до этого преимущественные права имели европейские евреи. Все это привело к значительному обогащению и экономической мощи Венеции, Генуи и Пизы, которые теперь осуществляли всю торговлю в Средиземноморском и Черноморском бассейнах, а иногда вели самостоятельные военные операции в своих интересах.
Товары из Китая доставлялись на побережье Индии уйгурскими торговцами. Знаменитый Великий шелковый путь из Китая через Среднюю Азию и прикаспийские степи не существовал со времен разгрома киевским князем Святославом I Хазарского каганата. Шелковый путь через Персию и Месопотамию в очередной раз прекратил существование после завоеваний турок сельджуков. В начале XIII столетия торговля с Китаем велась в объеме, недостаточном для потребностей европейских стран из-за постоянных смут и мятежей в самом Китае, а также сложностей каботажного плавания вдоль побережья Индийского океана. Вдобавок шахи Хорезма блокировали Великий шелковый путь, чтобы устранить конкурентов среднеазиатскому шелку, который был хуже китайского, но зато дешевле. Вероятнее всего, среднеазиатский шелк поступал на рынки Северной Европы через Волжскую торговую магистраль и рынок Господина Великого Новгорода.

Новоявленные государи христианских стран Ближнего Востока, несмотря на поддержку европейских государств и личное участие в крестовых походах королей Франции, Англии, императора Священной Римской империи, герцогов и графов различных, самостоятельных и не очень самостоятельных государств Европы, находились в постоянной опасности арабской или тюркской реконкисты. Война шла почти без перерыва во все времена существования этих государств. Для постоянной защиты их территорий были созданы с благословения римского папы несколько религиозных, рыцарских орденов. Наиболее известны из них своей деятельностью на Ближнем Востоке ордена храмовников, госпитальеров, тевтонский орден.
Интересы этих орденов не ограничивались территорией Святой Земли. В случаях, когда официальному Риму было неудобно вести переговоры с церквами Грузии, Армении, а также с адептами несторианской церкви, представители этих орденов заключали неофициальные соглашения в интересах совместной борьбы с исламским миром. Несторианская церковь была распространена на огромных территориях от Ближнего Востока до Китая. Существовали легенды о наличии где-то далеко на востоке государства пресвитера Иоанна.
Доминиканец Бурхард с Сионской горы выразил свое отношение к восточным христианам, которых римская церковь считала еретиками, следующим образом: «Многих пугает, что эти самые живущие за морем несториане, якобиты, марониты, георгиане и прочие, получившие свои названия от еретиков, которых осудила Церковь, по-прежнему считаются еретиками и последователями заблуждений своих наставников. Побойтесь Бога! Все они люди простые и смиренные. Я не отрицаю того, что некоторые из них глупы, но и Римская церковь не чужда глупости. У всех вышеупомянутых народов, равно как и у многих других, о которых слишком долго рассказывать, есть архиепископы, епископы, аббаты и иные прелаты – совсем как у нас, и они называются теми же самыми именами. Разве что у несториан верховный понтифик зовется иафелитом, он у них что у нас Папа, и, как мне доподлинно известно, его юрисдикция на Востоке простирается куда шире, чем пространство, на котором главенствует Римская церковь» (10, 186).
Все это создавало предпосылки для распространения экспансии католической церкви на весь континент и поиска потенциальных союзников в осуществлении их планов. Определенный интерес в этом был и у торговцев Венеции, Генуи и Пизы.
<<Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4841


© 2010-2013 Древние кочевые и некочевые народы